Васильев Александр Юрьевич (auvasilev) wrote,
Васильев Александр Юрьевич
auvasilev

Categories:

…И гражданином не обязан

Та редкая ситуация, когда я не случайно наткнулся на чье-то интервью по радио, жанр в принципе мне чуждый, а специально искал распечатку, узнав, что оно прозвучало в эфире. Поскольку думал, что разговор пойдет о проекте «Гражданин поэт», ну, все знают, это когда Михаил Ефремов ездит по стране, как будто уже городов пятнадцать посетил, и читает со сцены рифмованные тексты Дмитрия Быкова достаточно четкой и определенной политической направленности.

Мне были интересны какие-то чисто практические нюансы, связанные и с организацией выступлений? и реакцией на местах, что провинциального начальства, что публики, короче вся такая бытовая и приземленная история, вокруг этого происходящая. Продюсирует, опять же, как известно, сей проект Андрей Васильев, потому я и стал читать данное им интервью, в надежде удовлетворить свое любопытство.

К сожалению, меня ждало разочарование, Андрей отделался на эту тему несколькими пустыми фразами нулевой информативности, впрочем ведущая Антонина Самсонова особо и не настаивала, разговор у них шел на какие-то более высокие и общие, однако для меня достаточно скучные темы. Но я, раз уж взялся, решил завершить начатую работу и честно одолел текст полностью.

Даже не могу сказать, что испытал какие-то отрицательные эмоции, ну немножко пококетничал Васильев, немножко порисовался, а, в принципе, даже и вполне был искренен, хоть и вызывает легкое недоумение, зачем он вообще на это интервью поперся. Но Андрей один из очень немногих у нас публичных людей такого ранга, и это само по себе вызывает у меня огромное уважение, которые в практическом плане, по сути, ни от кого не зависимы и могут делать всё, что им заблагорассудится. А при этом больших пакостей умудряются как раз и не делать. Так что, пусть говорит что хочет, где хочет и когда хочет, смешно кому бы то ни было, даже мнение свое на эту тему высказывать. И мне бы в голову не пришло. Если бы не один момент, который даже не то, что меня задел, но просто является в определенном смысле знаковым, и потому я позволю себе на нем кратко остановиться.

Но сначала небольшая сокращенная цитата, для тех, кому будет лень почитать или послушать интервью по ссылке:

А. Самсонова: «Я хочу, чтобы все было хорошо в нашей стране, была демократия и работали институты. Ну, есть такие люди как я…И тут мы узнаем, что люди, которые высказываются или работают, допустим, и мы одобряем их работу, они, как нам кажется, честные люди дружат с теми людьми, которые нечестные. И извините, руки опускаются. Ну как так?»

А. Васильев: «Ну что значит?.. Мы с Сурковым вместе работали, заместителями генерального директора ОРТ. Мы ходили друг к другу в кабинет, курили, друг у друга на столах ругали начальство. Ну, у каждого человека есть своя работа. Лично он мне ничего плохого не сделал, правильно? Ну и все. Но есть работа. Причем, я вас прекрасно понимаю, но вы другого поколения, другого возраста. А мы в нашем возрасте съели столько дерьма, что человеческие отношения все равно важнее для меня, чем отношения рабочие. Ну как? Работать столько в прессе... Я первую заметку написал в 1977-м, что ли, году. А штатно уже начал работать после армии, в 1982-м, в «Московском комсомольце». То есть я таким образом, получается, при советской власти журналистом проработал 9 лет».

А обратило мое внимание на себя сказанное здесь Васильевым потому, что с годами оно всё более становится общим местом. Именно эти все «работать столько в прессе... при советской власти… вы другого поколения, другого возраста. А мы в нашем возрасте съели столько дерьма…»

Вот, честное слово, мне даже как-то неудобно. Меньше всего хочется заниматься морализаторством, вставать в позу и произносить пошлости, типа, а с палачом кэгэбэшным ты тоже общался бы вне зависимости от того, что он там делает на работе? Правда, совсем никакого дела мне нет, с кем общается Андрей. Да и близкий его друг Эрнст и даже Сурков, это всё-таки далеко не палачи, не станем утрировать, хотя практические результаты их деятельности, особенно последнего, возможно, когда-нибудь и выяснится, не всегда могли быть идеально бескровными. Однако, я опять же совсем не об этом. Я про поколения и дерьмо.

Андрей моложе меня всего на три года. Это сейчас, когда мы оба вышли на финишную прямую, не имеет никакого значения, а тогда когда он только пришел работать в газету, а я уже был корреспондентом с более чем пятилетнем стажем, было даже очень заметно. Мы, если и не особо по возрасту, то в профессиональном плане принадлежали всё-таки именно к разным поколениям. При этом, среди моих друзей и достаточно близких знакомых и тогда, и до того было немало журналистов, начинавших писать еще чуть ни в военные годы. Разные были люди и по человеческим и по имеющим отношение к работе качествам. И потом, когда я ушел из журналистики, так сложилось, что продолжал общаться и с совсем уже действительно следующего поколения журналистами. А сейчас это зачастую просто более чем взрослые и солидные дети многих моих товарищей и я вполне имею возможность наблюдать и сравнивать.

Так вот. Абсолютно ничего не зависит от поколения. Как не зависит от времени, жизненных обстоятельств и всего того, привходящего, на которое так любят ссылаться при если не оправдании, то хотя бы объяснении определенной неблаговидности совершенного.

Я, кстати, не знаю, каким уж там особенным дерьмом при советской власти занимался Андрей, а уж, тем более, какое он при этом ел. Я за его работой особо пристально не следил, но про какие-то там совсем уж явные факты подлости или хотя бы непорядочности даже не слышал. Впрочем, ему лучше знать. Однако, во всяком случае, это было его личное дерьмо, как и у каждого. Тут не следует обобщать. Каждый ел, что хотел и ел, если хотел. Никто никого особо не заставлял, не надо лукавить. Да, возможно, для занятия каких-то постов, возможно, что -то и требовалось экстремальное, но говорить, что при советской власти невозможно было оставаться профессиональным журналистом и не потреблять названного продукта, это просто даже не то, что нечестно, это не правда, это не так.

И среди нынешних, точно так же, как среди наших, и среди предыдущих, и, уверен, среди последующих, совершенно одинаковый процент тех, кто предпочитает есть свой хлеб, а кто – нечто иное. Так что, Андрей, не надо про «мы в нашем возрасте съели». Пусть каждый отвечает сам за себя.

И всё-таки не могу не закончить тем, что дело с этим самым «Гражданином поэтом» ребята, и Андрей Васильев в том числе, делают, на мой взгляд, очень полезное. А то, что еще и деньги притом зарабатывают, так это, в реальности, очень часто показатель того, что просто само дело хорошо организовано, а не провалено вопреки самым благим намерениям. В чем, как раз, и есть больше всего заслуга именно Андрея. И этот хлеб честный.
Tags: Журналистика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments