Васильев Александр Юрьевич (auvasilev) wrote,
Васильев Александр Юрьевич
auvasilev

Categories:

4.31

Итак, Памфилова Элла Александровна. У нее, насколько я знаю, дом в одной деревне с Петром Мамоновым и еще одним моим приятелем почти юности, имя которого я забыл, директором и совладельцем издательства, название которого я забыл тоже. С Мамоновым я недолго ходил в одну группу по карате, которой руководил Тадеуш Касьянов. Было это лет сорок назад. Потом я первым, как только мой кооператив получил издательские права, выпустил постер группы «Звуки Му». При этом реально, хоть и далеко не близко, общался я с Сашей Липницким, с Петром знаком практически не был, хотя чуть было ни завел роман с одной из его то ли бывших, то ли будущих девушек, тоже не помню, а вот точно только, что она играла на арфе и что романа так и получилось. А с упомянутым издателем я столкнулся при реконструкции знаменитого здания по 1-му Басманному, он не только там был соинвестором, хоть и самым мелким, но мы даже замутили некое совместное издание. Многотомную иллюстрированную детскую энциклопедии. Я к проекту привлек еще Андрея Манна, хозяина «Спид-Инфо» и уже тогда серьезнейшего долларового миллионера. Даже договор подписали, заработать можно было немеренно, но что-то сорвалось. С Андреем меня еще во времена «Медицинской газеты» познакомила Женя Розенфельд, она же Аграновская, впоследствии совладелица «Спида» процентов на десять. А старшего Манна, академика, я знал еще раньше, брал у него интервью, правда, не напечатанное, но он мне подарил текст своего доклада по Гоголю, с очень теплой надписью, храню до сих пор. С Липницким мы по-прежнему общаемся очень редко, но уже столько лет, что стали при встречах смотреть друг на друга чуть ни по-родственному. Касьянов сорвал спину, Андрей Манн давно руководит гигантским холдингом из Бостона, папа его в Сан-Франциско, Женя в Лос-Анджелесе, издатель вовсе исчез с моего горизонта, но именно от него перед исчезновением я узнал, что они с Мамоновым и Памфиловой неким подобием колонии в какой-то отдаленной деревушке. Петя, похоже, там и проводил, в основном, последние годы, а остальные, в том числе и Элла Александровна, видимо, только временами наезжали. Классный я, конечно, мемуарист. Зато честный и искренний. А Памфилова, практически моя ровесница, золотая медалистка, депутат Верховного совета СССР, министр, кандидат в президенты, кавалер множества орденов от «За заслуги перед Отечеством» до «Почетного легиона» и даже «Почетный пограничник», то есть по всем внешним признакам для меня почти инопланетянка. Боролась за права человека сначала при одном президенте, потом при следующем. Первого выдержала, второго, получается, не смогла. Последний раз я слышал ее пару дней назад по радио. Она говорила о возможной реакции возглавляемого ею «Совета» на историю с фотографиями в фашистских фуражках на Селигере. Говорила крайне тоскливо, безнадежно и беспомощно. Сейчас известно, что ее заявление об отставке уже было передано Медведеву. И как-то я понял, что нечего мне тут больше анализировать. Спасибо, Элла Александровна! Всего вам самого доброго. Если дом в той деревушке еще функционирует, желаю Вам по максимуму насладиться природой и постараться забыть о прочем.
. А еще недавно главный редактор «Коммерсанта» Михалин ушел из Общественного совета при ГУВД Москвы. До этого из самого «Коммерсанта» ушел Андрей Васильев. Я его знал, когда он только начал заниматься журналистикой. Сразу поставил перед собой задачу, что именно она, а не какие-либо побочные дела, сделает его обеспеченным человеком. Получилось. Теперь ушел не покой. Мы изредка (крайне) общаемся, как-то даже на бильярде сыграли. Я был просто разгромлен, вообще очень плохо игра, а он весьма прилично. Интересный парень. Сложный. Журналист, по-моему, слабый. Себя считал лучшим руководителем бумажных СМИ в стране. А тут он, возможно, прав. На смену ему поставили человека из электронной прессы. Михалин, как я понимаю, просто по должности стал членом этого самого Совета при ГУВД, а тут журналисту, бывшему его подчиненному, сломали руку в ментовке после Триумфальной. Михаил побился, побился в поисках правды и справедливости, а, после того, как получил объяснение, что журналист сам себе руку сломал, плюнул и вышел из Совета. А вот Венедиктов не вышел. Я Венедиктова видел один раз в самом начале 90-х, когда первые частные СМИ и издательства получали регистрационные удостоверения еще в Моссовете. У «Эха» свидетельство шло за одним из первых номеров, если не самым первым, я получал четвертым или шестым, точно уже не помню, хотя где-то валяется красивая бумажка на память, но лень искать. А, может, то и не сам Венедиктов был и у меня просто аберрация памяти, или кто-то похожий свидетельство получал, хотя, кто ж это способен на него походить? Так вот, Алексей Алексеевич не только из Совета не вышел, но даже добился, чтобы дело по сломанной журналистской руке вновь открыли и даже дополнительно создали независимую общественную комиссию по расследованию инцидента, куда включили Михалина, несмотря на выход из Совета, и Михалин согласился. А еще Венедиктов, как будто, договорился на Совете с милицейскими начальниками, что 31-го на Триумфальной народ особо бить не будут, а прессу, так и вовсе обещали не трогать. Сегодня с площади постоянно идут прямые репортажи, и, тоже, как будто, такого откровенного зверства, как прошлый раз, действительно, не зафиксировано. Только Сергею Удальцову руку повредили, и то, похоже, даже перелома нет. «Задержали Удальцова и Немцова». Услышав новость, моя дочка странно пошутила: «Это они для рифмы». Обычно она шутит лучше. А Алексееву и Лимонова вовсе не тронули. Так что Венедиктов, наблюдавший происходившее вместе с Бирюковым, может гордиться. Он и гордиться. Налицо действенность политики разумного компромисса и эффективность разумного диалога с властями. Маразм и гнусность введены в некоторые рамки подобия приличий и все удовлетворенно улыбаются под страшный рев и дикую вонь автомотошоу на перекрестке Тверской и Садового кольца. Какой там Булгаков, даже если его смешать с Хармсом. Щенки ваши Булгаков с Хармсом. А вот Людмилу Алексееву я никогда вживую не видел. Это я к тому, если кто-то решил, что я про встречи со всеми известными людьми способен придумать. Не со всеми. Знаю только, что она крайне достойный, порядочный человек и на два года старше моей покойной матушки. И надо ей, наконец, отдохнуть, и так за жизнь сделала много больше хорошего, чем самым большим праведникам положено. И не надо больше стоять на убийственной жаре перед ОМОНовским оцеплением и рассуждать о правильности, все-таки, идеи спокойного умеренно-уступчивого разговора с начальством. Этим уж пусть лучше Быков занимается, то есть не стоянием на жаре, естественно, а идеями о разговоре, ему подобное более приличествует. Вообще, к сожалению, реальный по сути политик там только один. Но Эдичка все-таки редкая сволочь, что весьма убедительно еще раз продемонстрировала, наконец обнародованная им партийная программа. Вот так весело заканчивается жаркий июль десятого года. Но правильно и точно подытожить его может только цитата из Довлатова. «Лениздат напечатал книгу о войне. Под одной из фотоиллюстраций значилось:“Личные вещи партизана Боснюка. Пуля из его черепа, а также гвоздь, которым он ранил фашиста...”Широко жил партизан Боснюк!»
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments