Васильев Александр Юрьевич (auvasilev) wrote,
Васильев Александр Юрьевич
auvasilev

Categories:

Танцующий Айк

Мне представляется, что это даже не из тех проблем, которые принципиально не имеют решения. А из тех, которые толком и сформулировать-то нельзя. И все же попытаюсь изложить, скорее, и не мнение, а нечто типа взгляда на нее.

Потомки президента Эйзенхауэра последнее время усилили свою публичную критику проекта мемориала президента, который собираются строить в Вашингтоне. Утверждают, что задуманное никак не отражает и даже вовсе извращает ту роль в истории страны и человечества, которую сыграл этот выдающийся человек.

Это будет такое непонятно что, довольно большое, размерам не меньше футбольного поля на Моле, в Вашингтоне, самом, наверное, крутом месте подобного типа в мире. Две гигантские стальные стены, колоннада между ними и много чего еще, так, по мелочам.

Самого памятника генералу и президенту там, по сути, нет. Где-то в сторонке на ступеньках присела довольно условная, крохотная по отношению ко всему комплексу, фигурка техасского мальчика. Не знаю, кстати, почему обычно его называют применительно к данному случаю «техасским», хоть он там и родился, но, по-моему, вернее было бы «канзасским», впрочем, я тут совсем не хочу останавливаться на биографии Эйзенхауэра.

Кстати, если кто интересуется, могу порекомендовать книгу профессора Иванова Роберта Федоровича, личности неоднозначной, но уже и это любопытно само по себе. Книга может показаться устаревшей, да и сложно ожидать большой объективности от труда начала восьмидесятых советского ученого по американской истории. Но я и не советую обращаться к описанию военной, политической или государственной деятельности президента. А вот что касается детства и юности, то всё же это работа серьезного исследователя, отнюдь не для широкого читателя, довольно специфическая, издательства «Мысль», если кому-то что-то данное название еще говорит. К тому же, для людей, испытывающих меньшие проблемы, чем я, при работе с англоязычными материалами, там есть богатейший и отлично подготовленный библиографический материал.

Проект мемориала я видел в больших профессиональных альбомах, изображения оттуда, к сожалению, не могу привести, но посмотрите то, что возможно. Придумал сие Фрэнк Гери, фамилию которого что-то давненько я не встречал без определения «великий».

Я не большой знаток и поклонник деконструктивизма. Но некоторые работы Эфраима Голдберга видел в разных странах вживую и в принципе, они мне нравятся. Особенно, конечно, «Джинджер и Фред» в Праге. Хотя жить и даже работать в таком доме и в страшном сне не привидится, но так, посмотреть со стороны – очень даже ничего.

Танцующий дом или Джинджер и Фред


И ту местность, которую называют вашингтонским Молом, знаю неплохо. Бывал и бывал с большим удовольствием. Это уникальное такое пространство, куда, на мой вкус, даже странноватое сооружение памяти Эйзенхауэра может вписаться вполне органично. Впрочем, может и не вписаться, это ведь по проекту на самом деле никогда заранее не определишь.

И что делать?

Да, не знаю я, естественно, что делать. По мне, есть деньги, так надо строить.
А памятник Петру в Москве тоже надо было возводить? Я бы не стал. Вот такая непоследовательность. Но я бы и сносить не стал.

Непоследовательность еще большая.

Совершенно отдельный разговор, а если бы не то, что какому-то более отдаленному родственнику или предку, а моему родному покойному отцу собирались бы посвятить такого рода мемориал? Я, признаюсь, не имел бы ничего против. Но с другой стороны, мой папа не был великим политическим деятелем и вехой в истории человечества. Так что мне, конечно, трудно поставить себя на место потомков Эйзенхауэра. Однако, опять же, а вообще в таких случаях имеет смысл прислушиваться ко мнению родственников? Ведь это же, в конце концов, не надгробная плита, не частное семейное дело, а всенародный знак памяти в столице государства. Мало ли какой там алкаш или просто ограниченный жлоб окажется в потомках, все обязаны его слушать?

Короче, я же сразу сказал, что ничего тут понять нельзя. И даже определить невозможно, что вообще следует понимать. Об «решить» или «придти к выводу», уже не заикаюсь. Но мне почему-то кажется, что тот канзасский мальчик на ступеньке – это хорошо.

- Том!
Ответа нет.
- Том!
Ответа нет.
- Удивительно, куда мог деваться этот мальчишка! Том, где ты?
Ответа нет.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment