Васильев Александр Юрьевич (auvasilev) wrote,
Васильев Александр Юрьевич
auvasilev

Categories:

«И это всё…» 4. Аптека

Меня всё спрашивают, когда да когда?

Я не барометр с термометром или еще какой прибор на метеоплощадке. Я всё-таки в данной ситуации более сам метеоролог. Хотя у меня был один знакомый метеоролог, который лучше любых приборов по собственной пояснице прогнозировал погоду. Но даже ему не приходило в голову вписывать показания утреннего радикулита в сводку.

Но вот по показаниям приборов можете сами попытаться прикинуть. И дать самим себе ответ на вопрос, сколько в соответствии с этими показаниями продержится Путин? Пять, десять, тридцать, дай Бог ему тысячу лет жизни?

А приборов у нас нынче стало, хоть отбавляй. Тут что еще интересно. Совсем уже как бы замаранные «люди без лица» вдруг начинают пытаться заговорить на языке как бы морали. Опять обойдусь без списка, но, вот, из самых характерных, тот же Кох, например.

Думаете, у него взыграло благородство души, и проснулась совесть? Возможно, конечно, но можете считать меня совсем испорченным человеком, я что-то несколько сомневаюсь. И подозреваю, что всё-таки, скорее всего, сработало чутье. У существ подобного рода оно чрезвычайно развито. Недаром их так прямо иногда и называют, живыми приборами. Так вот, этот самый Кох. Уж кому, кажется, шансов никаких физиономию от дерьма отчистить, хоть кирпичом скреби. Но и тот пытается, уйди, говорит, Владимир Владимирович, по-хорошему, не доводи да греха.

Радзиховский на митинг пошел, тот человек на девятом десятке, которого я упоминал. Канделаки. Вообще песня. Я говорит, «за», но я «за» самый последний раз. А великий борец за свободу и демократию Божена Рынска? «Я о вас совсем не думаю». Это не эпатаж. Эпатаж это первая часть – «мне все равно, что вы думаете обо мне». Потому, как то, что думают о ней, оно капитализируется. А вот «не думает» она совершенно искренне, потому, как это бесплатно. Но чувствует чрезвычайно тонко. И кто чье мясо съел, и где жареным пахнет.

Дмитрий Орешкин: «Плохие дела. Нормального выхода не просматривается ни лично для Путина, ни, что гораздо важнее, для России. Мы строили, строили, и вот, наконец, построили. Доигрались, козлы».

У Орешкина нервы не выдержали! А вы даже не представляете, что там за нервы. Это даже не канаты. Это система шестеренок особо твердого сплава, как в старинных арифмометрах. Не потянула система. Сломался арифмометр. Сломался и вместо обычного итога в виде колонки цифр выдал единственное, но не менее точное, чем все его прошлые расчеты: «Козлы!»

Никому не приходил в голову вопрос, а откуда вообще вдруг эта неожиданная истерика как будто на пустом месте? Ведь ничего, абсолютно ничего принципиально нового не произошло, а люди, которые нормально все эти годы сосуществовали и вяло обменивались мнениями, внезапно начали с повизгиванием друг на друга разбегаться еще, может, и не очень далеко, но всё более явно совсем в разные стороны? А ведь на самом деле, всё очень просто. Надеюсь, это-то понятно каждому, что недавние «выборы» в какую-то там «думу», которые ничем не отличались и от предыдущих и по стилистике вообще ни от чего окружающего, здесь совершенно не при чем.

Все, что делал Путин до сих пор можно рассматривать как угодно и под любым углом зрения. Но лично я, никому, естественно, не навязывая своего мнения, как бы не критиковал Путина и его поведения, и воспринимаю и оцениваю всё это пусть как ошибки, иногда даже страшные и роковые ошибки, приводившие к человеческим жертвам, но всё же находящиеся в рамках обычной уголовщины, которая на посту руководителя такого государства и в такое время укладываются в мое понимание, пусть и предельно расширенной, но нормы. А вот его восшествие на престол четвертый, по сути, раз, и восшествие, для меня, несомненно, навечно, это уже преступление. И перед человечеством и перед человечностью. Совершенно вне зависимости от того, что он будет затем делать и, уж особенно, говорить.

Поляризация произошла именно потому, что если до момента четвертого срока могли быть хоть какие формальные отговорки, то со дня восшествия на престол все мямлящие и гундосящие становятся прямыми соучастниками преступления без всяких оговорок. В бой был брошен даже самый последний резерв – Венедиктов. Ответ, говорит, тем, кто был на Болотной, это грядущие выборы губернаторов и видеокамеры на избирательных участках. И несет подобное одновременно с тем, что ответ был нагляден и дополнительно произнесен Путиным без возможностей толкования: «Вы все гандоны проплаченные». И следом за этим немедленно и по намеренно издевательским основаниям снятие с выборов Лимонова, Ивашова и Миронова. Ну, и как последняя вишенка сверху тортика – Пушков в парламенте главный по международным отношениям

Путин даже не понимает, что это не он загнал нас в задницу, а затащил нас в геморройный, грозящий жутким кровотечением задний проход вместе с собой. Совсем ничего не понимает. Очень умный.

Юрий Гейко, на мой взгляд, порядочный и нравственный человек. Написал в «Новой газете» про то, как его сначала пригласили задать по телевизору вопрос Путину. А потом, когда узнали, какой конкретно вопрос,
«вечером, мне позвонил человек… Человек, которому я очень-очень многим обязан, который очень-очень мне в жизни помог». И человек этот попросил Юрия от своего вопроса отказаться. «Я не мог подвести человека, который очень много для меня когда-то сделал».

Вообще история длинная и путанная, я пересказал очень кратко, подробности желающие могут посмотреть сами. Но дело не в этих подробностях. В любом случае она вызывает множество недоуменных вопросов. И, прежде всего, при чем тут какой-то человек, перед которым у Гейко обязательства. У каждого есть в судьбе подобные люди, но по такого рода обязательствами расплачиваются совершенно иным образом и способом. Что этому человеку грозила бы тюрьма или в принципе какие-то серьезные неприятности, если бы совершенно неподвластный и посторонний ему человек уровня и репутации Юрия Гейко отказался исполнять его просьбу. Да бред какой-то и чушь совершеннейшая.

Но, дело даже не в этом. Пообещал такому уж уважаемому тобой человеку не задавать данный вопрос Путину, так зачем задаешь его, тоже, даже не через свой сайт или не через листовку в подъезде, а через достаточно популярную всероссийскую газету? Или просьба ограничивалась только телевидением, а в остальном давалась полная свобода? Ну, короче, полный маразм. Но именно в этом маразме проявилась характернейшая особенность именно сегодняшнего дня.

Вот эта вот ползущая по земле красная черта, подкрадывающаяся к ногам каждого и заставляющая выбирать – ты на той стороне, или на этой? Пока это всего лишь тонкая полоска. И можно попрыгать, туда, сюда, примериться, а как я себя тут буду чувствовать? А тут? А что мне за это будет. А чем мне это станет грозить. Пока прыгают. Но большинство понимает, что уже в самое ближайшее время по этой черте пройдет трещина, и она будет всё расширяться, и превращаться в пропасть, и очень вероятно, может наполниться кровью, тогда уже не попрыгаешь, тогда уже навсегда так и останешься на той стороне, которую выбрал.

И тут следует отметить, что как раз Гейко один из первых сформулировал это столь четко и ясно в своем определении Путина: «Он совершенно уверен в своей предыдущей одиннадцатилетней непогрешимости и в своей мартовской победе. И потому он страшен и опасен. Он — неадекватен. Он способен пустить кровь».

Так что же, полная безнадега и пора склеивать ласты? Ну, почему так уж и склеивать…

Во-первых, я сказал, что вариантов нет объективных и просчитываемых. А это вообще случай далеко не самый редкий. Именно на него существует Русский Бог. Как, впрочем, русский черт существуют на то же самый случай, но забудем, о плохом мы уже и так много наговорили. Существует множество более простых и даже вполне рациональных, однако, не столь великих вещей. Обыкновенные случайности, например. Не буду каркать, глаз у меня темный, плохой, да и язык поганый, поэтому грех на душу не возьму и обо всяких несчастных случаях, типа авиакатастрофы или любого другого вида преждевременной кончины Путина даже заикаться не стану. Но ведь бывают и иные истории типа… Ладно, лень мне продолжать фантазировать, сами что-нибудь придумайте. Я пока перейду к следующему пункту.

Во-вторых, хоть мы и прикинули, что на это шансов не очень много, но теоретически они имеются на то, что страна в подмороженном состоянии протянет сколько там лет, двадцать, тридцать, до естественной кончины Путина. Правда, потом заварушка и разборки уж без вариантов начнутся не слабые в любом случае, но это будет сосем другая история.

И, наконец, третье, самое главное. А что мы так дергаемся – бунт, кровь… Как не в России живем. Что, бунта и крови у нас никогда не было? Тем более, что и условия нынче у нас совсем не те, что давеча, границы открыты, развитие транспортной систему достигло невиданного уровня, деньги у многих какие-никакие поднакопились, уж на тикет-то уан уэй точно хватит, а уж сколько авто на душу, так что, кто захочет, вполне может успеть слинять…

…А потом, на обломках самовластья, к тем, кто останется, наверняка, не самым хорошим и добрым, не самым умным и даже не самым хитрым, а просто к самым везучим, придет светлая весна человечества в одной отдельно взятой стране. Моей. Будет придумываться система, предусматривающая неизбежность автоматической сменяемости власти. На самом деле, уже сейчас это очень многие, если не подавляющее количество вменяемых людей, прекрасно понимают. В наиболее четко сформулированном виде это прозвучало у Марии Гайдар с ее призывам к «изменению государственного строя», то есть внесению соответствующих статей в Конституцию.

Но дело не только в Конституции. Её можно и обратно будет переписать. Однако, даже при самом лучшем раскладе, если всё и работать станет, и сменяемость пойдет, и удастся предусмотреть практически всё в законодательстве, и тогда, естественно идеала не получиться. У регулярной смены руководства имеются собственные и очень серьезные проблемы, прежде всего технически – бюрократического порядка. Но стремлением к полному идеалу, как и доведением любой идеи до маразма, что, в принципе, одно и то же, можно угробить что угодно. Так что, это мы пока вовсе оставим, чтобы не заплутать и не пойти гулять совсем уже в сторону.

У меня сложилось такое впечатление, что сказал всё, что хотел. Надеюсь, сумел заразить читателей своим оптимизмом. И уверенностью.

Я не кликушествую, не прорицаю, не прогнозирую и даже не просчитываю, как обычно. Я просто рассказываю, как будет. Делаю это исключительно для очистки совести и, честное слово, без малейшего интереса к чьему бы то ни было мнению на эту тему. Всего лишь мое слово против вашего. Пользуюсь им, пока еще есть такая возможность. Потому, что далее останется только ваше и именно с ним нам жить. Тем, кто выживет.

И повторится всё как встарь. Ночь, ледяная рябь канала, аптека, улица…

И, естественно, фонарь. Мне почему-то кажется, что всё-таки фонарь.
Tags: Путин
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments