Васильев Александр Юрьевич (auvasilev) wrote,
Васильев Александр Юрьевич
auvasilev

Categories:

В нашей бухте сонной

Только не хочется, чтобы сказанное мною выглядело как извинение. В общем-то, не вижу, за что я должен просить прощения. Правда, это не являлось самодеятельным социальным, социологическим или психологическим экспериментом. То есть, нечто подобное присутствовало, конечно, зачем лукавить, но лишь отчасти. Главное, намерения мои и были, и остаются абсолютно честны и серьезны. Я имею в виду идею с организацией и регистрацией политической партии.

Но, поскольку это последний на подобную тему разговор, позволю себе немного подробнее, чем обычно, по порядку и даже несколько углубляясь в историю.

Еще с самых первых митингов, которые я для себя условно обозначаю как «митинги новой волны», с совсем малочисленного на Триумфальной, и чуть более людного, но тоже не особо массового на Чистых прудах, и меня, и не только, а еще и довольное значительное количество приятелей и просто знакомых с похожими на мои взглядами, но я для краткости далее буду говорить только от своего имени, более всего смущал один момент.

Касался он, прежде всего, в более широком смысле, определения хоть сколько-нибудь, если и не реалистичных, то, по крайней мере, разумных целей и задач подобных акций, а совсем узко и конкретнее – их лозунгов. Я прекрасно понимал, что происходит окончательное оформление системы пожизненного единоличного правления в России, а всё остальное, это сопутствующая мишура, даже не сильно камуфлирующая совершаемое режимом. И в связи с этим, всяческие «За честные выборы», «Чурова в отставку» и «Свободу политзаключенным» представлялись странными глупостями, все лишь являющимися частью уже упомянутой мишуры.

Однако в митингах я, тем не менее, продолжал аккуратно принимать участие и по много раз уже мною объясненным личным соображениям, и, не скрою, очень в глубине души, но надеясь, что эмоции обманутых наглыми выборными фальсификациями людей несколько схлынут, хотя бы у той их части, что находится на трибунах и у микрофонов, и будут сформулированы какие-то задачи, а, следовательно, появятся хоть какие-то лозунги, имеющие отношение к сути происходящего. То есть, к необходимости создать систему неизбежной сменяемости власти в стране.

Как я всего этого не дождался, как пытался сформулировать проблему и достучаться хоть до кого-то, имеющего возможности сделать мою позицию более публичной, и что из названного получилось, я подробно описал в текстах «Пролетая над гнездовьем глухарей» и «Улетая от гнездовья глухарей», так что, возвращаться к сказанному более не стану. Но, все-таки, меня несколько беспокоила определенная незавершенность сюжета. Нет, не книги, которую я последний год писал и которая в какой-то степени была связана с происходившими за это время событиями. Книга как раз приобрела полностью законченный вид в ноль часов ноль минут пятого марта сего года, и в этом у меня не существовало никаких сомнений. Но вот относительно собственного моего поведения как-то всё не приходило ощущение последней точки, поставленной в определенном ряду событий. И связано это было с соображениями вот примерно какого рода.

А имеешь ли ты право, говорил я себе, или даже не право, здесь это слово не самое уместное, но чувствуешь ли ты себя комфортно в ситуации, предъявляя нечто типа претензий исключительно другим? Вот пояснить свои мысли тем, кто считает себя оппозиционными политиками, или хотя бы добиться, чтобы эти мысли обнародовали, так же считающие себя оппозиционными СМИ, не удалось, и ты уже удовлетворенно посчитал свои возможности исчерпанными? Не слишком честно получается. Эдак каждому удобнее, конечно, продекларировать, что я, мол, в политику лезть не собираюсь, мое дело высказать пожелания, а практическими делами пусть профессионалы занимаются. Может, стоит свои услуги предложить революционному трудовому народу не только как «пейсателя», по любимому в последнее время, относящемуся ко мне, определению некоторых читателей, но и в каком-либо ином, более применимом в быту качестве? А, заодно, возможно, уточнилась бы позиция и самого этого революционного народа?

Там еще много чего было из классической оперы Васисуалия Лоханкина о судьбах и нравственных обязанностях русской интеллигенции, но не буду более мучить читателя подобным бредом и перейду, наконец, прямо к делу. Тут еще удачно подоспел законопроект о новых правилах регистрации политических партий, так что я плюнул, еще немного отложил окончательное отплытие к берегам счастливой приватности и объявил о начале реальной партийной работы.

Однако здесь придется предельно, по возможности, кратко, но все же уточнить кое-какие детали, чтобы сразу не сложилось впечатление, будто я полный блаженный идиот. Я примерно представляю себе, чего стоит, во всех смыслах этого слова, создать ни то, что политическую партию, а даже небольшую, хоть как-то функционирующую фирму, например, строительную, способную реализовать проект по возведению всего одной избы в ближайшем Подмосковье. И это не так, будто вот я просто вышел на улицу, крикнул несколько раз, что создаю политическую партию, постоял немного, посмотрел, что никто не подходит, а некоторые даже поглядывают с опаской, стараясь побыстрее пробежать мимо, и удовлетворенно пошел домой с мыслью, будто сделал всё возможное. Нет, мои действия были всё-таки несколько более рациональными и имели под собой определенные практические основания.

Во-первых, так совпало, что по личным соображениям, правда, к политической деятельности не имеющим никакого отношения, но уже ровно два года я ежедневно публикую тексты в своем «Живом журнале». И за это время образовался определенный круг в разной степени постоянных читателей этого Журнала. Сейчас их уже более тысячи трехсот. Да, среди них, несомненно, есть и какие-то чисто рекламные блоги, и совсем случайные люди, когда-то автоматически нажавшие не ту кнопочку и просто забывшие «отфрендиться». Но, не стану вдаваться в подробности, однако у меня есть основания быть уверенным, что минимум тысяча «взаимных друзей» читает мои тексты достаточно регулярно. Более того, из этой тысячи некоторые, конечно, имеют вовсе не сходные с моими взгляды, в том числе и по вопросам устройства общества и государства. И все же, более десяти тысяч полученых мною в основном достаточно развернутых комментариев читателей свидетельствуют, что подавляющее большинство именно в области отношения к власти, как таковой, придерживается примерно одних со мной воззрений.

Кроме этого, у каждого из этих блогеров имеется и собственная аудитория, у некоторых даже более обширная, чем моя и с моей почти не пересекающаяся. Ну, и плюс ко всему, мои тексты всё же не реже десяти раз в месяц перепечатываются разными СМИ, в основном, правда, электронными, попадают во всякого рода «топы», так что, судя по всяким «считалкам», иногда количество прочтений моего Журнала доходит до нескольких десятков тысяч в день.

Всё перечисленное давало пусть и небольшую, но вполне реальную надежду, что, конечно, речь не идет о пятистах членах будущей партии, но хотя бы пятьдесят активистов, или всего лишь людей готовых поддержать идею морально и в перспективе предоставить свою подпись с паспортными данными для регистрации партии, собрать удастся. А дальнейшее, уже дело техники.

И, во-вторых, об этой самой «технике». Я, конечно, не Михаил Прохоров и даже не Александр Лебедев. У меня нет их финансовых ресурсов. Но ведь я и не собирался покупать партию или нанимать туда людей. И речь пока не шла о полномасштабном дальнейшем финансировании эффективного функционирования крупной политической силы. Задача ставилась предельно локальная, точная, конкретная и простая. Имея пятьдесят активистов набрать всего пятьсот, ну, желательно, на самом деле, для страховки несколько больше, но не намного, единомышленников и только лишь попытаться всё это зарегистрировать. Да, тут требовалось и организационное, и информационное, и юридическое обеспечение с неизбежным привлечением профессионалов. Это далеко не бесплатно и расценки мне хорошо известны. Так вот, деньги такого порядка у меня есть. Лично у меня, тут никого постороннего искать и привлекать не потребовалось бы.

Рассказываю всё это, не поленюсь повторить, с единственной целью, пояснить, что задуманное, при всей внешней как бы абсолютной несерьезности, все же не являлось полностью наивными фантазиями совершенно оторванного от реальности прожектера или бредом возомнившего себя великим мыслителем и политиком графомана, подобного тем многим, что переполняют нынче интернет. У меня была возможность обратиться пусть к очень небольшой, но весьма, по внешним признакам, активной и думающей части общества, тратящей много времени и сил на высказывание своих мыслей в интернете и опять же, по чисто внешним признакам, имеющей сходные с моими взгляды. Обратиться с предложением пока только в прямом смысле пошевелить пальцем и нажать клавишу компьютерной «мышки» для обозначения своей позиции. Я этой возможностью воспользовался и сделал согражданам предложение попытаться хотя бы изобразить реальное действие вместо непрерывной многолетней болтовни.

А теперь об итогах и результатах. Но начала один частный пример. Есть такое относительно новое, но уже имеющее определенную аудиторию своеобразное интернет-издание «Пабликпост». Причем аудитория это довольно специфическая, состоящая с одной стороны, хоть и не только, но по большей части из людей со взглядами, условно, либеральными, а с другой, и тут уже практически без исключения, из читателей с явно повышенным интересом к социальным и политическим темам. В этом издании я какое-то время ежедневно вел блог и опубликовал подряд более ста пятидесяти текстов, потом перестал, по причинам, о которых сейчас говорить нет смысла. Но тут плюнул на все свои принципы и поместил сначала набросок «Программы партии», а потом и свой призыв к созданию предполагаемой «Партии разового использования» в этом самом «Пабликпосте».

Надо отдать должное редакторам, они, что отнюдь не всегда бывает, поставили поочередно оба материала в колонку на первой полосе с броскими заголовками с достаточно внятным собственными анонсами. Следует заметить, что и в подобных случаях не все мои тексты набирали такое уж большое количество читателей, что автоматически отмечается цифрой вверху публикации. Бывало и сто с небольшим, бывало и под тысячу, но, в среднем, примерно сотен пять обычно набиралось. Так вот, знаете, сколько человек прочли названные «посты» на сей раз? Именно всего лишь прочли, а не откликнулись хоть как-то? Первый текст шестьдесят читателей, второй уже сорок.

И далее уже общий итог. Не считая десятков «перепостов», читателей «лент друзей» и прочего, не очень поддающегося учету, во всяком случае, моему, три текста о «Партии разового использования» несколько дней входили в «ТОП 3000» русскоязычного интернета, добираясь временами до достаточно высоких позиций, и с ними ознакомилось, во всяком случае, более десяти тысяч человек. После чего я опубликовал последнее «Обращение» и дал людям «неделю тишины» для принятия решения.

В результате, исключая членов моей семьи и двух сочувствующих «соотечественников за рубежом», выразили свое намерение поучаствовать в затее:

20 (двадцать) граждан Российской Федерации.

Комментировать я это не стану. Хотя, в виде просто развлекательной информации упомяну еще один повеселивший меня момент.

Некоторые читатели, хотя об этом совершенно не просил, почему-то сочли своим долгом очередной раз впустую потратить время и объяснить, почему они не хотят вступать в партию с заявленными целями. Не буду рассказывать обо всех приведенных доводах, это могло бы оказаться любопытным для будущих исследователей, но сейчас большинству покажется элементарным занудством. Но вот один пункт, вызвавший наиболее массовую реакцию, упомяну. В принципе и согласных с идеей необходимости сменяемости власти, и готовых, по крайней мере, на словах, практически поучаствовать в работе какой-либо политической организации, несостоявшихся партийных товарищей не устроила именно формула «2 президентских срока по 4 года». Кто-то писал, что согласен, но исключительно на один срок, только еще не решил, пять лет или шесть. Кто-то соглашался на два, но обязательно с перерывом, кто-то без перерыва, но тогда можно и до трех сроков… Интереснейших, вплоть до самых экзотических, идей было множество, но признавалась только собственная, остальное не рассматривалось, как ересь и глупость. Читал я всё это с большим интересом и удовольствием.

…Вот не могу, всё-таки удержаться и рассказать еще одну историю о моем деревенском соседе Валере, таксисте и одновременно алкоголике, уже хорошо знакомом некоторым постоянным читателям. Было это прошлой осенью. У нас там на одном отрезке дороги всегда после дождя скапливается вода, и лужа образуется довольно неприятная. Мне она, в принципе, тоже мешает, но, не буду объяснять неинтересные подробности, просто так получается, что мешает сильно меньше, чем еще десятку остальных соседей и, прежде всего, именно Валере, которому и вовсе порой перекрывает въезд в собственный гараж. Так что, я в отношении лужи с инициативой первым никогда не выступал, мне, в данном случае, и вправду, не больше всех надо.

И вот иду я как-то и вижу, что Валера что-то там ковыряет лопатой и куда-то ведро с землей таскает. Чисто из любопытства на ходу интересуюсь причиной, и Валера объясняет, что таким способом пытается устроить нечто типа водоотвода для совсем уж заливающей гараж лужи. Я осматриваюсь, оцениваю ситуацию и понимаю, что копает Валера совершенно не в том месте и работа его полностью бессмысленная. О чем и сообщаю трудяге. Он, естественно, не реагирует, то есть, в смысле реагирует обычным для себя образом. Заявляет, что это я как раз ничего не понимаю, а он всё делает правильно. И продолжает куда-то таскать землю старым дырявым ведром с постоянно отваливающейся ручкой. Я ввязываться в дискуссию, понятно не стал, дошел до своего дома, но там выкатил из сарая тачку, недавно приобрел очень удобную, немецкую, чрезвычайно легкую и маневренную, и отволок ее Валере. На, сказал, не мучайся со своим дурацким ведром, попользуйся, потом помоешь и сам обратно поставишь. Валера, конечно, даже не кивнул в благодарность, но тачку, как обычно, взял, и работа у него, действительно пошла быстрее.

Впрочем, быстрее, это ни в коем случае не эффективнее. Поскольку копал он, на самом деле, совсем не там, где нужно, и толку в том месте хоть от тачки, хоть от экскаватора не было бы никого. Теперь, почему я тачку всё же ему привез?

Ну, во-первых, потому, что мне тачки не жалко, ничего он с ней плохого не сделает, просто не сможет, очень уж надежная штуковина. Какой серьезный личный, особо плотницкий, инструмент не дал бы, это дело святое, а тачка, она и есть тачка, пусть и немецкая.

Во-вторых, всё лучше, пусть хоть имитацией полезной работы на свежем воздухе занимается, чем бормотуху там у себя в гараже глушить до полусмерти.

И, наконец, последнее, правда, самое безнадежное. Витает какая-то такая, совершенно безосновательная надежда, что, может, когда случайно и в Валериной душе что-нибудь проснется, и он тоже кому-нибудь, в какой-нибудь ситуации хоть чем-нибудь поможет.

Понятно, что лужа осталась на месте, а тачку, надо тут отдать Валере должное, как и сказано было мною, вымытую, я обнаружил у себя в сарае. И вот, через некоторое время, чего-то я подумал, а что я буду с этими раздолбаями считаться, кому чего нужнее, ведь мне, если честно, тоже иногда эта чертова лужа неприятности доставляет. Сам, конечно, ничего делать не стал, не те уже годы и силы, договорился с двумя знакомыми ребятами из Туркмении за более чем приемлемую сумму и показал им, что и как надо прокопать, чтобы вода реально ушла. Подхожу через некоторое время проверить ход выполнения работы и вижу, что они всё делают правильно, но вот всё ту же мою тачку нагружают крохотной лопаткой, чуть не саперной и на мой недоуменный вопрос отвечают, что нормальная сломалась, а ничего другого под рукой сейчас нет, да ладно, и так сойдет.

А неподалеку сидит на корточках уже несколько принявший, но вполне пока вменяемый, применительно к нему, естественно, Валера, покуривает, отдыхает, и даже советы какие-то ребятам пытается давать. Я ему говорю, слушай, ты бы не трендел, а принес бы мужикам свою лопату, чтобы мне лишний раз в свой сарай не тащиться. Знаете, что мне Валера ответил? Вполне даже благожелательно, хоть и с легким недоумением. Что, ты, говорит, Юрич, разве могу я этим талибам свою настоящую кованую совковую лопату доверить? Да и копают они всё равно не там и не так, копать надо было там, где я раньше, просто я тогда не совсем верно рассчитал, ты бы лучше велел им туда перейти, а я уж поруковожу, объясню, как всё надо правильно сделать…

На этом тему позволю себе считать закрытой. То есть, я не лужу имею в виду. С лужей это произошло еще прошлой осенью, вода сошла, куда я и рассчитал, и теперь там в любой дождь вполне можно не только проехать, но и пройти.

Отдельно хочу обратиться к тем двадцати, которые все-таки вступили в «сообщество». Ну, прежде всего, просто спасибо. Теперь я знаю, что есть хоть два десятка людей, способных, если не поддержать меня лично, то, по крайней мере, реально откликнуться хоть на какое-то мое, кажущееся мне здравым, начинание. Это, кстати, не так уж и мало, бывают ситуации, когда человек при надобности и одного такого «готового» найти не в состоянии. А что касается дальнейшей судьбы нашего «сообщества», то её мы с вами обсудим отдельно, без посторонних.

…Только еще меньше, чем извиняться за что-либо, мне хотелось бы, чтобы во всем мною написанном прозвучала и малейшая нотка морализаторства, а уж, тем более, осуждения кого-нибудь. Моя вера в необходимость свободы выбора до того абсолютна, что включает в себя неотъемлемой частью так же полнейшее признание свободы никакого выбора не делать. Никто из нас никому ничем не обязан и не должен.

Да, и самое главное. Никто ничем не обязан и ничего не должен нам. Меру собственных долгов и обязательств каждый определят сам и лишь для себя самого. Или, опять же, не определяет.

Свобода выбора, господа. Свобода.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments