Васильев Александр Юрьевич (auvasilev) wrote,
Васильев Александр Юрьевич
auvasilev

3.28


Всегда с большим интересом и удовольствием читаю и слушаю рассуждения Евгения Ясина, даже если они посвящены не в чистом виде экономике, а каким-то понятиям, в которых, казалось бы, имеются и более крупные специалисты. Старик мудрый, ясный и совершенно не догматичный, да и человек, лично мне, приятный во всех отношениях. Но вот то, что он сегодня излагал относительно демократии, почему-то вызвало у меня некие неоднозначные ощущения, даже появилось нечто вроде раздражения, а это совсем странно. И дело совсем не в том, что по каким-то частностям я не полностью согласен или какие-то формулировки ученого и тех авторов, на которых он ссылается, кажутся мне не слишком точными или, наоборот, излишне формальными. Мало ли, с чем я не согласен и что мне кажется, на все реагировать – давно пора в психушке лежать, а я вон как хорошо сегодня с утра в зеркале выглядел. Да и демократия такая штука, рассуждения о которой никогда не могут принести мне особого морального удовлетворения. Потому как изначальная путаница в терминологии и исторически обусловленная куча мусора, делающая любые попытки корректной классификации изначально обреченными. «Властью народа» назвали некую систему сосуществования, наиболее приемлемую только для оной, и не самой большой части человечества, и систему, конечно, никакого отношения к власти именно «народа» не имеющую, да еще при отсутствии толкового понятия, что есть этот самый «народ». Самый примитивный пример – Великая хартия вольностей, которая считается одним из краеугольных камней современной демократии, что, с одной стороны совершенно правильно, а с другой – по пустоте и невнятности слова является полной чепухой. Но, я думаю, что и сам Ясин прекрасно понимает некоторую условность любого рода градаций и определений, и в термине «дефектная демократия» ему более нравится эмоциональный нюанс окраски русского перевода, возможно и не настолько ощутимый в подлиннике, чем четкость определяемых критериев. Впрочем, все это не имеет ровно никакого значения, и неприятные ощущения вызывает у меня что-то абсолютно другое. Просто сама постановка вопроса и подробные рассуждения на тему, почему демократия лучше тоталитаризма мне дики и неестественны на примитивном уровне инстинкта. Как объяснения, почему дурен каннибализм. Признаю, что в некоторых ситуациях они уместны, а, возможно, порой и необходимы. Но, согласитесь, не только участвовать, но и присутствовать при подобном достаточно неприятно. Уже не говорю о том, что, насколько мне известно, случаев, когда методом убеждения удалось заставить отказаться от человечины тех, кто к ней привык, в истории пока не зафиксировано.


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments