Васильев Александр Юрьевич (auvasilev) wrote,
Васильев Александр Юрьевич
auvasilev

Оказывается, советский суд, это ещё не самый справедливый суд в мире

Самое смешное, что последнее время всё чаще мне, природному, можно сказать, инстинктивному и урожденному антисоветчику, приходится, скрепя сердце, соглашаться с по разным поводам произносимой фразой, начинающейся с слов: «Вот даже при советской власти до подобного не доходило…»

Буквально только что, относительно «карательной психиатрии» это написал один читатель в комментарии, и сразу же снова хочется повторить: «Даже при советской власти…» Но я пока не буду повторять, а прежде коротенько рассажу пару историй.

В самом начале семидесятых мой приятель читал в метро Евангелие. На это обратил внимание случайно оказавшийся рядом милиционер, парня забрали в отделение и книгу отняли.

Как это могло произойти, нынешнему поколению мне здесь объяснять слишком долго, читайте классиков, в том числе и меня, а сверстникам моим объяснять ничего не требуется.

Да, нужно еще заметить, что издание было не дореволюционное и даже не современное синодальное, которое тоже существовало, однако, было ещё более редким, а зарубежным, тем самым, дешевеньким, которое и до сих пор кое-где бесплатно раздают разного рода «евангелисты». Эти книжечки иногда удавалось кому-то провезти в Союз и время от времени они всплывали на книжных толкучках, стоили, кстати, относительно недорого, рублей пятнадцать, ну, максимум двадцать, примерно на уровне «несерийного» белого томика Ахматовой. Именно там, собственно, мой приятель Евангелие это и приобрел.

Так вот, сидел следователь. Перед ним книга и лист бумаги для ведения допроса, стучал по столу авторучкой и повторял: «Признайтесь, от кого и где получили данное иностранное издание?» А приятель сидел напротив и тупо повторял: «Отдайте мне мою личную вещь». Так продолжалось часов пять. И знаете, чем закончилось? Следователь встал, проматерился, скомкал испорченную казенную бумагу и отдал человеку «его личную вещь».

А вторая история произошла немного позднее уже лично со мной. Могу даже точно сказать, 10 июля 1975 года в день открытия Московского кинофестиваля, последнего за мои студенческие годы. Я как раз должен был пойти на открытие, мне удалось как-то достать приглашение, но тут позвонил реставратор, у которого было несколько моих икон из коллекции и попросил их срочно забрать, уже точно не помню почему, то ли он куда уезжал надолго, то ли ещё что. Короче, взял у него доски, четыре штуки у меня как раз умещалось в специально для того приспособленную «дипломатку», и спешу на метро домой, чтобы потом ещё успеть в «Россию».

И уж не знаю, каким великим чутьем на переходе милиционер учуял что-то подозрительное, но меня задержали, иконы отняли и ни на какой кинофестиваль я не попал. Тут было не так просто, как с евангелием. Всё попытки на вопрос: «Где взял?» ответить требованием «вернуть личные вещи» разбились о грамотно составленный протокол. Согласно которому «обнаруженные произведения религиозного культа» изымались на предмет проверки, не они ли похищены во время недавно прошедшей целой серии ограблений деревенских церквей по всей средней полосе, так как «внешне подходят под ориентировки». Что является чистейшей правдой, поскольку в ориентировке было написано «Богоматерь», и у меня Богоматерь, в ориентировке «Николай Угодник» и у меня он же.

Так что, пришлось удовлетвориться распиской об изъятии и убраться подобру-поздорову. И вот месяцев пять каждую неделю я ходил, как сейчас помню, в «Шестое управление охраны общественного порядка на транспорте» и как попугай повторял: «Отдайте!» И столь же регулярно получал ответ: «Проверяем».

А потом как-то однажды совершенно буднично и без единого слова протянули «дипломатку» с досками и отдали. Не только не сперли ничего, но даже не поцарапали, а, между прочим, и по тем временам очень дорогие вещи были, в серебряных подписных окладах, а одна с венцами перегородчатой эмали, если кто понимает.

Я к чему это всё рассказал? Да к тому, чтобы с отвращением, но, будучи рабом справедливости и фактов, вынужденно повторить: «Даже при советской власти ничего подобного не было». И имею в виду решение Басманного суда не отдавать Собчак её собственные деньги.

Только не надо начинать острить, что если бы у кого в те годы нашли полтора миллиона в валюте, то попросту расстреляли бы. Я сам любитель юмора, но тут каждый и так прекрасно понимает, о чем идет речь. И это в ситуации, когда вызволять идеально незаконно отнятые денежки пошла даже не сама Ксения Анатольевна, а три известнейших и профессиональнейших адвоката во главе с Генри Марковичем Резником. Это, знаете, как, примерно, послать получить в ресторане сдачу со счета двух автоматчиков во главе с пулеметчиком.

А нам накакать. Хоть Плеваку с Коней присылайте. Удивимся, конечно, немного, что старики ещё живы, но бабки всё равно хрен вернем. Тут вам не гнилая советская власть, тут настоящая, развитая, с ударением на предпоследнем слоге, демократия!

И вы меня простите, пожалуйста, понимаю, что начинаю выглядеть подростком-хвастуном, постоянно повторяя подобное, но опять не могу удержаться. Ведь сразу же сказал, когда только денежки попятили, что напрасно, ох, напрасно их Анатольевна дома так беспечно держала, ничего нынче нельзя ментам в руки отдавать, гиблое это дело…
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments