Васильев Александр Юрьевич (auvasilev) wrote,
Васильев Александр Юрьевич
auvasilev

Categories:

Наместники разврата

Только очень прошу не смешивать темы и попытаться правильно понять, о чем именно я сейчас хочу сказать.

Сам по себе Закон, условно уже прозванный в народе «О цензуре в интернете», по моему мнению, однозначно справедливо получил такое наименование. Хотя и формальным поводом для его принятия послужило якобы беспокойство о защите нравственности детей. Тут в принципе дети, конечно же, абсолютно не причем, просто идет отработка чисто технических приемов и именно цензуры, и именно в сети.

Упомяну только, что я давно уже, неоднократно и достаточно подробно писал, что благостное мнение многих, что, мол, интернет не поддается регулированию и, по крайней мере, хоть тут на демократию и свободу слова никто не сможет покуситься, не имеет под собой никаких реальных оснований. А когда люди, считающие себя большими специалистами в компьютерных технологиях, начинали доказывать мне мою в этом смысле безграмотность и приводили множество доводов, «почему контроль невозможен», я с безграмотностью, естественно, полностью соглашался, но противопоставлял их аргументам исключительно собственную безграничную веру в способности отечественных спецслужб.

Так вот, к большому и искреннему моему сожалению, я оказался даже слишком прав и в самое ближайшее время мы увидим, как, кстати, что комитетчики особо изысканно и издевательски придумали, на деньги самих же интернетчиков, в основном провайдеров, все технические вопросы контроля за интернетом будут решены. Соответствующие контракты уже готовятся, и денежки собираются, и поставщики радостно засуетились. А уж как всё будет отлажено, то по какому поводу соответственную кнопочку нажимать, это «кому следует» и «когда следует» решит без проблем и спроса нашего мнения. Так что, тут обсуждать нечего и детскую нравственность упоминать просто глупо.

Но есть совершенно другой аспект. Его выразителем и я бы даже сказал, глашатаем, как ни странно уже не первый год, а то и десятилетие, является такой странный персонаж, как Александр Минкин из «МК». Но если бы этот экзотический мыслитель был одинок, и упоминать об этом не стоило, однако я знаю еще множество вполне как бы вменяемых и во многом другом вполне разумных и уважаемых мною людей, которые абсолютно уверены в необходимости разно вида цензуры. Естественно не политической, а исключительно нравственной и моральной. И наибольший упор всегда делается, понятно, но ту самую защиту детей от ужасающей безнравственности окружающего мира.

Мне не хотелось бы выступать в обычной ныне стилистике обобщения собственного опыта до уровня всеобщей и абсолютной истины. Потому постараюсь говорить предельно точно и конкретно.

Во-первых, лично мне родители или кто-либо другой никаким образом специально и намеренно никогда не ограничивали до тех пор, пока с ними жил, доступ ни к какой информации. От меня не прятали никакие книги, не выгоняли из комнаты во время «взрослых разговоров» и я никогда не слышал фразы «тебе об этом слышать ещё рано».

Мне было лет десять, может, немного больше, мы очередной раз оказались в Москве и вдруг я случайно узнал во дворе, что в клубе на Зубовской идет французский фильм «Анжелика – маркиза ангелов». Случались в те времена такие чудеса кинопроката. Это сейчас про подобное пишут «детям рекомендуется просмотр совместно с родителями». А тогда было просто «детям до 16-ти» и никаких разговоров. Мальчишки с горящими глазами пересказывали не понятно с чьих слов, что «там такое показывают с голыми тетками!..» Я, конечно, даже не мечтал попасть на это кино, но чем-то таким мечтательным, типа, везет же некоторым, поделился со сверстником, соседом по коммуналке. Мать случайно услышала и в ближайшую субботу сказала: «Пошли».

Тут надо заметить, что вообще моя мама была в общественных местах и со служилыми людьми человеком чрезвычайно скромным, почти застенчивым, но единственные, с кем она умела разговаривать, обладая в этом вопросе большим опытом, были театральные билетерши. В клубе нас встретила, правда, не театральная, но всё же классическая билетерша, которая встала на нашем пути мощной грудью и начала шипеть на протянувшую билеты маму: «Женщина, вы что, с ума сошли, дело даже не в том, что не положено, но там в принципе такой разврат на экране, а вы с ребенком претесь!..»

И тут, почти полвека прошло, а я помню, как вчера было, моя тишайшая мама медленно подняла на билетершу ставший профессионально стальным взгляд педагога колымского интерната для детей-чукчей, больных стригущим лишаем и я услышал соответствующий взгляду тон: «Милочка, я учитель с двадцатилетним стажем, а вы будете за меня решать, что следует смотреть моему сыну? А ну, позовите немедленно свое начальство или я сейчас вызову проверочную комиссию из министерства образования».

Я уж не знаю, то ли совершенно не к месту упомянутое исключительно потому, что никакого другого мама просто не знала, министерство, то ли по каким иным, неведомым мне причинам, но билетерша начальство звать не стала, а как-то мгновенно ретировалась, и кино мы посмотрели. Признаться, я даже несколько был им разочарован, но зато во дворе потом долго оставался, явно привирая и приукрашивая, самым авторитетным рассказчиком «про такое!..»

Не надо считать меня наивным идиотом, понимаю, что сейчас это звучит смешно и считавшаяся тогда информация «не для детей» в сравнение с нынешней не идет. Но ведь родители, которые в моем детстве прятали от своих детей, уж не говорю о чуть не от руки переписанной и перерисованной Камасутре, но и Боккаччо с Апулеем, и Мопассана с Куприным, столь же искренне и неистово тогда радели о нравственности своих детей, что и нынешние. И столь же абсолютно были уверены в своей правоте.

Так вот, во-вторых, я за всю свою жизнь так и не встретил ни одного человека, который бы стал безнравственным или просто плохим человеком, от того, что «какое-то не такое» прочитал, посмотрел или узнал. Обратное случалось, когда именно незнание или недостаток информации приводили к печальным последствиям. А чтобы её переизбыток оказался катастрофичным или хотя бы вредным… Нет, не сталкивался и даже не слышал о подобном.

И, наконец, в третьих. Я вырастил троих детей. Никогда не ограждал их ни от каких информационных потоков. Паролей на телевизионные каналы не ставил, в домашнем интернете ничего не блокировал, про литературу или кинофильмы уже не говорю. Тут всегда была полнейшая свобода. Хотя, признаюсь честно, было несколько случаев, особенно, когда дочка была еще ребенком, меня иногда чуть не выворачивало от того, что я иногда случайно видел на экране перед ней. Но ни разу не сказал, чтобы выключила немедленно, не говоря уже о каких-то более серьезных и системных запретах.

У моих детей есть множество проблем в жизни. Немало их и в моих взаимоотношениях с детьми, которые уже давно не дети. Но ни одна из этих проблем никак не связана с тем, что «безнравственное телевидение», «ужасающей извращенности, развращенности и греховности интернет» или еще что-то иное внешнее, крайне мерзкое и непристойное, отрицательно повлияло на их характеры или мировоззрение.

А свинья, она всегда грязь найдет. Но, не потому, что грязь виновата, а оттого, что она свинья. И свиньей стала отнюдь не из-за грязи, а по причинам, каждый раз индивидуальным, чрезвычайно многочисленным, но иным, разговор о которых явно превышает разумные размеры одного текста, который я на этой оптимистической ноте и заканчиваю.
Tags: Былое
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments