Васильев Александр Юрьевич (auvasilev) wrote,
Васильев Александр Юрьевич
auvasilev

Category:

22 июля умер Берковский

Публикую и по просьбе одной из читательниц, и по собственному чувству уважения к этому ученому и композитору.
Оригинал взят у larissandrija в 22 июля умер Берковский
У меня эта история так давно просится выйти за просторы своего круга устного общения…
Я, можно сказать, на музыке Берковского выросла. Нет, даже так - взросла. Сильно повлиял. «Гренада», «Под музыку Вивальди» итп у нас в доме затёрты были до дыр в буквальном смысле слова. На голубых пластиночках «Кругозора» (должны помнить).
Проходит лет 30. Я живу уже совсем не на Урале, а в Старом Осколе. У нас тут филиал Московского института Стали и Сплавов. Неплохой, кстати. Я – журналист, про этот филиал регулярно пишу, какой он хороший, с директором – на короткой ноге. В 2004 году у филиала – 25-летие. Меня приглашают на торжество и сообщают, что главной фишкой концерта будет выступление Берковского.
- А с чего это?
И тут я с ужасом и благоговением узнаю, что Берковский – профессор МИСиСа, автор охренительных научных открытий в области то ли металловедения, то ли типа того, учебников и всё такое прочее. И что он каждый год приезжает в Старый Оскол на сессии, живёт у директора нашего филиала и ночи напролёт распевает с ним под гитару. «Блин, - говорю, - что ж вы мне раньше не сказали, я бы к вам в компанию напросилась!» - «Я что-то не подумал, что ты авторскую песню любишь», - ответил мне, царствие ему небесное, директор Вячеслав Борисович Крахт.
На сцену нашего ДК Берковский вышел еле-еле, пел, сидя на стуле (у него вместо коленных суставов были протезы). Но пел мощно. Ну, там речи потом всякие, все двинулись на банкет. Я зашла за кулисы, а Виктор Семёнович сидит один в углу - в угаре праздника про него все забыли. Говорю: «Давайте, я Вам помогу до банкетного зала дойти». Он одной рукой о мою руку опёрся, другой – на тросточку, и мы с ним вот так ковыляем. А между залом и сценой – туалет. И он мне говорит: «Вы извините, надо бы сюда зайти». И ушёл. А я - натура нетерпеливая, наверное, через полминуты (хотя мне казалось, что час прошёл) начала нервничать, что его долго нет. Стою под дверьми мужского туалета и представляю себе, как он там упал и валяется, никому не нужный. Не могу определить временные рамки, но через какое-то время начала в дверь заглядывать. Представьте картину маслом: открывается дверь туалета, выходит мужик, а через его плечо какая-то безумная тётка заглядывает. Как меня ещё в ментовку никто не сдал…
Потом добрели мы до банкета, сели рядом, я ему рассказала, что мой сын в Москве учится, и он мне не салфетке написал номера своих телефонов – домашний, мобильный, студии со словами: если сыну что-нибудь будет нужно, или вы будете в Москве – звоните и обращайтесь без проблем. Как я эту салфетку потеряла – ума не приложу. Но увидела Берковского в следующий раз через несколько месяцев уже в гробу, утонувшем в цветах. Помню буквально распухшую от слёз Татьяну Никитину в каталке со сломанной ногой, Лукина, ещё каких-то известных людей. Первый раз в реале услышала аплодисменты, когда выносили гроб.
Очень светлое воспоминание осталось, несмотря на «туалетную» тему. Не хочу банальностями продолжать. Ушёл мой товарищ, и песню унёс.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments