Васильев Александр Юрьевич (auvasilev) wrote,
Васильев Александр Юрьевич
auvasilev

5.24

1. Автор считает, что следует отменить 82-ю ст. УК, разрешающую суду «1. Осужденным беременным женщинам и женщинам, имеющим детей в возрасте до четырнадцати лет, кроме осужденных к лишению свободы на срок свыше пяти лет за тяжкие и особо тяжкие преступления против личности, …отсрочить реальное отбывание наказания до достижения ребенком четырнадцатилетнего возраста.»
2. Аргументирует это свое мнение всего двумя фразами – «Интересно, чему преступники будут учить детей?» и «Нечего преступникам на свободе разгуливать – неважно, чиновники они или бомжи".
3. Статья, по мнению автора была принята под давлением и при одобрении неких «гуманистов», которые характеризуются следующими признаками:
а. Они «яростно обличают сейчас Шавенкову и вынесших приговор судей применяют» и « ровно те же двойные стандарты, в применении которых они обличают иркутские органы правосудия».
б. Они с «упоением рассказывали, что теперь всякая мразь, нарушившая закон, может не сидеть в тюрьме, а воспитывать дома своих детишек».
в. Их « настроения радикально поменялись, когда в деле оказался замечен отпрыск «чиновной фамилии» – пресловутая Анна Шавенкова. Сразу всё умиление исчезло из хомячьих глаз, кровь прилила к голове, клыки вылезли из пасти, и раздалось шипение «рассспни её»!
г. Они бы радовались, «Была бы Шавенкова не дочерью чиновника, а наркоманкой и воровкой, и не задави она барышень дорогим автомобилем, а урони на них по пьяни из окна гантелю с тем же исходом, …говоря «как хорошо, что мать сможет воспитывать детей», «да, грешна, но раскаивается».
д. Они винят Анну «не в том, что убила, а в том, что имела наглость быть благополучной. В России таких не любят». И еще в том, что она оказалась «о ужас! – владелицей праворульного автомобиля».
е. Им «не нужен закон. И правда не нужна. Им нужна кровь, кровь тех, кто проносится мимо них в дорогих автомобилях, тех, кому они с завистью и злобой смотрят вслед»
ж. Они считают, что «вину Анны отягчало то, что вместо помощи пострадавшим она имела наглость интересоваться повреждениями своего авто».

4. Автор считает, что «Закон должен быть одинаков для всех».

Кроме перечисленного, в тексте имеются всего еще два значимых высказывания.
1. «Не далее как месяц назад в «Московском комсомольце» была не менее восторженная статья о том, что не только женщинам, но и мужчинам теперь можно не отбывать наказание, если у них есть малолетние дети. К статье прилагалось интервью с таким «вольноотпущенником» в котором он рассказал, как несправедливо его осудили. Разумеется, разве есть виновные в наших тюрьмах? Исключительно жертвы режима!»
2. «Мне, собственно, плевать на Шавенкову и на весь иркутский облизбирком. Плевать на праворульные машины. Да, собственно, и потерпевшие мне не родственники. Нет, конечно, как честный человек я должен их пожалеть, но это скорее от разума, нежели от сердца».

Относительно статьи в газете отдельно разбираться не имеет смысла, так как автор не приводит ни каких конкретных фактов из ее содержания, а серьезно анализировать фразу «Разумеется, разве есть виновные в наших тюрьмах? Исключительно жертвы режима!» я все же, несмотря на крайне нынче благодушное настроение, позволю посчитать излишним.
То же, что автору «плевать» на совершенно незнакомую женщину и еще на ряд людей, не то что фамилии, а даже количество которых ему не известно, входящих в «иркутский избирком» - это говорит только об уровне воспитания самого автора.
А вот признание в том, что автор, может пожалеть убитую и искалеченную женщин только «как честный человек», да и то «скорее от разума, нежели от сердца», свидетельствует о странном психическом отклонении. Как-то так сложилось к нашему времени, что все же элементарной нормой реакции человека, когда он узнает о трагической гибели невинных людей, является хотя бы простейшее сожаление. При этом не обязательно быть великим гуманистом, как в общепринятом значении этого слова, так и в кавычках, как его употребляет автор. Но обсуждение степени эмоциональной или нравственной нормы в данном тексте вовсе выходит за рамки моих интересов. Остается добавить, что два раза употребленное в тексте слово «барышни» по отношении к погибшей 34-летней Елене и оставшейся инвалидом 27- летней замужней Юлии Пятковым, какое из значений в каком словаре не возьми, в данном контексте несет явно если не негативный, то уж во всяком случае, несомненно пренебрежительный характер. Но это совсем уже мелочь, и на фоне прочего легко списывается на стилистическую неточность.

Таким образом, пригодными для обсуждения остаются только сформулированные в начале четыре пункта, добросовестный читатель может еще раз обратиться к тексту Автора и убедиться, что я ничего не упустил и не добавил. Давайте же попытаемся без всяких эмоций разобраться в сказанном так же по пунктам, для удобства перехода к основному, начав с последнего.

4. Фраза «Закон должен быть одинаков для всех» вряд ли может вызвать большие споры. Хотя в разные времена, в разных традициях и в разных юридических системах толкования данного положения могли и различаться, и даже весьма значительно. Но все же, если мы говорим сегодня о той части европейского правосудия, что видит свои истоки в римском праве, то, не вдаваясь в детали и нюансы,
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments