?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Очень коротко и, возможно, несколько неожиданно нынче, так как не «по понятиям», а «о понятиях».

Были газеты и журналы на бумаге с текстом и иногда картинками. Потом появилось радиовещание, где тексты зазвучали, но картинки исчезли. Далее пришло телевидение, к звучащему тексту присоединилась ожившая картинка. И некоторое время существовали вот эти три основных способа передачи общественно значимой информации, а, следовательно, и психологического, идеологического, культурного, много еще какого другого на эти самые массы. Но, понятно, чтобы сохранять приличия, подчеркивалось постоянно, что главная цель это не какое-либо воздействие, а всего лишь информация. И все структуры, независимо от того, чем они занимались на самом деле или, во всяком случае, занимались по большей части, стали именовать себя средствами массовой информации. Или СМИ.

Но в какой-то момент всего лишь один из трех способов передачи сигнала и информации стал настолько более массовым и действенным чем остальные, что из-за чрезвычайной силы свое влияния превратился в нечто значительно большее, чем технический вариант распространения звука и изображения. Вот тут и появилась эта, мягко говоря, очень странная идея «общественного телевидения» Причем, что характерно, зарождаться и распространяться она стала одновременно на двух противоположных полюсах.

С одной стороны, некоторые либералы и демократы искренне испугались возможности монополизации и попадания столь сильного инструмента в не те руки. Если помните, даже такая страшилка появилась: «Представляете, что было бы, если бы у Гитлера было телевидение в его современном виде, он бы точно завладел всем миром!» И с этого перепугу они запаниковали, задергались, принялись изобретать что-нибудь такое хитрое, чтобы и свободу слова вместе со свободой информации ни в коем разе не затронуть наглейшим ограничением, и одновременно как-нибудь при этом общество обезопасить от возможных гитлеров.

А с другой стороны, эта мысль об «общественном телевидении» явилась очень удобным прикрытием, дымовой завесой и весьма соблазнительной уловкой для тех, кто хотел всячески замаскировать, что в его руках находится действительно, как тогда казалось, самый мощный с момента появления человечества, инструмент массового воздействия на умы.
На самом деле, как всегда, как у тех же самых мальтузианцев, проблема казалась абсолютно неразрешимой, и человечество оказалось на краю пропасти. Но очередной, миллионный уже раз это же самое человечество довольно спокойно, как и с «зеленой революцией», пропасть перепрыгнуло и продолжило движение дальше. Потому, что пришел Интернет

Впрочем, на это даже не очень и обратили внимание. Поначалу начались какие-то отдельные, отрывочные и на первый взгляд никак не связанные друг с другом процессы.

У газет падали тиражи, производство на бумаге становилось все менее рентабельным и многие стали делать параллельно электронные версии, даже не очень задумывая о каких-то новых форматах, а просто из-за оперативности и дешевизны.

Радиостанции вдруг обнаружили, что количество в чистом виде слушателей или не растет вообще, или растет очень медленно, а открытие своего сайта сразу дает скачек числа потребителей, хотя часть из них даже и слушателями-то не является, а так и остается читателями, но на массовость это влияет только положительно.

Телевизионщики же и сами выяснили массу любопытных для себя вещей. И что в некоторых случаях в Интернете сигнал распространять проще и дешевле, и что многим людям удобнее смотреть новости телевизионного канала в отдельном угловом окошке компьютерного монитора, постоянно находящегося у них перед глазами, чем идти куда-то включать отдельный ящик, и еще множество всякого поняли телевизионщики для себя интересного.

Скоро выяснилось, что нет никаких проблем в электронные версии чего угодно вместо обычной фотки, иллюстрирующей сюжет, поставить любой видеоролик. А тут еще появились все эти ридербуки, наладонники, планшетники, черта лысого по всем карманам у каждого, от школьника до пенсионера. А на пороге уже мягкие экраны, которые и в трубочку можно свернуть, и сложив в десять раз просто засунуть в портмоне, рядом с кредиткой и визиткой. То есть, предельно ясно стало, что в самое ближайшее время не будет никаких газет, радио и телевидения. А вернемся мы на новом только витке, к тому, с чего всё и начиналось. К СМИ. Но универсальным.

Любой человек в любом месте на любом носителе привычно ткнет пальцем и попадет на БиБиСи, «Эхо Москвы», в «Коммерсант», «Нью-Йорк таймс», «Российскую газету» или на НТВ. Там, конечно, могут оставаться традиционные названия, типа газета, радиостанция или телеканал, но это уже будет не указанием на форму и зависящую от нее суть, а именем собственным. Как с «Московским комсомольцем», давно переставшим быть и только московским, и, особенно, комсомольцем.

Так что, забыли про телевидение. Любое. Общественное, не общественное, антиобщественное. Проехали. Никто из моих троих детей последние пятнадцать лет телевизор как таковой вообще не смотрит. И друзья их не смотрят и друзья друзей. Однако сами по себе СМИ никуда не делись и не денутся. И влиятельности и силы массового воздействия вплоть до поражения не только не утратили, а даже наоборот всё увеличивают эту самую силу, пользуясь, в том числе и новыми технологическими возможностями, предоставляемыми всё тем же Интернетом.

Зачем я еще раз повторил все эти банальности, и так прекрасно известные каждому? Да по одной простой причине. Чтобы убрать из всех этих начавшихся сейчас разговоров завораживающее некоторых и только все путающее великое могучее почти мистическое слово «телевидение». А оставить то, что и будет в некоторой перспективе работать. Кстати, тоже не будем предсказывать, сколь долго. Может, через несколько десятилетий возникнут технологии прямой трансляции в мозги и человечество очередной раз решит, что оно на краю пропасти и опять станет говорить об «общественной телепатии». Но пока мы можем ненадолго расслабиться в уверенности, что работать будут просто «Средства массовой информации». Только универсальные, без подразделения на способ распространения сигнала. Вот и всё. И обсуждаем именно СМИ. Договорились?

А если договорились, то давайте поднимать вопрос об «общественном СМИ». Вот все уже и заулыбались. Потому, что вот относительно просто СМИ, а не какого-то там великого, ужасного мифической мощности и сверхъестественной силы «телевидения», почти каждому уже основное понятно. СМИ, как и всё остальное в этом мире, может иметь только две формы собственности. Частную и государственную. То есть, в реальности и вовсе лишь одну, так как и «государственная собственность» тоже полнейшая фикция, но эту больную тему мы сейчас трогать не станем, предположим условно, что «госсобственность» существует. Но в любом случае пытаться придумать и представить как существующее и функционирующее любую третью форму, является чистейшим фокусничаньем и надувательством. Даже, а возможно и в особенности, если называть эту третью форму «общественной».

Общественным что-то может быть по способу потребления или использования, как уже в прошлый раз упомянутые мною туалеты и бани. Или тот же общественный транспорт. Но при этом сам даже такой монстр как московский метрополитен не может быть по форме собственности общественным. А попытка изобразить что-то подобное приводит к тому, что свои четвертные в кассу сдаем мы, а прибыль сотнями миллионов десятилетиями получает товарищ Гаев, при том, что в переходе на «Киевской» с каждым днем ситуация приближается к самым страшным фантазиям Хичкока.

Одна из читательниц попыталась мне, неразумному, объяснить, наконец, что такое «общественное телевидение». Сказала мне, что это так называемое «СОТВ» под руководством Игоря Яковенко, созданное вокруг «Сноба» и при финансовой поддержке, как я понимаю, и самого Каспарова, и близких ему людей. А когда я страшно удивился, с какого это переляку СМИ, учрежденное некими, может, и вполне приятными мне людьми, но как бы без всякого моего ведома, я должен признавать «общественным», то получил такой убойный аргумент: «А что, разве они не члены общества?» И чтобы уже совсем меня убрать, была дана в подкрепление этого аргумента и такая ссылка на непререкаемый авторитет:

«Вот на Радио Свобода прозвучало: – Общественное телевидение – это телевидение, в котором заинтересованы люди, которые платят за это деньги. Это их канал, где обсуждаются, прежде всего, любые проблемы, любые законы, любые болячки. Люди знают, что у них есть канал, где скажут все, канал, не принадлежащий никакому олигарху или государству, которое может наврать или скрыть что-то».

У меня чуть слезы от умиления не брызнули. Тут имеет смысл немножко разобраться по порядку. И начать с самого носителя и вещателя истины.

Радио Свобода финансируется Конгрессом США как частная организация. Не будем вдаваться в это юридическое и бухгалтерское лукавство. Достаточно понимать то, что прекрасно понимает и каждый работающий на этой радиостанции и каждый ее слушающий. Мнения людей, на ней выступающих могут совпадать с мнением Конгресса, Правительства США и редакции Свободы. Могут не совпадать, и даже быть прямо противоположным. Более того, у самой редакции по каким-то вопросам оно может быть совершенно иным, чем у Конгресса и Правительства, а те, в свою очередь, тоже, как хорошо известно, тоже не всегда и не во всем единодушны. Но общее направление духа, идеологии и смысла работы всех служб Радио Свобода никак не могут расходиться с основными нравственными, идеологическим и политическими ценностями, поддерживаемым Конгрессом США.

А когда некоторые службы несколько откланялись там, например, в сторону некоторого национализма или тоталитаризма, то их очень четко поправляли и такое, кстати, случалось и с Русской службой. Поэтому говорить о независимости Радио свобода от Конгресса США, несомненно, можно, но только исходя исключительно из того, что говорить можно вообще о чем угодно.

Другой вопрос, устраивает ли вот конкретно меня такая ситуация и именно с Радио Свобода? Более чем устраивает. Пока мои собственные взгляды на саму свободу и демократию в основном совпадают со взглядами на это большинства в Конгрессе США. А перестанут? Да, шансов немного. Но, ни от чего нельзя зарекаться. Так что, надежнее, если бы были пара десятков независимых крупных медиамагнатов, пара сотен поменьше и несколько тысяч совсем крохотных. Но ведь в самой той же Америке так и есть, скажите вы. Правильно. Потому они у себя внутри и не разрешают работать никаким «независимым» СМИ, финансируемым из бюджета. И как-то так никто, кроме наших патриотом не считает, что в США нет свободы слова.

Но вернемся к цитате про «общественное телевидение». «На радио Свобода» прозвучало», то ведь только такая форма речи, там ничего само по себе не звучит. А сформулировала приведенное определение конкретно в интервью Ирена Лесневская.

Я был лично знаком с Иреной Стефановной уже более пятнадцати лет назад и очень шапочно, но всегда и по-человечески очень тепло к ней относился, и с большим профессиональным уважением отношусь к тому, что она делала и делает, что в журналистике, что в издательском деле, что на телевидении или в любой другой области. Знаю тех, у которых к Лесневской другое отношение. Так что говорить о ней можно всякое. Но вот только никто никогда не мог сказать, что Ирена не является очень четким, очень жестким и очень определенным не только руководителем, но и именно собственником любого своего дела. И ей самой в голову не придет организовывать какие-то там «общественные СМИ», и уж тем более, в них работать. А зачем и с какой целью она изложила подобную глупость на Радио Свобода, не знаю. Значит, ей так для чего-то надо. Совершенно не собираюсь гадать для чего, но уж точно не для того, чтобы самой заниматься этим самым «общественным телевидением» как реальным делом.

А уровень того, сколь серьезно она сама относится к самой собою же сказанному, можно определить по тому, как она смотрит, то есть на самом деле, понятно, что всего лишь говорит, будто так смотрит, на предполагаемую систему финансирования этого астрального «общественного телевидения»: «Ну, если Михалков смог добиться получения однопроцентного налога с каждого выпускаемого в стране диска, то народное телевидение тоже могло бы существовать».

То есть, представляете себе «независимое общественное телевидение», которое в нашем государстве финансируется таким же способом, как самый вольнолюбивый и независимый, практически тоже «общественный» Никита Сергеевич Михалков?

Кстати, еще один читатель, тоже объясняя мне, насколько я не понимаю прелесть настоящего общественного телевидения, привел мне пример Германии, где оно прекрасно существует не за счет бюджета и налогов, а за счет неких средств, собираемых специальной организацией как процент с продажи телеприемников. Это отдельная смешная тема и я не стану сейчас ее развивать. Скажу только что тут, конечно, тоже можно придумывать разные хитрые слова и морочить себе голову, но если вы спросите любого предпринимателя, коммерсанта, потребителя, да вообще, по сути, любого, кто хоть как-то зарабатывает или тратит деньги, как называется то, когда какая-нибудь уполномоченная государством организация принудительно и в обязательном порядке собирает деньги с чего бы то ни было и с кого бы то ни было, получите от подавляющего большинства единственный ответ - налоги. Я написал, что от большинства, а не ото всех потому, что всегда есть те, кто назовет подобное просто грабежом.

Так что, с какой стороны не подойди, идея некого «общественного СМИ» выглядит как полнейший и даже теоретически не представимый бред. И вот после долго времени полнейшего недоумения и совершенного смятения души, на меня вдруг снизошло озарение и я все, наконец, понял!

Дорогие мои, хорошие! Под словосочетанием «общественное телевидение» вы просто подразумеваете хорошее, качественное СМИ, уровень работы которого вас бы устраивал, и ничего больше. Вам нужно не общественное телевидение. Вам на самом деле нужно «общественное общество» и как его производное, «общественное государство». Но вы не знаете, как это сделать, не можете ничего даже внятно сформулировать, вот и несете с тупым упорством какую-то унылую тягомотину об «общественном телевидении».

Короче, надо прекратить придумывать велосипеды и главное перестать называть вещи чужими именами. Должно быть не некое «общественное СМИ» а самые обычные независимые от государства СМИ в большом количестве. И в этих условиях даже какое-то фантастическое «общественное СМИ» тоже могло бы прекрасно работать. Только если бы таких СМИ было хотя бы с десяток и еще желательно, чтобы и их руководители и те, кто их финансирует, смертельно ненавидели друг друга. Тогда в результате конкуренции и борьбы мнений у потребителя информации был бы шанс получать хоть относительно объективную картину мира. А одно некое «общественное» СМИ в стране такого позволить себе не может, так как известно, что превышение определенного уровня плюрализма внутри одной головы является несомненным признаком шизофрении.

…Когда самый в тот момент могущественный человек на планете, президент великой страны, только недавно триумфально переизбранный на второй срок, начинает обманывать свой народ, фемида растерянно поводит глазами под повязкой, зажмурившись от ужаса, а монстры типа «Нью-Йорк Таймс» поджимают хвосты, встает тихая, побитая судьбой женщина, довольно случайно, волею трагических личных обстоятельств оказавшаяся руководителем тогда еще довольно скромного регионального издания и говорит двум своим тоже не очень удачливым, но за время этих не больших удач успевшим стать профессионалами высочайшего класса корреспондентам: «Чтобы я больше никогда не слышала от вас слова «никогда». И поднимает их в атаку. И нет больше никакого самого могущественного человека на планете. Чудо еще, что в тюрьму не сел.

Правда, для это нужно, чтобы к подобному было готово общество. Так что, после этого «Вашингтон Пост» стала «общественным СМИ»? Нет, просто СМИ, авторитет которого признало общество.

А, знаете, меня это вполне устраивает. Может быть, лучше попробовать пойти вот таким путем?

Comments

igor734
20 апр, 2012 13:11 (UTC)

Но ведь в самой той же Америке так и есть, скажите вы. Правильно. Потому они у себя внутри и не разрешают работать никаким «независимым» СМИ, финансируемым из бюджета.

Маленькая поправка: "из американского бюджета". Из российского - вполне разрешают (Russia Today) :))

Profile

вторая
auvasilev
Васильев Александр Юрьевич
http://vasilev.su

Latest Month

Ноябрь 2019
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Page Summary

Разработано LiveJournal.com
Designed by yoksel