September 9th, 2021

вторая

Очень скользкая скала

Прежде всего очень не хочу оказаться на той подловатой и зыбкой почве, на которой нынче основывается подавляющее большинство нынешней официальной пропаганды. С омерзительными полунамеками и доносительской многозначительностью, олицетворяемой ставшим уже классическим киселевским: «Совпадение? Не думаю…»

Хотя у меня и на самом деле есть масса безответных вопросов по поводу случившегося с министром Зиничевым. Типа, как во время всего лишь учений человек такого ранга оказался в смертельно опасном месте без соответствующей подстраховки и охраны, что это за «выбор ракурса для съемок», в котором в столь экстремальных условиях оказывается даже не оператор, а известный и очень опытный кинорежиссер с генералом армии, каким образом главный спасатель страны и, соответственно, главный специалист по любым вариантам техники безопасности может не предусмотреть элементарных мер этой самой безопасности, ну, и множество ещё всего подобного.

Но это всё, конечно, беспредметные глупости. Во-первых, мы никогда не узнаем, что там на самом деле произошло, во-вторых я не только ничего лично не знаю о Евгении Николаевиче Зиничиве, никогда его даже не видел в живую, но и не имею малейшей приватной информации. Есть ещё и в-третьих, и в-сотых, но главное даже не это. В любом случае мне не просто по необходимости и безвыходности приходится принимать официальную версию, но именно она-то и является для меня крайне интересной моделью, сама по себе, вне зависимости от любых нюансов и уточнений.

А с этой моделью всё довольно просто и ясно. Ленинградский юноша (о родителях, семье и прочем подобном информации нет) после школы идет служить срочную на Северный флот и практически сразу же после демобилизации в двадцать один год начинает работать в КГБ СССР. А после исчезновения данной организации плавно переходит в ФСБ и ФСО. Более конкретных сведений, чем он там занимался, тоже не имеется, известно лишь, что попутно со службой повышал свое образование, а конкретно уже в этом веке несколько лет был то ли телохранителем, ли играл какую-то иную роль в охране лично Путина. Рос в званиях и довольно неожиданно для многих в шестнадцатом стал врио губернатора Калининградской области. Где поставил своеобразный рекорд по краткости пребывания в такой должности, честно попросившись в отставку через семьдесят дней «по семейным обстоятельствам». После чего возвращается в ФСБ на должность заместителя директора и становится генерал-лейтенантом.

В восемнадцатом Зиничева ставят во главе МЧС, вводят в Совет безопасности и делают генерал-полковником. Вот, хоть и очень кратко, но абсолютно всё, исключая совсем уж малозначительные мелочи, что известно об этом человеке. И, исходя из этой информации, лично для себя я могу сделать единственный вывод. Я бы с таким человеком не то, что рюмку не выпил (понимаю, сколь это смешно звучит в стилистике «я бы Бриану палец в рот не положил», но тем не менее), но и, скорее всего, руки не подал бы, вернее, сделал бы всё, чтобы не оказаться в ситуации, когда надо было бы подавать руку.

И вот этот истинный классический комитетчик, один из самых влиятельных силовых министров страны в практически высшем на данный момент воинском звании, пятидесятипятилетний большезвездный вельможа без малейших сомнений и раздумий бросается спасать другого и гибнет. Возможно ли такое?

А вы знаете, вполне. Всё-таки порой человек – весьма непростое существо.