October 28th, 2020

вторая

Golyamata skuka

Нет, не до истерики, клинической депрессии или малейших намеков на суицидальные синдромы. Без всяких излишеств, тупо просто скучно. Всё чаще вспоминается старинный, один из самых мною любимых, анекдот про Вовочку: «Это, конечно, трагедия, но ещё не беда».

Стало окончательно понятно, что беда не во всех этих всемирных катаклизмах и трагедиях. Не в вирусах, климатических изменениях, озоновых дырах и ядерном оружии. Истинная беда в том, что в результате эволюции произошел какой-то роковой сбой и на этой планете у вершины пищевой цепочки оказался некий странный якобы разумный биологический вид, разные особи которого категорически несовместимы в едином пространстве. Ни один другой самый страшный хищник не станет нападать на иное существо только потому, что ему не нравятся его идеи. Только человек, но человек всегда и обязательно.

Как же вы задрали всем этим своим христианством, иудаизмом, мусульманством, буддизмом, марксизмом, онанизмом и дебилизмом!

Ковид стал высшим и, возможно, последним намеком на единственный оставшийся способ выживания человечества. Сидите, уроды, по своим клеткам, не высовывайтесь и никого не трогайте. Поливайте друг друга самыми страшными оскорблениями, но только дистанционно. Наденьте намордники и не приближайтесь ни к кому ближе двух метров.

Но опять же в том-то и беда, что это принципиально невозможно. Вот только что в Барнауле, великолепный и нагляднейший пример. Люди готовы платить любые штрафы и даже сесть в тюрьму за свое право не соблюдать этой самой дистанции и не носить маску. На всё, что угодно, готовы, на любое унижение и притеснение. Но только не на это. В своей клетке страшно и невозможно. Нужно найти врага и отрезать ему голову. Иначе существование немыслимо.

Тупее и пошлее такой жизни только дискуссии на подобные темы. Не то, что объяснить или, тем более, убедить, но и просто объяснять абсолютно невозможно и нелепо.

Четырнадцатый том озаглавлен так: «Может ли разумный человек, учитывая опыт прошедших веков, питать хоть малейшую надежду на светлое будущее человечества?» Прочесть Четырнадцатый том недолго. Он состоит всего из одного слова и точки: «Нет».