Васильев Александр Юрьевич (auvasilev) wrote,
Васильев Александр Юрьевич
auvasilev

Categories:

Дело вкуса

Очень короткое замечание по поводу всего произошедшего с Большим театром.

Я не хотел данную тему трогать потому, что это всё-таки близко мне профессионально, к некоторым этапам, особенно первоначального проектирования и конструирования имели отношение хорошо известные мне люди и организации, так что просто боюсь и сам потонуть, и читателей запутать в слишком большом количестве технических подробностей. Но я постараюсь вовсе без них и, в основном, на гораздо более общую тему.

Ведь сейчас после окончания реконструкции главные вопросы крутятся в основном вокруг всего двух тем. Сколько украли и действительно ли натуральную бронзу кое-где заменили суррогатами?

Как раз тут ответить очень просто. Ничего особо не украли, то есть, именно «особо», всё как обычно, просто стройка уж очень публичная, потому кое-что излишне и повылазило. Да и объемы только на первый взгляд такие уж экстраординарные, особенно если их называют в рублях, а если разобраться, то по сравнению со множеством прочего, да хоть той же провальной ямой под названием Москва-Сити, не говорю уже о предстоящей афере века в виде «новой Москвы», так это сущая чепуха получится. И на счет бронзы и новоделов тоже похимичили, конечно, но, надо признать, что вполне в пределах разумного и без фанатизма. Но ведь за то, сколько преимуществ, удвоенная полезная площадь, все эти сцены-трансформеры с фантастическими техническими возможностями для непременного в этой ситуации взлета великого искусства…

Вот, собственно об искусстве, а вовсе не о строительстве я и хотел сказать несколько слов.

У меня дома стоят доставшиеся в наследство бронзовые часы времен Великой французской революции. Мне они представляются истинным произведением искусства, впрочем, я в этом деле не великий специалист, однако некие старые авторитетнейшие часовщики, большинства из которых, правда, к сожалению, нет уже в живых, были со мной в этом согласны. В механизме часов несколько деталей сильно изношены, а несколько уже просто утеряны. Я их уже неоднократно чинил, но всё равно они время от времени ломаются, а даже когда ходят, то, с одной стороны, требуют постоянного ухода и присмотра, а с другой, в любом случае время показывают, то есть исполняют как бы свою основную функцию, не лучшим образом.

Есть на самом деле очень простой способ решить эту проблему. Поставить туда внутрь современный кварцевый механизм. Можно сделать так, что внешне вообще не будет заметно, И циферблат, и стрелки и все прочее снаружи останется неизменным и самый большой специалист на некотором расстоянии ничего не сможет определить. Но в таком случае эти часы потеряют почти всю, во всяком случае, большую часть своей ценности, да и, по сути, смысла. Так как определение точного времени отнюдь в данный момент не является основной функцией этого предмета.

Потому я нашел старого опытного мастера, который сейчас какие-то «родные» детали ищет от сходных механизмов, какие-то пытается восстановить или, если уж совсем нет возможности, выточить точные копии, и затем сделает очередную попытку довести часы до состояния наиболее близкого тому, каковое оно было при их изготовлении. А который час, в нашей семье в любом случае давно уже каждый определяет и вовсе на по часам, а по лежащему в кармане мобильнику. Который, как всем известно, имеет и еще множество дополнительных функций. Однако и их тоже не имеет большого смысла стараться засовывать в корпус старинных бронзовых часов.

Сейчас идет разговор о реконструкции Политехнического музея. Даже проведен конкурс проектов, на котором победил замечательный и очень талантливый молодой японский архитектор Дзюнья Исигами. Я не буду подробно рассказывать о проекте, каждый может с его основными моментами познакомиться на множестве специализированных архитектурных сайтов. Скажу только, что мне он очень нравится и с точки зрения общей концепции, и по идеям технического решения, и просто как самоценное произведение искусства. Не говоря уже о том, что там есть крайне близкие мне чисто планировочные решения в привязке к конкретному месту, почти родному мне уже по личным причинам.

Я только одного тупо не понимаю. Какое это всё имеет отношение к зданию, строившемуся с позапрошлого века более тридцати лет по проектам Монигетти, Шохина и Вебера, которое является совершенно отдельным и самостоятельным я даже не говорю памятником, но именно, и прежде всего, тоже произведением искусства?

Несомненно, тут всё очень не просто. Люди, которых я очень уважаю, и которые искренне болеют за свое музейное дело, категорически против того, чтобы просто отремонтировать или даже серьезно отреставрировать здание Политехнического в его нынешнем виде. Им там элементарно уже неудобно работать по конкретным профессиональным причинам и соображениям. Понимаю и сочувствую.

Конечно, место между Маросейкой и Лубянкой замечательное и намоленное, но всё же не единственно пригодное в Москве для демонстрации достижений науки и техники. Ну, не нравится кому-то предложенное Сколково, кажется несколько далековатым от центра, хоть я и не вижу причин, чтобы и там тоже сделать что-нибудь в подобном духе, но, пожалуйста, сколько еще в столице транспортно-удобных площадок. Да хоть та же Москва-Сити с уже запущенным метро, стройте там новый хоть Политехнический, хоть Полутехнический, земли пока еще хватит на что угодно. То есть, создавайте собственные гигантские айфоны с айпдами, но зачем их обязательно засовывать в старинные бронзовые часы?

Да и я сейчас, конечно, говорю об общей схеме без множества нюансов. Понятно, что через десятилетия и, особенно, века очень мало что дошлого до нас в истинно первозданном состоянии. И если, например, в каком-то стапятидесятилетнем здании век назад построили несколько дополнительных стенок или наоборот снесли пару колонн, то я является ли это тоже определенным памятником истории, и до какого момента, до какой глубины следует доводить реставрацию?

Та же, кстати, проблема бывает у реставраторов и иконописи, и живописи. Старое ценное изображение записано более поздним, но не менее ценным. Иногда удается, современные технологии уже позволяют, их разъединить, иногда приходится чем-то пожертвовать. Тут, естественно, не может быть абсолютных и идеальных решений, но на то человеку и даны голова и вкус. Или, что чаще бывает, полностью у него отняты.

А поскольку отняты, мы и получаем по поводу Большого театра бредовую, по сути, идею, совершенно не зависящую от воровства и качества исполнения, что нужно именно в этот старинный корпус вставлять современный механизм. Но с Большим всё, поезд ушел, тут бесполезно на перроне руками махать. Однако в Москве еще кое-что осталось. Совсем мало, крохи какие-то, но всё-таки… И если названная идея будет продолжать овладевать принимающими решение массами, то и крох не останется.
Tags: Строительство
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments