Васильев Александр Юрьевич (auvasilev) wrote,
Васильев Александр Юрьевич
auvasilev

Как я видел Сталина

Я тут сейчас перепечатываю этот сюжет из Журнала "сообщества" с целью, которую объясню несколько позднее.

Оригинал взят у igo1947 в Как я видел Сталина

   

Думаю, что в ЖЖ наберётся, дай бог, человек несколько (уточнять сколько боюсь), кто видел живого Сталина.
Я его видел на первомайском параде.
У читателя может возникнуть вполне резонный вопрос - а как ты туда попал, сынок? Здесь  придётся сделать некоторое отступление...
Мама моя, Иванова Клавдия Ивановна, царствие ей небесное, где-то в году 37-ом закончила с отличием школу в городе Кашира (который под Москвой). С работой в то время (не верьте, пожалуйста, что великий менеджер всех работой обеспечил и что жить стало веселее) было не очень. В ГУЛАГе с работой было О'Key, а вот в Кашире совсем плохо - её просто не было (как впрочем и сейчас). Но маме повезло, напротив нашего "родового гнезда", на малой Посадской улице, жила семья Дегтярёвых. В то время, как дед мне рассказывал, их было много. Я маленький застал только двоих - тётю Лину и её сына Виктора.

   Виктор был постарше мамы и работал в Москве. И успешно работал - сумел маму пристроить на работу в пивзаводе. Забыл начисто его название, но находился он где-то на кольце недалеко от ст. метро парк Горького.
   Проработала она там не долго, секретарём (раньше как-то по другому называлось) директора. И как-то к директору приехал кто-то из МК КПСС. И увидел у него на столе отчет, который написала (не напечатала, печатающая машинка этому директору не полагалась, делопроизводство велось от руки) моя мама.
   Мама была скромница и не всё мне рассказывала. Короче, этот из МК КПСС спустя лет этак 30-ть после описываемых событий, мне рассказывает. На кухне, во время моих проводов в армию.
   - Ты знаешь Игорь, я ведь тогда не просто по делам заехал на пивзавод. Мне уже с полгода стали докладывать, что кто-то очень грамотно и с красивым почерком пишет с этого завода. Я тогда работал в протокольном отделе МК почти рядовым сотрудником. Короче, был грамотный из интеллигентной семьи и занимался корректурой писем, прошений и вообще всей почтой, которая к нам поступала. В отделе нас было трое. Я, машинистка и курьер. Вот машинистка (два верхних образований, одно из-за бугра, отец старый большевик на то время ещё не репрессированный) мне и говорит
   - слушай Пётр, я этот пивзавод теперь сразу печатаю не считывая, там ни одной ошибки нет. Я тебе советую присмотреться, кто это так здорово пишет, не враг ли у них там окопался...
   Ну, после такого заявления понятно, что в органы она уже настрочила. И я сразу поехал. В этот же день, зная, что промедление смерти подобно в прямом смысле. Вообще-то я думал, что это пишет мужчина. Но увидев Клаву, был поражён. С директором мы договорились так - он её увольняет прямо сейчас, как не справившуюся со своими обязанностями, а Клава через час приходит в приёмную МК и спрашивает пропуск на её имя.
   Протокольный отдел, в том числе занимался выписыванием пропусков на разные партийные мероприятия, в том числе и на парады. Пропуска выписывались всем. В том числе и Сталину. Мама мне рассказывала - я так волновалась, что испортила два бланка приглашений, но всё обошлось и на следующий день позвонили из секретариата Сталина с его личным пожеланием, что бы только этот работник впредь выписывал приглашения  для членов ЦК и иностранных гостей. Почерк ему понравился сильно...
   Мама проработала в МК КПСС до 60-х замзавом протокольного отдела (сектора). Раз в год у неё была привилегия выписать пропуск на Красную площадь для одного члена семьи. А этот член мог взять с собой одного ребёнка, помнится до 7-ми лет без дополнительного пропуска (читай, после 7-ми ребёнок считался потенциальной угрозой).
   Поскольку папаня мой, к тому времени, сгинул где-то в Гулаге (он служил инспектором в этой системе), то на парад меня отправить было не с кем. Сама мама, как правило, в праздники дежурила в отделе. Поэтому меня отправляли на парад с кем нибудь из её сотрудников и знакомых или чаще с двоюродным братом мамы Виктором.
   В тот раз я были с ним. Было это, как мы потом с мамой вычислили, 1 мая 1952 г. Это было моё, как вспоминала мама, 2-е посещение парада. От предыдущих двух у меня смутные воспоминания. Помню, что испугался грохота, плакал, и какие-то тётки меня успокаивали.          Рассказ, как мы добирались до Красной площади, опущу. Скажу только, что через десяток оцеплений, проверок и пешком после первого оцепления (перед мостом, который рядом с к\т "Ударник").

   Место нашего размещения - на стороне Спаской башни, сразу за мавзолеем. Я сижу на дядиных закорках, а он пробирается к краю трибуны. Пока мы добирались до Красной площади, дядя мне сказал, что моя мама просила его показать мне Сталина. Я, в  предкушении, ору
  - Витька, а где он, там только дворники! Со слов дяди, там внизу в проходе к мавзолею, "дворники" готовились к проходу Самого.
   Короче, дядя окончательно протиснулся (чего толкаешься-то, и ещё с ребёнком - заглохни папаша, пацану надо вождя увидеть) к защитной решётке. Немного спустя дядя мне говорит
- гляди налево, идут. И действительно идут от Крем лёвской стены, впереди несколько человек в форме, за ними генералы (лампасы красные) и сзади тоже в форме. Я опять кричу дяде
   - а Сталин-то где, я не вижу!
 Дядя мне
   - да ни ори ты захребетник, он между генералов идёт.
   Смотрю - промеж двух здоровенных в ломпасах идёт маленький такой мужичок в накинутой серой шинельки и какой-то мятой фуражке. Я опять кричу
   - Вить это маленький такой штоль!
   На этом дядя закрыл мне рот ладонью и мы быстренько ретировались в другое место. Мама и Витор, когда встречались, всегда вспоминали эту историю
  - Вить, а расскажи-ка нам, как ты с Игорьком на закорках, за пару минут доскакал до канадской границы? 
   Вот собственно и всё. А если у вас сохранились пропуска на парад, то знайте, они наверняка выписаны рукой моей мамы.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments