September 22nd, 2020

вторая

Трусы Навального

Я уже, по-моему, когда-то упоминал эти истории. Обе из конца семидесятых. Одна произошла лично со мной. В день открытия очередного Московского международного кинофестиваля меня бдительные милиционеры задержали на Пушкинской в переходе со спортивной сумкой. Проверили и обнаружили там несколько икон, которые я тогда ещё только начинал коллекционировать. Отвезли в пятый отдел по охране метрополитена и стали спрашивать, где взял. Я отбрехивался крайне вяло, доски были абсолютно чистые, семейные от одного хорошего знакомого, просто тупо повторял, что иконы мои, потому прошу их вернуть и не морочить мне голову.

А мне возражали, что у них есть ориентировка по кражам. И имеются совпадения. Даже показали список. Там значилось, типа, «изображение Богоматери», «изображение Святого Николая», «изображение Спаса Нерукотворного», всё приблизительно конца девятнадцатого – начала двадцатого века. Я сначала даже пытался пояснить, что это сюжеты подавляющего большинства русских икон, а из них сохранились в основном как раз изготовленные именно в указанный период. Но менты продолжали бубнить про «где взял» и я перестал стараться и напрягать мозги, а столь же тупо и однообразно начал повторять, мол, это моё, предъявляйте обвинение или отдавайте личное имущество.

Так продолжалось около полугода, в течение которых я регулярно раз в недели две ездил куда-то в Измайлово, где находилась их контора. Самое смешное, что затем мне так же без особых объяснений причин отдали иконы и по-доброму посоветовали больше не таскаться с ними по улице, особенно ещё и с подозрительными спортивными сумками. Продолжения история не имела.

А ещё примерно тогда же похожая история произошла с одним моим знакомым. Только он был постарше меня и не со столь крепкими нервами. Человек прошел Корейскую и ещё пару локальных войн, был дважды ранен, контужен и имел, кроме прочего, три «Боевых Красных Знамени». Ехал вечером в метро и читал Евангелие. Не то, чтобы был особо верующим, но интересовался серьезно. К нему пристал патруль, откуда, мол, книга? Он послал. Я сам не видел, но, зная этого человека, могу предположить, что послал действительно достаточно грубо. Его захомутали, отвели в отделение и тоже начали допытываться, где взял. Приятель в дискуссии не вступал, а только требовал вернуть свою вещь.

Да, особо пьян он не был, но несколько «под мухой» находился обычно, потому ментам, когда надоело препираться, не стоило большого труда пристроить приятеля в вытрезвитель. Когда не следующий день он вышел, то вернулся в отделение за своей книгой и устроил скандал. Ему дали пятнадцать суток. Он отсидел и повторил свой подвиг. Его снова приняли с угрозой, что следующий срок будет уже серьезнее. Но он не унимался. Через некоторое время менты всё же решили больше не вязаться с боевым офицером-орденоносцем. И Евангелие вернули.

Я почему, собственно вспомнил. Сначала несколько недель по всем федеральным телеканалам рассказывали, что, во-первых, Навального никто не травил, у него просто обмен веществ нарушился, а, во-вторых, его отравили американцы. Причем утверждали одни и те же люди и одновременно. Но в какой-то момент сюжет поднадоел и тут сам Алексей Анатольевич дал новый повод. Набрался наглости потребовать, чтобы ему вернули одежду, в которой его привезли в больницу. И тут же с утра до ночи те же люди начали рассказывать, что, во-первых, одежду Навального изначально забрала его жена, а, во-вторых, ничего ему не отдадут, поскольку это улики и повод для возможной последующей провокации. Даже мем такой издевательский появился – «трусы Навального». Каждая мразь сочла своим долгом сострить на эту тему.

Я и об этом тоже уже как-то писал. При советской власти домашнюю одежду в обязательном порядке меняли на больничную, а «свою» или действительно отдавали родственникам, если таковые рядом случались, или под опись и с квитанцией сдавали в больничную камеру хранения. Сейчас уже давно не так. Да и общего порядка нет. Где как. Не знаю даже, обязательна ли квитанция. Но в любом случае, если одежды нет и её отдали жене, то никаких вопросов, так и надо сказать, а не фантазировать про улики и провокации. А если есть, то надо отдать. Просто и примитивно по причине, что это его личные вещи. И он не обязан объяснять, где взял и зачем ему его трусы. Даже чисто теоретически все сроки доследственной проверки прошли. Отдайте вещи или скажите, что их нет, поскольку уже отдали.

Больше сорока лет прошло с историй про иконы и Евангелие. Ничего не изменилось. Что лично у меня вызывает лишь положительные эмоции. Поскольку свидетельствует о наличии хоть чего-то стабильного и неизменного в нашей жизни.