Васильев Александр Юрьевич (auvasilev) wrote,
Васильев Александр Юрьевич
auvasilev

Category:

Попал под лошадь

Любопытные, порой. Случаются сюжетные рифмы.

…Байку эту рассказывали в своё время об одном еще и ныне здравствующем писателе. Но, поскольку он уже очень не молод, я фамилии называть не буду, чтобы, не дай Бог, не обидеть почтенного человека какой неточностью, сам слышал из вторых уст, возможно, и приврали что. Но в основе, это я точно знаю, факты лежат совершенно реальные.

Писатель этот стал известен в момент наибольшей хрущевской «оттепели» своими довольно смелыми по тому времени произведениями, частью посвященными военной тематике, печатавшимися и в «Юности» и в «Новом мире». Но когда стало несколько подмораживать, кто-то из умных товарищей и специалистов идеологического фронта задался вопросом, а в каких войсках, собственно служил такой борзой прозаик? Посмотрели и одновременно и ахнули и обрадовались.

Оказалось, что писатель проваландался по всяким учебным заведениям, ни одного умудрился не окончить, а долг свой Родине так и не отдал. Более того, до наступления предельного возраста, точно не помню, по-моему, тогда это было около тридцати лет, когда человека можно призвать на срочную рядовым, оставалось ему всего несколько месяцев. И тут его, взрослого женатого мужика, отца двоих детей, старший из которых уже в школу пошел, члена Союза советских писателей, срочно забривают в армию.

Доставляют к месту службы, после чего писатель идет к замполиту дивизии, кладет перед ним на стол свой членский билет, такая солиднейшая была ксива красной кожи с золотым тиснением и произносит примерно следующее:

«Я известный писатель такой-то, меня в своих докладах неоднократно цитировал Министр обороны СССР, маршал Советского Союза Родион Яковлевич Малиновский и даже упоминал в одной из речей Первый секретарь ЦК КПСС Никита Сергеевич Хрущев…»

После чего замполит вскакивает, начинает с уважением трясти руку прибывшей знаменитости, ведет знакомить с комдивом, ну, и далее всё соответствующее. Следующим утром писатель съехал на съемную квартиру, где занялся продолжением своей творческой деятельности, регулярно навещая семью в бесчисленных увольнительных, предоставляемых ему по первому требованию.

Так всё шло замечательно, прерываясь исключительно на теплые дружеские беседы с особо продвинутыми командирами о судьбах русской интеллигенции вообще и современной советской литературы, в частности. До дембеля оставалось всего полгода, казалось, всё закончится изумительно, но тут случилась неприятность. Замполит по возрасту ушел в отставку и на его место прибыл молодой чрезвычайно активный карьерист с оловянными глазами.

Как любая новая метла он начал мести по сусекам и его заинтересовало, а что это за солдат существует в части на столь странном, особом положении? Крайне уважительно доложили, что, мол, имеет место быть известный писатель, которого неоднократно цитировал… Ну, и далее по тексту. Однако этот оловянноглазый, не поленился, пошел в библиотеку, потратил уйму времени и всё выяснил.

Оказалось, никакого вранья или даже неточности, чистая правда. Маршал Малиновский, действительно, довольно часто цитировал писателя, как пример злостной клеветы и грязи, которую некоторые незрелые юнцы по недосмотру партийных органов льют на доблестные советские вооруженные силы. И сам Хрущев тоже, и в самом деле, упомянул писателя. Но в совсем уж таких, как он умел, почти матерных выражениях, которые я и приводить здесь не рискну.

Скандала большого решили не устраивать, но писатель тут же переехал в казарму и оставшиеся несколько месяцев службы из нарядов не вылезал. Впрочем, на дальнейшей его достаточно благополучной жизни всё это особо отрицательно не отразилось.

А к чему я сейчас про эту историю вспомнил. Сегодня мне вдруг начало приходить неожиданно большое количество откликов, по большинству крайне положительных, на мой, довольно давно уже опубликованный текст. Одновременно с этим множество людей без всякой для меня видимой причины добавили меня в «друзья». Сначала было просто приятно, но потом, когда пошли комментарии из-за рубежа, от Европы и Америки до, понятно, Израиля, я заподозрил что-то неладное. Правду мне открыл один из читателей, к которому я обратился за разъяснением.

Дело в том, что пару месяцев назад я задал Борису Акунину в его Журнале вопрос, в котором, в свою очередь, дал ссылку на текст под названием «А нет – так нет» уже из моего Журнала. О чем, за столь долгий срок, естественно, совсем забыл. И вот, оказывается, сегодня Акунин написал ответ всем, кому не отвечал всё это время, и данный ответ поместил отдельным текстом не только в своем блоге, но и на сайте «Эха Москвы». В этом тексте был упомянут и я, и моя ссылка. Так пришла ко мне практически всемирная известность.

Что же написал обо мне Борис Акунин? Борис Акунин написал, что он не читал мой текст под названием «А нет – так нет».
Tags: Былое
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments