Васильев Александр Юрьевич (auvasilev) wrote,
Васильев Александр Юрьевич
auvasilev

Category:

Прошу у вас прощенья за раннее прощанье

Понимаю, что выгляжу очень глупо. Более того, еще и навязчиво, как любой, уже попрощавшийся, но не уходящий, а застрявший в прихожей и никак не прекращающий болтать. Однако ничего поделать не могу. Несколько мыслей в голову пришло. Со мной такое иногда бывает. И нет сил удержаться от того, чтобы поделиться. По поводу всё того же Радзиховского.

Собственно, идея мира в целом и каждой человеческой жизни в отдельности, как единой паутины, где воздействие на любую точку неизвестно в каком другом месте, когда и как отзовется, но обязательно отзовется, она, скорее всего даже изначальная, еще добиблейская, но уж в великой Книге эта схема одна из основных. Однако, лично для меня в наиболее простом, наглядном, почти до детского уровня адаптированном виде представлена у Уоррена во «Всей королевской рати».
И именно в этой, уорреновской системе мне представилась вся ситуация даже не с самим смешным демаршем Радзиховского, а с общей реакцией на него. Но, для того, чтобы пояснить свою мысль, мне придется сначала вернуться к событиям уже, думаю, несколько позабывшимся.

Александр Подрабинек написал небольшую заметку в известном чрезвычайно узкому кругу читателей интернет-издании «ЕЖ». После чего «Наши», не просто при попустительстве, но и по прямому указанию властей и конкретно духовного отца и истинного учредителя упомянутой организации Суркова, начали преследовать журналиста в самом прямом, физическом смысле этого слова. За Подрабинека тогда публично многие вступились, начиная от правозащитников и заканчивая политиками, и даже Элла Памфилова пошла на скандал, хотя и занимала пост главы смешного Совет при Президенте. Но, естественно, более всего встали на защиту журналиста именно журналисты же. Тут вопрос профессиональный и принципиальный, в котором у людей совершенно разных политических взглядов, но являющихся рукопожатными в своем цеху, особых разногласий не было, и быть не могло.

Я перечитал с момента начала всей истории, то есть с последней декады сентября 2009 года, и за последующие два с лишним месяца расшифровки всех передач «Особое мнения» с Леонидом Радзиховским. Что же Леонид Александрович излагал по поводу Подрабинека? Практически ничего, несколько пустых, ничего не значащих фраз на эту тему. Но ведь помню, что-то было, начинаю искать в богах, не так часто, как последнее время, но иногда Радзиховский и тогда писал там некоторые тексты. Действительно, с некоторым трудом, но нахожу одно единственное произведение. Называется «Дурная бесконечность». Правда, посвящено не только конкретно Подрабинеку, но там о нем довольно подробно:

«Есть такой человек – А.П.Подрабинек. Он – гражданин РФ. Никто не спорит? Отлично.
Движение «наши» возмущено текстом, который он написал.
Вместо того, чтобы ответить ему своими текстами и/или подать на него в суд, они осуществляют грубое давление на него, вмешательство в его личную жизнь. Бессрочные пикеты у дома. Публичные угрозы – «если он не извинится, т.е. НЕ ОТКАЖЕТСЯ ПОД НАШИМ ДАВЛЕНИЕМ ОТ СВОИХ СЛОВ, мы добьемся, что он уедет из страны».
Как это называется? Правильно – грубая коллективная травля».
Безупречно. Точно, кратко и полно изложено. Тут не убавить, не прибавить. Кому угодно, только не Радзиховскому. Он сначала прибавляет довольно подробно, как и о чем, на самом деле, следовало думать Подрабинеку, и заканчивает эту тему с таким пассажем, который, несмотря на размер, считаю необходимым привести полностью:

«Вот об этом по-моему ДОЛЖЕН был написать Подрабинек – ведь он же правозащитник, кажется.
Вместо этого он написал – с моей точки зрения – истеричную заметку, где вообще забыв о главном, о нарушении закона, стал «сводить счеты» с «советскими ветеранами», ругать их «вертухаями и расстрельщиками», противопоставлять им каких-то «правильных ветеранов» из Прибалтики и Западной Украины, которые, оказывается ухитрились и против СССР повоевать и ручки об Гитлера не замарать …
Как минимум – глупейшая статья. Не зря говорят, что «антисоветский» - тот же советский. Все то же : «наши» - «ваши», «беспощадность к врагам» своей идеологии и т.д. А проблема правового беспредела – единственно живая и важная – вообще НЕ ЗАМЕЧЕНА ! Более того. Правозащитник уверен, что «правильные» ветераны (допустим, сидевшие в лагерях) должны иметь больше прав, чем «неправильные» (допустим, охранявшие эти лагеря) … То есть не сугубо ИНДИВИДУАЛЬНО, да за конкретные, сугубо конкретные ДЕЛА можно и нужно судить, допустим, какого-то начальника лагеря, а просто – поделить ветеранов на «идейно близких» и «идейно чуждых» и … И – что ? Вы не хотите дружить с идейно чуждыми, уважать их ? Никто не заставляет. Или вы хотите, чтобы у них было МЕНЬШЕ ПРАВ, чем у идейно близких ?! Или вы вообще не различаете свои ЛИЧНЫЕ симпатии и объективные права ? По статье похоже, что ровно так – во всяком случае, в этом агрессивно-сумбурном тексте такое различие не проводится, его заменила крепкая брань в адрес «противных» ветеранов.
В общем, хотел Подрабинек, или не хотел, а получилась провокация».

Ну, в чистом виде: «Дорогой друг, наконец я нашла время и место…» То есть, человеку, по сути, угрожает физическая расправа, а Радзиховский воспринял это как повод подискутировать с Подрабинеком, да даже и не подискутировать, а надменно поучить его некоторым историческим и правовым нюансам. А под конец попросту обозвал провокатором.
За обижаемого Мубарака голос свой возвышал, за Лужкова возвышал, даже за Ресина,в тот момент когда Радзиховскому почему-то, видать, показалось, что старик имеет призрачный шанс хоть на время стать мэром, и то возвышал. Правда, надо признать, что нынче как-то их всех забыл, но тогда, когда еще не всё было решено, возвышал и очень громко и смело. А вот за Подрабинека как-то умудрился ни разу даже шепотом напрямую, без всякого кручения задом, не заступиться, а только каким-то чрезвычайно хитрым способом, чтобы еще дополнительно кучу гадостей наговорить.

С тех пор прошло более двух лет. И сама история подзабылась, и многие ее участники выпали из общественного поля зрения, и мыслей было высказано самим Радзиховским, и поступков им совершено множество более значимых и имеющих отношение к гораздо более серьезным вещам, чем какая-то там заметка Подрабинека. Но почему-то, когда я услышал и от самого Леонида Александровича, и от некоторых его защитников слова «травля» и «преследование», то первое, что пришло мне в голову, так это почему-то именно фамилия Подрабинека. Однако сие могло бы быть чистой случайностью, капризом моей извращенной памяти. И я не стал бы вновь заострять на этом внимание. Но, вот что любопытно. Последнее время, какой отклик ни встречаю на заявление Радзиховского о том, что его травит «дешиза», везде бросается в глаза слово «Подрабинек». То есть, не у одного меня в мозгу что-то автоматически сработало. Что-то в этом, выходит, есть. Какая-то ниточка паутины отзывается, и не всегда нам дано предугадать, куда она ведет, откуда, и, главное, с какими последствиями.

И вторая, после Подрабинека, фамилия, которая стала так же, видимо, автоматически всплывать, а затем и употребляться в любом контексте, имеющем отношение к Радзиховскому, это Сурков. Произошло это, естественно, после того, как информация об их общении стала открытой. Хотя сам Леонид Александрович тут же резко и весьма аргументировано заявил, что, мол, он самостоятельный взрослый человек, и никого не касается, куда он ходит и с кем разговаривает. Так-то оно так, только не очень понятно, кому он это заявил? Если с юридической точки зрения, то, несомненно, никого не касается. Так ведь следственные органы как будто претензий по этому поводу и не предъявляли. А заявлять читателям, типа, давайте рассматривать только написанное мною в чистом виде, а что я там делаю и как себя веду, это не ваше собачье дело…

То есть, заявлять можно, и это, в действительности, абсолютно правильно, только что толку-то? Вон, серьезные исследователи который век призывают сосредоточиться на поэзии Александра Сергеевича или, в крайнем случае, на его прозе, а основную заинтересованность народного пушкиноведения всё равно вызывает вопрос, сколько раз «наше всё» триппером переболел. Так что, не очень получается, и к Суркову захаживать, и… Ладно, эту тему оставим, а то меня понесет, и все усилия остаться в рамках приличия пойдут прахом.

Вот что еще только хочу добавить по этому поводу. Есть у нас целая научная школа, которая в спорах с оппонентами пользуется исключительно следующим методом. Она проводит изыскания не на тему, которой ученый занимается, а по поводу источников финансирования изучения этой темы. И далее уничтожает идеологического и научного противника убойной безотказной формулировкой: «Он печатался в журнале, издаваемом организацией, которая имеет отношение к фонду Сороса». И всё, враг повержен, какие могут быть споры, да что там, просто разговоры, с человеком, искажающим действительность за подлые американские деньги?

Но чем, на самом деле, такая позиция отличается от утверждения, что, если человек получает деньги от условного «Суркова», то с ним не о чем говорить? А вот не знаю, чем отличается. Объективно, наверное, совершенно ничем. Текст есть текст, а на какие средства живет его создатель не должно иметь никакого значения. Конечно, не должно. Но, как ни крути и себя не убеждай, а для меня лично имеет.

И если исследование оплачено даже не через какие-то пятнадцатые руки, а прямо и непосредственно фондом Сороса, то это не вызовет у меня вообще никаких эмоций, не положительных, не отрицательных. Я буду читать то, что написано вовсе без мысли об источниках зарплаты автора. А если я точно знаю, что данного человека и его работу оплачивает «Сурков», то читать не стану вовсе. О чем это говорит? Только о моей субъективности и пристрастности. И никак не характеризует различий между Соросом и «Сурковым» и, уж, том более, между их деньгами.

И последнее, действительно последнее на эту тему, хоть и понимаю, что полностью уже вышел из доверия. Читатель serg_markov прислал комментарий к моему предыдущему тексту прощания с Леонидом Александровичем:

«Радзиховский пишет что "все мы родом из кухонной интеллигенции совка". Это в значительной мере правда. Разница лишь в том, что одни сумели эволюционировать, приобрести пусть порой и необоснованный но оптимизм и желание как улучшений, так и своего участия в них. Радзиховский же так и остался со своим иссушенным, не верящим ни во что и ни в кого, цинизмом совкового кухонного интеля, не способного ни на что кроме унылого брюзжания кухонного жилета "ничего изменить нельзя, потому что изменить нельзя ничего ". Когда ситуация была не слишком оптимистичной кто то просто не обращал на него внимания, кто то в чем то поддерживал, но когда ситуация дала хоть маленькую но надежду его безысходный, бесконечный пассивный и циничный пессимизм просто надоел. Его писания это не противовес избыточным надеждам, они, по сути, говорят, что надеяться вообще не на что. Ну и зачем он тогда нужен ?»

Я, честно говоря, прочитав это, и растерялся и задумался. Потом ответил:

«Пытаюсь понять, ведь у меня тоже нет никакого оптимизма и никакой надежды, и даже в последнее время малейшей не появилось, несмотря на всю "эйфорию декабря", и я об этом постоянно пишу. Но почему-то, с одной стороны, всё равно получается, что как бы я и Радзиховский пишем о разном, а с другой, опять же для меня странно, что одни и те же люди, читая Радзиховского раздражаются, а к моим писаниям относятся много более спокойно. И не только по причине его неизмеримо большей, по сравнению со мной, известностью и популярностью».

Мне ответили вежливо и успокаивающе:

«Наверное потому, что в Радзиховском раздражает его неприкрытый цинизм, которого у вас все же нет. Пессимизм и цинизм это все-таки разные вещи.
Еще более просто, ваш пессимизм - это именно прививка от избыточных надежд, цинизм Радзиховского - это отрицание любой надежды».

Ну, не знаю… И что такое «цинизм» не очень понимаю, и с отрицанием любой надежды нахожу у себя полный порядок. Так что, в сухом остатке перед самим собой получается, могу оправдаться опять-таки только тем что, что распространяю безнадежность исключительно за свои кровные и ни от кого материального вспомоществования за то не имею, кроме Госдепа, разумеется… Как-то убого выходит и совсем не убедительно.

Так что, опять остались одни вопросы, никаких вразумительных ответов, полная тоска и неопределенность…
Tags: Радзиховский
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments