?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Я не профессиональный юрист, ни в коем случае не претендую на роль специалиста в этой области и уж тем более не могу являться экспертом по данному конкретному случаю. Я всего лишь рядовой гражданин, который последние сорок лет, на абсолютно любительском уровне интересуясь историей и практикой юстиции, читает материалы судебных процессов за несколько последних столетий Европы и Северной Америки. И только с этих позиций я хочу поделиться своими соображениями о произошедшем с неким Владимиром Макаровым. О котором, еще раз подчеркиваю, кроме имени, фамилии и информации, опубликованной в открытых источниках, ровно ничего не знаю. Даже уголовного дела не читал и читать не собираюсь, что для меня, как для человека любопытного редкость, но здесь принципиально, поскольку столь же именно принципиально это дело к сути вопроса не имеет никакого отношения.

Тут важны только факты и только общеизвестные без нюансов и подробностей. Человек был осужден на 13 лет за изнасилование собственной шестилетней дочери. Доказательная база обвинения, на которой основывался приговор, представляется мне бредом столь низкого качества, что на нем не может зиждиться даже попытка упрекнуть соседа в распитии лишней бутылки пива. Но мое мнение в этом случае ничтожно и приведено только для справки. Защита осужденного свою оценку всех фактов сформулировала более подробно и квалифицированно, после чего подала в Мосгорсуд кассационную жалобу. По результатам слушаний судья постановил переквалифицировать статью обвинения на более мягкую и признал Макарова виновным не в насилии, а в совершении развратных действий сексуального характера. По новому обвинению мужчина получил пять лет колонии.

А теперь давайте еще раз. Только не будем углубляться во все эти неизбежно профессионально необходимые для уважаемых мною юристов гадости, типа «с проникновением», «без проникновения» и иную чудовищную физиологию. А совсем по-простому, но, одновременно, и по-взрослому, не закрывая глаза и не затыкая уши, как бы мерзки для нас не были обсуждаемые факты.

Если отец использовал с целью удовлетворения своей похоти собственную шестилетнюю дочь в любой форме и любым способом, то тринадцать лет я считаю неадекватно малым сроком. Но никаким образом не протестую против него, раз так определено действующим на момент преступления законодательством, и могу только ратовать за изменение этого законодательства в сторону ужесточения по данной статье.

А если доказательств, что этот отец проделал с собственной шестилетней дочерью названное скотство нет, то такой человек по всем юридическим и человеческим законам является невиновным.

Других вариантов и в жизни, и в специальной, и в иной другой литературе я не встречал. До вчерашнего дня. Когда суд, по сути, оставив без изменения признание обвинения в одном из самых страшных преступлений, «переквалифицировал» его и почти в три раза уменьшил срок наказания преступнику.

Такого нигде и никогда не было. На обычный язык подобный приговор переводится следующим образом: «Человек не виновен, но, поскольку признать этого мы не можем по ряду соображений, которые есть не ваше собачье дело, то даем ему минимальный срок, позволяющий нам не потерять лицо».

Да, я забыл уточнить, в переводе на какой язык. Да, на наш. На наш с вами. И только не надо мне на этом нашем с вами языке рассказывать, продолжая копаться во всех этих несуществующих следах сперматозоидов, привидевшихся дискредитированным псевдопсихологам в детских рисунках фаллосах и недоплаченных выводах якобы полиграфолога, что суд высшей инстанции просто скорректировал интерпретацию имеющихся доказательств и потому, полностью в соответствии с законодательством, смягчил наказание. Мы на этом самом языке умеем не только говорить, но и прекрасно понимаем сказанное.

Точно так же, как отлично понимаем, что на самом деле произошло. И происходит постоянно.

Comments

olegn1
30 ноя, 2011 04:42 (UTC)
Говорите, что не протестуете против срока, если он определён действующим на момент совершения преступления уголовным законодательством, и тут же протестуете. Развратные действия - это действия сексуального характера без применения насилия с ребёнком, не достигшим совершеннолетия. Причём ребёнку это даже может нравится и он может просить ещё. Развратные действия может совершать и женщина, в том числе и мать. Тут уж точно будет без совершения насилия, иначе ничего не получится. Она, например, может делать минет и это ребёнку может нравится. Все описанные действия безусловно мерзостны, однако они квалифицируются как развратные без применения насилия и срок наказания 5 лет соответствует данной квалификации. Доказательств насилия суд не нашёл.
damon_shade
30 ноя, 2011 06:32 (UTC)
Юриспруденция до такой точности пытается разобраться во всех тонкостях и формулировках, что теряется сама суть вопроса. То, ради чего судебная система, в принципе, существует.
auvasilev
30 ноя, 2011 16:58 (UTC)
А вот это совершенно верно. Но тема более широкая, а я тут только реплику о мелком нюансе написал.
olegn1
30 ноя, 2011 18:11 (UTC)
Вы правы. Наличие огромного количества адвокатов говорит скорее о стремлении людей наё.... друг друга, а не о увеличении в обществе справедливости. Скорее, наоборот. И адвокаты этому способствуют, а не мешают.
auvasilev
30 ноя, 2011 16:56 (UTC)
Не сочтите за труд, просмотрите. хотя бы мельком, мой текст еще раз. А по поводу "ребёнку может нравится", это тема отдельная, я ее здесь не затрагивал.
olegn1
30 ноя, 2011 18:04 (UTC)
Лично я считаю Макарова невиновным ни в насильственных ни в развратных действиях. И с вашим переводом приговора на русский язык полностью согласен. Однако такой перевод можно сделать, зная все материалы и обстоятельства дела. С делом подробно вы не знакомы и не протестуете против того, что определено на данный момент действующим законодательством, как бы оно нам не нравилось. Тогда мы говорим о возможности переквалификации в принципе. Этого дела или какого другого. По действующему уголовному законодательству есть насильственнные действия сексуального характера и развратные действия ненасильственного характера. И суд высшей инстанции вправе изменить квалификацию дела. И не потому что Макаров, по мнению суда невиновен, но суд не хочет в этом признаваться, а потому что на основании собранных доказательств он, по мнению суда, невиновен в насилии, но виновен в развратных действиях. Как вы, не зная материалов дела, отказываете суду в праве на переквалификацию. Это может сделать тот, кто с делом знаком.
auvasilev
30 ноя, 2011 18:29 (UTC)
Ну, бессмысленный спор, поскольку мы говорим об одном и том же, а Вы, видимо, всё-таки не хотите внимательно прочесть то, что и о чем я написал. У нас совершенно нет никаких разногласий, кроме одной чисто юридической тонкости, которая заключается в том, что согласно любому цивилизованному законодательству любые сексуальные действия в абсолютно любой форме в отношении любого совершеннолетнего, даже если речь идет о постороннем и половозрелом человеке, а не о собственной шестилетней дочери, является именно изнасилованием и ничем иным. Но я-то писал совершенно не на эту, отдельную и узкую тему, а о структуре нашего кассационного судопроизводства и тут никаких возражений с Вашей стороны не услышал, что естественно со стороны любого вменяемого человека.
Да, и, кстати, я более чем знаком с материалами дела, а написал о своей отстраненности от него исключительно как раз по причине, что не хотел останавливаться на подробностях именно этого дела, поскольку система пересмотра одинакова везде, вплоть до финансовых или даже чисто гражданских процессов.

Profile

вторая
auvasilev
Васильев Александр Юрьевич
http://vasilev.su

Latest Month

Ноябрь 2019
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Page Summary

Разработано LiveJournal.com
Designed by yoksel