October 7th, 2020

вторая

Дополнительные занятия для отстающих

Не, ну, это надо быть совсем сумасшедшим, чтобы утверждать, будто я призываю, чтобы российские солдаты сражались и погибали за армянский Нагорный Карабах.

Прежде всего, мой хомячок вообще войны не хочет. И да, армянская культура в силу чисто субъективных моментов моей личной биографии мне несколько ближе азербайджанской, под таким названием, опять же лично для меня, и вовсе слегка сомнительной. Но это не значит, что погибших азербайджанцев мне менее жалко, чем армян. Я в принципе человек, особенно с возрастом, крайне сентиментальный и никому не желаю зла. Не умею, не знаю, как это делается.

К тому же любые утверждения, особенно в воинственно-истеричной форме, типа «это наша земля», «тут могилы наших предков» и тому подобное предельно далеки от меня и чужды. Прямо скажем, патриот из меня, как из говна пуля. Похоже, от рождения всё это атрофировано. Так что, не только не сужу, но и какого-либо отношения не высказываю. Примерно, как о теореме Ферма. То есть, о существовании информирован, примерный смысл себе представляю, но любая моя оценка будет бессмысленной глупостью.

Так что, я, естественно, не про «чей Карабах» и даже не про всякую там «геополитику» с «кому выгодно» и прочим таким же умным, тут и без меня великое множество крупнейших специалистов. А о вещах гораздо более примитивных и элементарных, вроде чести, совести, лицемерии, предательстве и подлости. Не в историческом, политическом, идеологическом, экономическом или любом ином такого типа смысле, а в чисто человеческом, простейшем бытовом измерении.

Многовековые осетино-грузинские тёрки обострились ещё к концу восьмидесятых и там, как обычно бывает в подобных кланово-этнических конфликтах, за последующие годы было совершено множество глупостей, мерзостей и даже зверств. И можно даже сказать, что в определенные периоды, особенно при Гамсахурдиа, грузины были в этих гадостях более борзыми, как считавшие себя более сильными. Но к восьмому году уже этого века ситуация сложилась, конечно, не самая приятная, однако трудно сказать, что совсем катастрофическая. У власти Саакашвили, возможно, не самый мудрый и умелый руководитель, но уж точно не кровавый тиран. А на территории Южной Осетии образовалась вполне себе криминальная, практически бандитская структура, впрочем, тоже промышлявшая больше контрабандой, чем открытым грабежом.

У России ещё не было, да и не могло быть никаких формальных межгосударственных отношений с этой самой Южной Осетией, потому, что о признании разговор пока не шел. Всё определялось Сочинским соглашением, которое было подписано всё-таки между Россией и Грузией. За несколько лет до этого практически Саакашвили восстановил грузинское управление над Аджарией в во многом похожей ситуации. История взаимоотношений там тоже была очень плохая, но никакой резни, тем более геноцида, не произошло. Справились вполне цивилизованно.

Можно ещё долго продолжать. Но суть всё равно в ином. Уж очень Владимир Владимирович не любил Мишико. Просто кушать не мог, какую личную неприязнь к нему испытывал. И в Осетию пошли российские танки. А на Тбилиси полетели отечественные тяжелые бомбардировщики. Еле их всей Европой притормозили. Потом придумали замечательную формулировку «принуждение к миру». Короче, не дали в обиду братский осетинский народ. Защитили.

И вы можете задним чистом придумывать любой бред, но в Крыму не было никаких погромов, где жидобандеровцы убивали бы русских. И существовала юридическая гарантия неприкосновенности украинских границ. И ещё до хрена чего всего прочего юридического и просто «по понятиям» существовало. И не пресловутые нацбаты первыми пришли с западной Украины в Донбасс, резать местных. А ребята Игоря Ивановича Гиркина в Славянск с грузовиками оружия. Ничего. Как-то Россия решила проблему. И Крым оттяпала, и донецких с луганскими защитила, и на всех возмущавшихся положила с прибором при помощи самого действенного оружия под названием «ихтамнет» и «а вы докажите».

Белорусы вообще чуть всех с ума не свели своей вежливостью. Уже стало анекдотическим мемом, что протестующие снимают обувь, прежде чем встать на уличную скамейку. Но неважно, Путин всё равно сформировал «силовой резерв» и сосредоточил у границы. И сразу же, дополнительно, поскольку батька заверещал о неминуемой угрозе вторжения империалистической Польши, начал военные учения с привлечением самой современной и смертоносной техники. Мы не позволим всяким там обидеть родных белорусов. Пусть только кто-нибудь попробует.

Так что, Россия и олицетворяющий её Путин – это верный и надежный друг. И у России имеется ближайший и конкретнейший союзник, да не просто союзник, а военный. Называется Армения. Но вот тут почему-то некоторая закавыка получается. Ничего для этого своего союзника и друга великая Россия в данном случае сделать не может. Ведь на саму Армению пока никто не нападает. И ещё есть множество всяческих юридических и дипломатических нюансов. Короче – тут исключительно «выражение озабоченности» иногда «глубокой» и «призыв к мирным переговорам». На этом всё. Извините.

Среди многих других тупых общеупотребимых формулировок есть одна, которая всегда особо меня умиляет. «У этого конфликта нет военного решения». Ага, как же. В истории человечества как раз почти все конфликты имели именно военное решение. И что, Азербайджан, особенно при помощи Турции, не сможет взять Карабах? Что, совершенно не реально?

А когда возьмёт, что там будет? Очень нужно много фантазии, чтобы себе представить? Ну, да, я опять забыл, Армению-то ведь никто не трогал. Вот пусть и сидит себе тихонько, заткнувшись в тряпочку, под надежной защитой своего великого друга и военного союзника.

Простите, нет никакой охоты продолжать, уж слишком мерзкие ощущения. Потому напоследок всего одно замечание. Большим нужно было обладать интеллектом и совсем уж не любить деньги, чтобы продать туркам С-400. Возможно, мудрее и бескорыстнее оказались только израильтяне, почти пятнадцать процентов своего экспорта самого современного высокоточного оружия направившие в Азербайджан. Но у части евреев тот орган, который отвечает за интуицию в подобных ситуациях, обрезают ещё в младенчестве.

А у наших, похоже, обрезание сразу начинают с головы.