Васильев Александр Юрьевич (auvasilev) wrote,
Васильев Александр Юрьевич
auvasilev

Categories:

Pussy Riot отдельно от синагоги

По поводу моего вчерашнего текста о «Пусси Риот», который вызвал необычное и неожиданное для меня количество откликов. Я всегда стараюсь ответить каждому лично, но нынче, по причинам, изложенным ниже, решил изменить этому правилу и обращаюсь ко всем комментаторам вместе.

Начать хочу с грубости и скандала. Я сам человек занудливый, а с возрастом еще и просто часто становлюсь брюзгой. Не могу уже так широко смотреть на мир, как, например моя дочка, для которой, скажем, взгляды Сергея Удальцова являются полностью чуждым бредом, однако она говорит: «Всё, понимаю, но он очень милый и мне нравится, так бы, кажется, и усыновила его». Я к людям подхожу с несколько большими претензиями, возможно, часто излишними и готов обсуждать недостатки их поведения, и их высказываний и даже их мировоззрений и умонастроений. Но до определенного предела.

И если бы эти люди, я намеренно более не употребляю слов «девочка», «девушка» или даже «женщина», поскольку для меня тут уже не важно, могли быть и пожилые мужики, без разницы, так вот, если бы эти люди сидели дома, я бы вполне возможно был готов обсуждать все нюансы, связанные с их поступком в Храме Христа Спасителя. И об уместности вторжения на «чужую» территорию, и о том, насколько именно эта территория чужая для именно этих девушек, и как в принципе соотносятся понятия «чужой» и «Храм», тут тем множество и некоторые вполне могли бы вызвать интерес. Даже лингвистический анализ самой, так называемой «панк-молитвы», и стоит ли, как остроумно заметил один из комментаторов, называть изнасилование «панк-сексом» тоже вполне пригодно как предмет для беседы. Я бы даже мог ввязаться в тонкий филологический и теологический спор, насколько выражение «Срань господня» является богохульством в истинном значении этого слова. Много чего мог бы. Если бы люди были на свободе.

Но когда, давно уже из правоохранительной превратившаяся в карательную, система начинает перемалывать человеческие судьбы, когда тот, кто никого не то, что не убил, а пальцем не тронул, не то, что не ограбил, а копейки не украл, оказывается на годы в заключении, я больше никаких нюансов уже обсуждать не хочу. В этой ситуации меня может интересовать только один вопрос: чем конкретно и практически можно помочь заключенным? Для желающих получить ответ на него, информация имеется на сайте адвоката.

А все эти разговоры, про оскорбленность всего вашего самого святого, и про то что «а если бы кто-нибудь поплясал на могиле твоей матери», это мне всё крайне мало интересно. Я по поводу своей оскорбленности не требую никого в тюрьму сажать, хоть, по сути, вы и все остальные, так вами любимые, только всю жизнь и пляшите на дорогих мне могилах.

Так что, очень прошу. Вы победили. Даже если лично вы не особый сторонник или любитель нынешней власти, то победили именно вы. У вас всё навсегда теперь прекрасно. Нам не о чем больше разговаривать. Я никакой угрозы для вас не представляю, разве что тихо ненавижу, так я всегда вас ненавидел, никогда этого не скрывал, и никогда от этого вам не было ни холодно, ни жарко. Успокойтесь уже, отстаньте от меня, не надо меня читать, не надо мне писать, ну что, я же не подросток, заниматься тут стиранием комментариев, «забаниванием» и прочими детскими глупостями. Пожалуйста, просто забудьте о моем существовании, и вам же самим станет легче. Надеюсь, что был услышан и понят.

А теперь уже к тем читателям, которые всё-таки не считают, что задержанные за страшное преступление люди должны сидеть в тюрьме или подвергаться каким-либо иным мерам силового воздействия со стороны государственных карательных органов. Вернее, к части читателей, разговор с которыми я считаю отнюдь не безнадежным, до разума которых пытаюсь достучаться, но чьи высказывания порой приводят меня в полнейшее недоумение. Давайте еще раз разберемся, что, собственно, произошло.

Несколько дней на всех экранах, в эфирах всех радиостанций и в интернете истерически звенит один и тот же вопрос: а что было бы, произойди такая история в мечети и синагоге? Но кто кого спрашивает? Журналисты сами себя? Или зрителей, подавляющее большинство которых об этом понятия не имеют? Ряженых «казаков» и «хоругвеносцев», которые ходят из передачи в передачу и не совсем себе представляют, как и на что отреагировали бы в синагоге евреи, но зато отлично знают, как им сами следует реагировать на евреев? К кому вопрос-то?

Вот я, например, честно скажу, что не знаю. Я в жизни в мечети или синагоге не был и даже при всей моей любви к религиозной живописи и архитектуре, внутрь христианских Храмов давным-давно, по причинам, о которых не сейчас, тоже стараюсь не заходить. Только на органные концерты в костелы и то, если есть выбор, предпочитаю специализированные залы. И поскольку я не знаю, мне стало интересно. Чисто теоретически, вовсе безотносительно к «Пусси Риот», а вот как модель, попробуем взять мечеть или синагогу, молодых мусульманок или евреек, или вовсе неверующих девушек, и представить себе, что бы с ними произошло в подобной ситуации. То есть не представить, именно этими, чисто умозрительными «представлениями» эфир-то и полон, а попытаться выяснить реальность. Как это можно сделать?

Только сразу отбросим рассуждения «по прецеденту» и ссылки на «аналогичные случаи». Это отдельная тема, тут я могу только сказать, что сравнивать, скажем, поступок Пуссек с подбрасыванием в мечеть свиной головы да еще с оскорбляющей пророка запиской в зубах, это глупость, которую я даже обсуждать не хочу. Остается всего два способа. Первый, самый лучший и надежный, это поставить эксперимент. Признаюсь, не рискнул. Для этого моей любознательности не хватает. Остается тогда способ второй – спросить мнение людей более свежующих. На мой взгляд, в данном вопросе таковыми являются мусульманские и иудейские религиозные деятели.

Почему я не обратился к таковым отечественным, я уже объяснил, могу еще раз повторить. Потому, что, на мой взгляд, наши давно уже не являются людьми независимыми, и их ответ будет отражать не конфессиональное мнение, а государственное, что мне совершенно не интересно, я его и так знаю, а проявления именно его и вижу на практике. Ни с кем из зарубежных авторитетных мусульман мне пока связаться не удалось, кстати, не теряю надежды, а вот с раввином из Нью-Йорка – получилось. Насколько мог, подробно сформулировал вопрос и, опять же, насколько это оказалось возможным, добился ответа. И все соответствующие оговорки сделал. И ответ опубликовал дословно. И что получил в результате?

И раввин не тот, и страна не та, и я полный лох и ничего понимаю, а ребе вообще полный веник, в тесте песни не разобрался, короче, пошел ты, Юрич, со своим неправильным евреем, мы лучше знаем, как это всё происходит на самом деле.

Ну, что я вам могу сказать?.. Только последовать за всё той же еврейской традицией и поделиться историей.

Есть так называемое «каркасное» деревянное строительство, штука, на самом деле очень интересная, наибольшее развитие получившая в свое время в США и достигшая высот, часто в прямом смысле слова, в Неваде, особенно в Лас-Вегасе и Рино, где из, как я это называю, «щепочек» чуть ни гигантские небоскребы стали делать. Но это всё же совсем не для нашего климата.

Есть еще условно Канадские и Финские технологии, но и тут несколько другая история. Во всем этом я тоже кое-что понимаю, но, конечно, ни в коей мере специалистом считать себя не могу.

А вот в наших способах деревянного строительства, основанных на бревенчатом срубе с разными ответвлениями и даже, на мой взгляд, некоторыми извращениями и вырождениями в виде всяких там брусьев и прочих нововведений, мне казалось, я разбираюсь неплохо. Случилось так, что первый свой деревянный дом, причем не рядовую избу, а двухэтажное здание отделения Сбербанка крупного района я построил, причем совершенно, опять же, случайно, оказавшись, полным тогда еще неумехой, в качестве бригадира плотников, уже более сорока лет назад в порту Мотыгино на Ангаре.

И с тех пор, хоть это и не стало основной профессией, но я довольно много понастроил из бревен и даже из так не любимых мною брусьев на бескрайних просторах нашей родины и даже, случалось, делился своим опытом с «зарубежными товарищами». Так что, уже считал, будто знаю про это дело и умею в нем, если не всё, то почти все, и ничего нового для меня тут быть не может.

И вот несколько лет назад потребовалось мне у себя в деревне построить сарайчик. Чтобы он не выбивался из общего стиля, решил не мудрствовать, а сложить такую же рубленую избушку, как и та, к которой сам живу, только маленькую. Удачно в этот момент на соседнем строительном рынке увидел объявление о продаже срубов. Позвонил, выяснилось, что да, ребята из-под Рязани готовы привезти и установить мне сруб любого размера на более чем приемлемых для меня финансовых условиях. Правда, я им говорю, что мне только надо привезти, я сам всё сделаю, но тут они уперлись, нет, мол, мы можем только вместе с работой. Ну, я прикинул, в любом случае крайне выгодно получается, ладно, отвечаю, везите, сколько у вас там бригада, три человека? Хорошо, на несколько дней поселю у соседа в бытовке, благо, есть такая возможность.

Короче приезжают. Два мужика, лет под пятьдесят, а главным у них, как ни странно, племянник одного из них, такой Коля, которому и двадцати пяти еще нет. Почему именно он главный, я понял в первый же день. Но тут для людей от всего подобного далеких следует уточнить один нюанс.

Главным инструментом в плотницком деле, конечно, является плотницкий же топор. В идеале кроме него при строительстве сруба вообще ничего не должно применяться. Не стану сейчас вдаваться в тонкости, но если совсем быстро, то именно от воздействие лезвия топора на волокна дерева и зависит качество сруба. Зубья пилы, даже ручной, не говоря уже о прочих, только всё портят. Но, конечно, давно уже в основном применяют именно наихудший вид данного инструмента, а именно бензопилу, хотя последнее время, правда начали получать распространение и электрические.

Мы тоже в свое время не обходились без знаменитой «Дружбы» и в общем ей каждый уважающий себя плотник владел не хуже, чем ложкой и часто лучше, чем вилкой. Но есть вещи, которые этой пилой по технике безопасности категорически нельзя делать. И главная из них, ни в коем случае нельзя пилить концом цепи. Потому, что при любом неловком движении, или просто что-нибудь там в бревне не то попадется, вся эта работающая и в общем-то довольно опасная штуковина может вырваться и направиться вам в лоб, а не в лоб, так тоже не очень приятно.

Но есть масса операций, когда имеется большой соблазн для быстроты воспользоваться именно указанным способом. Например, при выпиливании дверных и оконных проемов. И конечно очень многие, и я в том числе, всяческую технику безопасности всегда нарушали и концом цепи пользовались. Но каждый раз, всё-таки понимая риск и принимая максимально возможные меры предосторожности. Что, правда, не всегда помогало, за мою жизнь, к счастью, никого не убило, но вот несколько человек покалечились довольно прилично.

Всё это я кратко пояснил для того, чтобы стало ясно, почему именно младший Коля в той бригаде был главным. Естественно, я сам всегда вырубал «чашки» исключительно топором. Но, поскольку сарайчик всё-таки не дом, я разрешил ребятам пользоваться бензопилой без особых ограничений. И практически вся работа легла именно на Колю. Коля пилил, и пилил как раз только концом цепи, и пилил так, как я никогда не видел и даже не подозревал, что такое в принципе возможно. Конечно, это была уже далеко не «Дружба» или «Тайга» и даже не выпускаемый до сих пор «Урал», а довольно дорогой, навороченный немецкий «Штиль» со всякими прибамбасами, максимально повышающими уровень безопасности. Но, во-первых, часть этих именно отвечающих за безопасность прибамбасов Коля по нашей отечественной привычке модернизировал, то есть, попросту отломал, чтобы не мешали хулиганить, а во-вторых, для того, что выделывал с этим инструментом Коля, требовалось уникальное мастерство.

То есть, я, понятно слышал об искусстве резьбы бензопилой и даже видел вживую некоторые образцы этого искусства, по сути своего рода скульптуры, но со знаменитыми канадскими профессионалами этого дела близко знаком не был, а тут впервые близко столкнулся со специалистом такого уровня.

К чему я всё это рассказываю. К тому, что после постройки сарая, я еще придумал мужикам на несколько дней дополнительной работы, беседку стал делать, навес над мангалом и прочую чепуху, для которой до того вовсе не собирался никого нанимать, думал справиться самому, максимум с помощью пары подсобников из окрестных гастарбайтеров. И всё это время не отходил от Коли. Мне, человеку сорок лет в той или иной степени с этим связанному и этим занимающемуся, считавшему, что давно практически всё знаю и умею, было безумно интересно, как же он всё это делает. Я извел Колю вопросами, записывал для памяти какие-то детали, пытался, не безуспешно, кстати, перенять и некоторые практические навыки, хотя, конечно, до Колиного уровня мне никогда не дойти. Тут, кроме всего прочего, нужен еще и талант, а ему, к сожалению, научиться невозможно.

Особого, на самом деле, практического смысла во всех моих действиях не было. Я уже потихонечку поневоле отхожу от физической работы. Но, прежде всего, еще раз повторю, мне было очень интересно! Мне хотелось узнать от двадцатипятилетнего, с моей точки зрения, мальчишки то, что он знал и умел лучше меня. И я получал огромное удовольствие.

А вот вы лучше нью-йоркского раввина знаете, как и что может произойти и в Америке и в синагоге. Ну, так, чего вы со мной-то на эту тему спорите? Напишите сами об этом раввину, у него, как оказалось, я не знал, но какой-то из моих «френдов» выяснил и даже опубликовал у себя в блоге ссылку, есть свой русскоязычный сайт. Свяжитесь с Арье Кацином, объясните ему, как оно бывает на самом деле в этой их чертовой Америке и в этих их уважаемых синагогах. Ему, думаю, будет очень интересно услышать на эту тему мнения кого-нибудь из-под Твери.

Ау, господа! Мне всё-таки кажется, что попытка абсолютно обо всем высказать свое безапелляционное мнение, не есть самый лучший способ существования в этом мире. Когда уже всё знаешь и понимаешь и никакие новые факты и иные, отличные от твоего, мнения уже совершенно не интересны и не нужны, так ведь тут и в гроб со скуки можно ложиться

А я желаю всем вам исключительно долгой, полной всяческих приятных неожиданностей жизни.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 23 comments