Васильев Александр Юрьевич (auvasilev) wrote,
Васильев Александр Юрьевич
auvasilev

4.22

Не, ну, совсем в разнос пошли охламоны. Бута на арктик си в обнимку с Чапмен им мало. Вот уж, воистину, человек, в свое время гениально определивший, что начало ХХ-го века в России прошло под знаком конского цирка, оказался великим провидцем и относительно начала века нынешнего. По поводу того же Бута, кстати, недавно, причем зачем-то пару дней подряд, на канале REN показывали как бы документальный фильм, где на полном серьезе предлагалась версия, что оружейного барона как личного конкурента убрал с торговой площадки конкретно стоящий за спиной «Халлибертон» Джордж Буш. Уж, кажется, все, хватит, дальше некуда, стоит хоть немножко притормозить с этим массовым публичным постоянным позорищем. То есть, нелепо, естественно хотеть от ребят, чтобы они перестали рубить бабки всеми мыслимыми и немыслимыми способами в любой, хоть чуть-чуть приспособленной для этого точке мира и области человеческой деятельности. Но все же, стоит, видимо, навести хоть какой-то порядок в этом плавающем, летающем, прыгающем и бегающем с оружием, наркотиками и еще черт знает, с чем хозяйстве. А то совсем оборзели и даже последнюю видимость приличий потеряли. Сесть бы, как-то подумать, сосредоточиться, где-то подтереть за собой, кого-то слегка приструнить, с кем-то, вежливо извинившись, постараться потихоньку договориться, короче – скромно и аккуратно привести полностью выходящее из под контроля безобразие к более-менее пристойному виду. Но, нет. Неймется парням. Надо обязательно устроить заявление МИДа по поводу похищения невинного российского летчика американскими гадами. Конский цирк уже отдыхает. Я давно уже не слушаю на «эхе» так называемы «развороты». Ведущие раздражающе непрофессиональны в обсуждаемых вопросах, звонящие обычно мало информативны, но сегодня случайно наткнулся на передачу, где, как мне показалось, вопрос к слушателям был сформулирован на редкость точно. То есть, не обсуждалось, что там этот несчастный летчик сделал и способны ли вообще наши граждане возить наркотики тоннами, или это может представить себе только злобный клеветник, а конкретно – кому вы больше верите, отечественному МИДу или Министерству юстиции США. Обычно говорят, что аудитория «Эха» нерепрезентативна, слишком либеральна и прозападна… Чепуха. То есть, конечно, нерепрезентативна, как любая аудитория любой радиостанции, относительно же прочего - там столько попадается отморозков любого направления, что любо-дорого. И никакого единодушия в обсуждениях обычно не бывает. А тут оно оказалось полнейшим. Никому даже в голову не пришло сказать, что он верит заявлению российского МИДа, а на наигранно удивленное «почему» один мужик очень искренне откликнулся, потому, мол, что если все эти заявления напечатать отдельным изданием, то получится или «Мурзилка» или «Крокодил». Так что, память и юмор не совсем еще покинули мой многострадальный народ. Но хватит о пустых мелочах, я сегодня на самом деле хотел поговорить о серьезном и высоком. Об искусстве. Ни в коей мере не нарушая своего обещания не затрагивать более тему «обезьяньего процесса», я в качестве отправной точки хочу привести цитату из статьи Подрабинека, хоть и посвященной именно этому процессу, но сейчас важной для меня совсем отвлеченным от него вопросом. «Поговорим об искусстве. (…) Попытка передать мысли и чувства художественным образом – это искусство. Нравится оно вам или нет – это другой вопрос. Я знаю достаточное количество людей, которые для самих себя оправдывают суд (…)тем, что выставленные (…) картины не были произведениями искусства. Они выводят эти произведения из сферы искусства, чтобы не признавать вслух, что за хорошее искусство сажать нельзя, а за плохое – можно. Послушайте, нет искусства плохого или хорошего. Есть искусство, которое вам нравится или не нравится (…). Мне много чего не нравится. Я много чего не понимаю. Например, тяжелый рок, богослужение на церковнославянском, футбол, частушки, Петросяна. Я должен требовать запретить все это (…) ? Может быть, стоило бы приложить усилия и понять то, что мне до сих пор непонятно, но у меня на это нет времени и сил. Поэтому я просто не слушаю тяжелый рок, не хожу на службу, не смотрю футбол, не слушаю частушки и Петросяна. Если же Петросяна будут судить за его инфантильный юмор, я предложу ему себя в качестве общественного защитника…» Я намеренно убрал, по возможности, из текста все относящееся конкретно к подсудным выставкам и личностям. Мои сомнения в полной правоте Александра лежат совсем в другой плоскости. Сомнений нет, что если будут судить Петросяна за то, что он делает на сцене, то любой приличный человек воспримет это как беззаконие. Но дает ли это хоть какие-то основания мне лично предположить, что производимое названным артистом является истинным искусствам, которое я просто не понимаю? «Попытка передать мысли и чувства художественным образом – это искусство». Безусловно. Если бы не два маленьких нюанса. Во-первых, это только лагерные охранники, считающие «шаг влево – шаг вправо» могут принимать прыжок на месте за попытку улететь. Думаю, и каждый из собственного опыта может привести множество примеров, когда попытку не получается засчитать ровно ни за что. Во-вторых, мы упираемся в слово «художественным». И не имея возможности дать ему однозначного определения, понимаем, что исчерпывающая и убедительная на первый взгляд формулировка Подрабинека оказывается совершено бесполезной. И вот при этой, казалось бы полной безнадежности, я должен признаться в некоторых странных вещах. Для меня тоже не плохого и хорошего искусства. А просто, есть искусство, и есть его отсутствие. И вне зависимости, понимаю я его, или нет. На определенном (очень низком) уровне обучения игре в шахматы, я понял, что дальнейшее выше моего разумения. И мне не дано насладиться партиями Алехина, как произведениями искусства. Но при этом я не сомневаюсь, что они таковыми являются. Отсутствие музыкального слуха, порой, не позволяет мне точно отличить гениальное исполнение Вагнера от посредственного. Но я не сомневаюсь, что и, то и другое – искусство. Сорокин, Лимонов и Д. Быков, на мой вкус и по поему разумению, разного уровня плохие писатели. Но писатели. То есть люди искусства. А Маринина, Устинова и Лукьяненко таковыми не являются вовсе, вне зависимости от уровня моего понимания их произведений. А тяжелый рок, футбол,богослужение или частушки, вообще всего лишь понятия жанрового (конечно, я это понятие употребляю сейчас очень условно, только для краткости) порядка, и в их рамках искусство может как присутствовать, так и отсутствовать. А вот в рамках Петросяна никак ему не уместиться. Получается, что никуда не деться от глупого факта – никакого приемлемого определения искусства нет, а само искусство, хоть ты тут застрелись, а существует. Очередная причина, среди прочих уважительнейших, считать наиболее ценным человеческим качеством все-таки смирение.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments