Васильев Александр Юрьевич (auvasilev) wrote,
Васильев Александр Юрьевич
auvasilev

Categories:

Открытие

Как к себе критично и скептически не относись, а всё же, иногда чертовски приятно почувствовать себя добрым и хорошим человеком!

Даже специально ночью подошел к зеркалу, чтобы поощрительно погладить самого себя по голове. А причиной тому стало торжественное открытие Олимпиады в Лондоне. Которое я, того совсем не ожидая, посмотрел почти целиком, с перекурами при прохождении спортивных колонн, и то, для меня крайне редкими.

Не так уж и давно, а, может и давно, сейчас и не разберешь, но некоторое время назад я точно воспринял бы и оценил всё это действо, как слишком пафосное, примитивное, не лучшего вкуса и стиля, излишне сентиментальное и вообще пошловатое. И, конечно, больше чем на краткий сюжет в новостях даже и не подумал бы тратиться. А нынче, то ли постарел, то ли поглупел, то ли ещё что-то, сам не знаю, какого качества, но чувства испытал, несомненно, в основном положительные.

А ведь к мероприятиям, типа Олимпиад я и всегда был предельно равнодушен, да и сейчас в целом вряд ли мое отношение изменилось. Как любой игрок я иногда смотрю интересные матчи в игровых же видах, с некоторым смущением, почти стыдом признаюсь в пристрастии к боксу высочайшего класса, которого, правда, сейчас уже практически и нет, но в остальном спорт как таковой мне не интересен вовсе. А всякого рода дорогостоящие сверхмассовые тусовки, давно вообще превратившиеся в чистые шоу и даже к самому спорту имеющиё весьма косвенное отношение, ну, никак не могли стать объектом моего внимания.

Но тут я искренне порадовался. Даже не за себя. А за людей, которых увидел. И понял, какое они получают самое настоящее, не натужное, не поддельное, а абсолютно нутряное и естественное удовольствие. От королевы, столь серьезно подошедшей к своим обязанностям, что и после балагана, устроенного с ее парашютным прыжком, даже забыла улыбнуться и читала свой текст со старательностью отличницы-первоклашки, до детишек, которым, наконец, разрешили попрыгать на кроватях центре самого в этот момент главного и торжественного места страны.

Им, правда, всем-всем было очень приятно, от первого устроителя и организатора, до последнего зрителя, и мне стало за них очень приятно, я вдруг ненадолго перестал ненавидеть человечество, почувствовал себя героем Фрунзика Мкртычана из «Мимино», тут мне стало ещё приятнее, тогда я и пошёл к зеркалу, гладить себя по голове.

И ещё, оказывается, можно сделать так, что даже такой асоциальный тип, как я, не испытывал раздражения, да и вообще отрицательных эмоций, от столь шумного, публичного и почти навязчивого проявления патриотизма. От пения гимнов, обилия государственных флагов и иной символики, от всего того, что обычно довольно быстро начинает вызывать у меня неприятные ощущения в желудке.

Но это я всё так, поделился с читателями в благостную утреннюю послекофейную минуту своим умиротворенным настроением. А написать хотел на самом деле совсем о другом. Об одном моменте, который меня заинтересовал попутно, но уже независимо от вчерашнего спектакля.

Возможно, кто-то обратил внимание, что трансляцию на Первом канале сопровождал треп каких-то двух наших комментаторов, по-моему, даже один из них был Гомельский, но это никакого значения не имеет, даже уточнять сейчас, вопреки обыкновению, не стану. Несли, конечно, полную чушь и довольно косноязычно, ни и это абсолютно непринципиально, а даже наоборот, какая-то такая необходимая специя, приправа к основному блюду, оттеняющая его основной вкус.

И вот, если помните, во время представления начался сюжет с девочкой, читающей книжку с фонариком под одеялом. Как и я провел основную часть своего детства и, думаю, основная вменяемая часть человечества. И стали появляться всякие злодеи из «Питера Пена», «Алисы», «Гарри Поттера», ещё из множества прекрасных книжек, часть из которых, кстати, у нас и не очень известна, а потом с небес на помощь детским ночным страхам рванула спецрота из нескольких десятков Мери Поппинс на боевых десантных зонтах…

И тут один из наших комментаторов произнес замечательную фразу. Дословно не процитирую, но смысл был в том, что, да, пожалуй, если подумать, то английская детская литература почти такая же великая, как и русская. И вот я откликнулся на предложение подумать. И подумал.

Вряд ли меня можно упрекнуть в недооценке величия русской литературы как таковой. Заниматься сравнениями тут дело дурное. Особенно при том, что я никакими иными языками, кроме родного, толком не владею, и как личность в любом случае сформировался, естественно, на Достоевском и Платонове, при всей любви и уважении к Шекспиру и Борхесу. Которых всё равно знаю как часть отечественной культуры и опять-таки на том же русском языке.

Но вот, что касается именно детской литературы… Причем, тут надо иметь в виду две совсем разные составляющие. Хотя их гораздо больше, но я сейчас без нюансировки. Одна, это книги, написанные изначально именно для детей, типа уже перечисленных и ещё многих. И вторая, литература, самими авторами предназначенная вполне взрослым людям, тут огромный пласт от Скотта и Дюма, до Свифта и Верна, но впоследствии по разным причинам перешедшая даже не в разряд детской, подростковой или юношеской литературы, а просто получившая вот в этих возрастных категориях своего основного читателя.

И тут, особенно по первой составляющей, да, впрочем, отчасти и по второй, сравнивать русскую литературу и английскую уже в какой-то степени можно, поскольку имеются некоторые наблюдения не только и не столько качественного, субъективного характера, но и более объективного – чисто количественного.

Короче, как и велели по телевизору, я задумался. Действительно ли английская детская литература приближается в лучших проявлениях по своему величию к подобной отечественной?
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments