September 20th, 2021

вторая

Итого

Сразу прошу прощения за этот текст. Понимаю, сколь он может меня скомпрометировать уже только тем, что в принципе обращаюсь к данной теме, в глазах многих нормальных людей. Потому надеюсь лишь на благожелательную снисходительность в связи с моим надвигающимся старческим слабоумием и связанным с ним повышением пластичности характера.

Итак. У меня в связи с прошедшими выборами для самого себя, как в старом анекдоте, две новости. Плохая и хорошая. Начну именно с плохой. В основном потому, что она по сути не такая уж плохая, так как более чем ожидаемая и естественная. Триумфальная победа путинцев, коммунистов и прилепинцев. Но это как констатировать, что сейчас, в конце сентября, на Колымской трассе плохая погода. Неприятно, но естественно и обычно. Вот если бы светило солнышко и расцвели маки, то, конечно, удовольствия больше, но и несколько тревожно, не испортилось ли что-нибудь принципиально в природе и не стоит ли опасаться. А так – привычно и надежно. Ну, любит и хочет наше население Путина, коммунизм и Донбасс. Как говорил один мой приятель юности с большим лагерным опытом: «Это правда, это точно, это так».

А вот вторая, хорошая, новость для меня несколько неожиданная, хотя чисто по цифрам далеко не сенсационная. По предварительным официальным данным явка составила примерно сорок пять процентов. Что это значит в конкретных цифрах? Что миллионов шестьдесят взрослых дееспособных граждан страны не приняли участия в этом балагане.

Я отнюдь не наивный розовоочковый оптимист. И вовсе не считаю, что все шестьдесят миллионов сделали это по тем же причинам и на тех же основаниях, что и я. Среди них, более чем вероятно, подавляющее большинство может оказаться мне ещё более чуждо (если таковое возможно), чем проголосовавшие. Но на десятую-то часть от них я могу рассчитывать? Ладно, не на десятую, пусть на сотую. И не рассчитывать, но хотя бы надеяться. Хорошо, чтобы совсем уж не обольщаться, и это количество уменьшим ещё на половину. Как будто сущая мелочь получается?

Но и это значит, что в стране имеется тысяч триста вполне вменяемых (с моей, естественно, точки зрения) людей. Я за всю жизнь столько не встречал. А они, оказывается, есть. Это даже приятнее, чем хорошая погода осенью на Колыме.

P.S. И всё-таки не могу удержаться и не упомянуть, что в отличие от названного анекдота, тут имеется и третья новость, не хорошая или плохая, а просто смешная. Для некоторых неожиданно, как черт из табакерки, выскочила и сразу прошла в парламент пятая партия «Новые люди». А я, по воле случая, не так и давно был неплохо знаком с Алексеем Нечаевым, её основателем и главой.

И вот ровно ничего отрицательного о нем сказать не могу. Более того, выпил с ним довольно много водки без всяких негативных эмоций. Но он очень хорошо подходит под ещё магаданский детсадовский стишок моего детства (прошу прощения за некоторую фривольность, но из песни слов не выкинешь: «Лёха парень неплохой, только ссытся и глухой».

В смысле, господин Нечаев в своем роде даже человек неглупый, удачливый коммерсант и руководитель. Но относительно мировоззрения, этики, политических взглядов и всего прочего подобного находится на совершенно пещерном уровне. Ну, то есть это совсем не про него. Его в принципе вообще всё, что угодно, устраивает, пока он может зарабатывать деньги. Остальное тупо не интересует и не существует. И как же тогда созданная и руководимая таким человеком структура смогла в столь краткие сроки стать реальной (пусть и чисто формально) политической силой страны?

Да примитивно просто. Я не знаю, и мне, честно говоря, совершенно не интересно, кто там первый на кого вышел и кто на каких условиях с кем договаривался. Но дело в том, что Фаберлик Нечаева является одной из самых стабильных, прибыльных фирм сетевого маркетинга. И Лешины заслуги в этом деле оказались замечены и отмечены. Потому ему поручили (надеюсь, с достаточными для него преференциями) «втюхать» населению попутно с косметикой и женским бельем ещё и политическую партию, которую посчитали небесполезной. С каковой задачей он блестяще справился.

Это свидетельствует лишь о том, что дело Мавроди бессмертно, а у меня не вызывает ни малейшего раздражения, а лишь легкую благожелательную улыбку.