Васильев Александр Юрьевич (auvasilev) wrote,
Васильев Александр Юрьевич
auvasilev

Categories:

Обнажённая Женщина, Чёрная женщина!

Уже с утра позвонил приятель. Пытался говорить серьезным и даже возмущенным тоном, но через слово срывался на хохот: «Слушай, ты сегодня статью Путина читал, там, где он велит расчистить поляну?..». Я буркнул что-то не очень вежливое и положил трубку. Да, статью "Нам нужна новая экономика" я читал. Нагрешил, видать, в жизни много, вот и приходится отмаливать непосильным трудом. Но я тоже не двужильный, и не надо мне так сразу на весь день портить настроение. Потому о статье несколько позже, если сил хватит, а пока несколько о другом.

… Мы ленивы, нелюбопытны и я бы еще добавил, излишне самоуверенны. Ладно, пока ещё не классик, не стану обобщать и ограничусь более конкретным. Это лично я ленив, нелюбопытен и слишком самоуверен. Нет, большим специалистом по Африке себя не считал, особенно по той, что ближе к центру, но уж Сенегал-то, как же, чего там особо может быть непонятного или неизвестного? Париж – Дакар, сенегальские стрелки, ну, и, конечно, прежде всего, Седар, он же при крещении Леопольд, великий Сенгор с его, ну, в большой мере и его, теорией «негритюда», хотя мне кажется, что естественнее и правильнее по-русски было бы просто «негритянства».

Первый президент Республики Сенегал, ученый-философ, социолог, публицист, поэт и критик; первый африканский доктор наук по классической филологии и французской лингвистике, лауреат многочисленных международных премий, член французской Академии наук, почетный президент 37 учебных заведений мира, абсолютно легендарная личность, известная всем и потому создающая иллюзию, что всем так же что-то известно о Сенегале.

Всего лишь иллюзию. Вот уже вторую неделю, после того, как случайно заинтересовался происходящими там сейчас событиями, сижу я, запоем читая литературу об этой стране, и понимаю, что совершенно ничего о ней не знал, и представления мои были абсолютно нереальными. Впрочем, скорее всего, таковыми они и остаются, но я, по крайней мере, хоть это осознал. Так что я с увлечением неофита не стану делиться с читателями своими впечатлениями и новоприобретенными знаниями. Могу только призвать любопытствующих самостоятельно познакомиться с историей и настоящим этих интереснейших мест, слава Богу, в литературе недостатка нет и даже в специализированную библиотеку идти не требуется. Я же упомяну только о том, что прямо относится к вызвавшим мое повышенное внимание, именно к Сенегалу, обстоятельствам.

…Негритянство… Ладно, не стану попусту упорствовать и политкорректно воспользуюсь эти наукообразным словом «негритюд». Можно спорить, насколько там Сенгор был главным и основным в создании и разработке самой теории, но, на мой взгляд, несомненно, он лично являлся наиболее ярким даже не выразителем, а иллюстрацией к ней. Идея, конечно, не очень оригинальная, но чрезвычайно возвышенная и благородная. Нет, нет, понятно, никакого расизма, все люди братья, за исключением тех, которые сестры, но ведь между расами имеются некоторые различия… Спорить нет возможности, видно, как говориться, невооруженным глазом. И вот у черной расы есть определенные замечательные качества. Опять же, не то чтобы лучшие, чем у белой. Просто другие, и уж такие они, в самом деле, прекрасные эти самые качества, а так же свойства, таланты и всё прочее, что…
Ну, а дальше самая высокая поэзия, метафизика, и со скоростью ракеты в облака, да что там, прямо сразу в космос, откуда удобнее, рассуждая, обозревать необъятность великого «негритюда». Правда, постоянно с подобного рода штуками происходит одна небольшая неприятность. Когда из головы университетского профессора сей замечательный компот переливается в мозги не сильно обремененного членством, имею в виду в иностранных академиях, рядового жителя континента, принадлежащего к определенной расе, почему-то возникают какие-то сложности в быту.

Но это всё потом, много позднее. А тогда, в самом начале прошлого века, в далекой французской колонии, у женщины из племени, живущего по законам оригинальной смеси полигамии и матриархата, родился мальчик. Роль отца там была сложной, но он всё-таки принадлежал к богатой и влиятельной местной аристократии, то есть, как я понимаю, имел лавочку в рыбацком поселке под Дакаром. И потому ребенка отдали учиться в католическую школу. А дальше началась фантастическая биография. Сенгор едет в Париж.
Нет, в этом тоже пока еще никакой фантастики, ему уже за двадцать лет, молодые сенегальцы во Франции тогда не великая редкость.

Дальше Сорбонна, общение с интеллектуальной мировой элитой, тусовавшейся в те годы именно неподалеку от Латинского квартала. Первый чернокожий преподаватель древних языков в стране, служба во французской армии, война, плен, Сопротивление… Единственное, чего я так и не смог выяснить, в какое конкретно время и каким способом он успел в этом Сопротивлении поучаствовать. Но, поскольку великий психолог де Голь благосклонно и снисходительно разрешил всем французам после войны считать себя участниками Сопротивления, не станем придираться к несчастному сенегальскому парню. Вёл себя не хуже других. А уж и учился, и преподавал, и писал стихи значительно лучше многих. Но и не во всем этом фантастика.

Уникальность в другом. Сенгор действительно серьезный филолог. Не буду употреблять всяких стандартных «великий» или даже всего лишь «выдающийся ученый», но он, несомненно, реальный крупный специалист, и тут никой художественной самодеятельности со снисходительной поправкой на цвет кожи. И при этом отнюдь не мягкотелый и витающий в облаках интеллектуал, а вполне себе твердый и решительный политик, работавший в далеко не тепличных условиях, вплоть до покушений на его жизнь.

И лучшего кандидата на пост президента освободившегося от колониального ига Сенегала представить себе невозможно было даже теоретически. Естественно, Сенгор этим президентом стал и твердой рукой двадцать лет правил своей прекрасной страной и вел ее к светлому будущему. Но вот что-то там не сильно срасталось. То есть, всё как бы и замечательно, и африканский социализм, и духовные ценности… А как только эти белые гады-поработители сбежали, всякие там машины и механизмы начали работать всё хуже и хуже, потом большая часть и вовсе поломалась, народ же становился всё духовнее и духовнее, но беднее и беднее.

Короче, в конце концов Сенгор сам попросился на покой, был отпущен не только с миром, но и с почетом и величайшим уважением, уехал во Францию, где был избран академиком и еще два десятка лет, до смерти, в начале уже нашего века, продолжал писать стихи, заниматься классической филологией и разрабатывать всё ту же теорию негритюда. Девяносто пять лет увлекательнейшей жизни с самым что ни на есть достойным финалом. Обзавидоваться можно.

Покидая родину, Сенгор сильно с приемником не заморачивался и автоматически передал власть своему младшему товарищу по партии, премьер министру и тоже выпускнику Сорбонны, правда, юристу, Абду Диуфу. И тот свой двадцатник честно отбарабанил. Даже не просто честно, а почти невозможный фортель выкинул. Умудрился на рубеже веков проиграть выборы лидеру оппозиции, и не только остаться при этом в живых, но вполне даже комфортно себя чувствовать на посту председателя такой авторитетнейшей международной организации, как «Франкофония». А звали, то есть, и сейчас продолжают звать, этого самого выигравшего выборы оппозиционера, Абдулай Вад.

Вот мы и подошли к истинному герою нашего повествования. Хотя, если совсем честно, таким уж настоящим оппозиционером его сложно было назвать, даже тогда, когда при предшественнике его арестовывали за «антиправительственную деятельность» и он был вынужден немного пожить в эмиграции, естественно, всё в той же Франции. Вад еще из той, сендаровской когорты политиков, он хоть на пару десятков лет и моложе Леопольда, но, как понимаете, далеко не мальчик и с большим начальством всегда был в нормальных отношения, поскольку и сам давным-давно являлся этим самым начальством. Иногда даже очень большим. Но не самым главным. А самым стал только в 2001 году. И было ему тогда уже аж целых семьдесят пять лет.

И вот тут начинается вся интрига. Избирался Абдулай в соответствии с действующей на тот момент конституцией 1963 года. По ней президентский срок устанавливался в семь лет. Но при Ваде сразу приняли новую конституцию, где правление ограничили двумя сроками по пять лет. И в 2007-м он переизбрался уже по этому закону. Однако, прикинул кое-что к кое-чему и через год соответствующая статья конституции опять была изменена, возвращались два семилетних срока. И в этом году, вот прямо в конце февраля, у них опять выборы, но опять по новым правилам. Абдулаю Ваду стукнуло восемьдесят пять, уверяет, «что чувствует себя вполне здоровым и физически крепким». Хочет провести на своем посту еще два семилетних срока. Говорит, что это никак и ничему противоречить не будет:

«Я сам писал конституцию и знаю ее лучше, чем кто-либо другой». «Мой мандат истекает в 2012 году, и я могу баллотироваться на семилетний срок, а потом еще на один такой же", - подчеркивает Вад, который в случае осуществления мечты завершит политическую карьеру в возрасте 99 лет.

Часть кандидатов сняли с пробега изначально. Недовольные подали жалобу в Конституционный суд. Тот быстренько разрешил Ваду баллотироваться на третий срок. Молодежь вышла на улицы. В Дакаре начались массовые беспорядки. Международные эксперты считают, что «Республика Сенегал уже несколько десятилетий сохраняет репутацию бастиона стабильности в неспокойной Западной Африке и страны с устоявшейся демократической традицией».

Ну, вот, собственно и всё, что я сегодня хотел рассказать про Сенегал. А теперь для тех, кто выдержал, дочитав, в виде бонуса, так уж и быть, поделюсь своими соображениями относительно последнего произведения Путина. Я тут кратенько для вас набросал конспект основной идеи:

«Деловой климат в стране, ее привлекательность для долгосрочного помещения капиталов все еще являются неудовлетворительными. За последние несколько лет по инициативе президента Медведева мы начали целый ряд реформ, направленных на улучшение делового климата. Но заметных сдвигов пока не произошло. Мы проигрываем в конкуренции юрисдикций — работающий в России бизнес часто предпочитает регистрировать собственность и сделки за границей. Главная проблема — недостаток прозрачности и подконтрольности обществу в работе представителей государства, от таможенных и налоговых служб до судебной и правоохранительной системы. Если называть вещи своими именами, речь идет о системной коррупции. Издержки для бизнеса могут колебаться — ты можешь заплатить больше или меньше в зависимости от степени «расположения» к тебе определенных людей внутри государственного механизма. Рациональное поведение для предпринимателя в этом случае — не соблюдать закон, а найти покровителей, договориться. Но такой «договорившийся» бизнес в свою очередь будет пытаться подавлять конкурентов, расчищать себе место на рынке, используя возможности аффилированных чиновников налоговой, правоохранительной, судебной системы, вместо того чтобы повышать экономическую эффективность своих предприятий.
Решение здесь лежит не в плоскости экономической политики. Мы должны изменить само государство, исполнительную и судебную власть в России. Демонтировать обвинительную связку правоохранительных, следственных, прокурорских и судейских органов. Исключить из уголовного законодательства все рудименты советского правосознания, все зацепки, которые позволяют делать из хозяйственного спора уголовное дело на одного из участников. Необходимо изменить всю идеологию государственного контроля за деятельностью бизнеса, резко ограничив эти функции».

Ну, что тут скажешь? Человек, несомненно, глубоко и не понаслышке знает предмет. Вообще-то, мне казалось, что если кто-то приличный делает подобные выводы по результатам своей двенадцатилетней работы, логичнее всего было бы застрелиться. Но не уверен, что сказанное мною имеет хоть какое отношение к реальности.

P.S. Хотел сдержаться, но не могу распирает от новоприобретенных знаний и вынужден поделиться хоть чуть-чуть. Сенегал страна небольшая, народу миллионов четырнадцать и довольно бедная, где-то, по-моему, месте на сто девятом в мире. Так вот, внутри нее, в прямом смысле внутри, есть еще такая речка Гамбия, по берегам которой расположено совсем другое государство, с этой речкой одноименное. Вовсе крохотное, длинной около 400 километров и шириной везде примерно километров 25. Живет там полтора с чем-то миллиона народу. И еще беднее сенегальцев. Но страсти там кипят, в том числе и политические – я вас умоляю!.. Короче, очень рекомендую познакомиться, получите массу удовольствия.
Tags: Лидеры наций, Путин
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments