Васильев Александр Юрьевич (auvasilev) wrote,
Васильев Александр Юрьевич
auvasilev

В голове моей опилки, да-да-да!

Относительно судьбы легендарного письма 1942 года лейтенанта Георгия Флёрова с фронта Сталину существует множество версий. Вплоть до той, что оно не только затерялось и потому оказалось не прочитано вождем, но и вовсе не было написано, а будущий академик только хотел это сделать, однако не решился.

В любом случае, в реальном или мифическом тексте, но основным аргументом, подтверждающим начало практических разработок в области создания атомного оружия, в историю вошла ссылка на то, что в последние годы публикации из научных журналов на подобные темы исчезли, а новых и совсем не стало появляться.

Впрочем, есть и более точное свидетельство, хоть и не столь романтичное. Когда не какой-то там танкист с передовой, а сам Лаврентий Павлович через свои источники в Лондоне получил информацию, что на Западе занялись созданием атомной бомбы, в Академию Наук бы сделан официальный запрос. И в июне того же 1942 года на него ответил Хлопин, тот самый, Виталий Григорьевич, директор Радиевого института, носящего ныне его имя. И он тоже, как один из аргументов, подтверждающих, по его мнению, реальность полученных бериевскими шпионами сведений, приводил «что за последний год в научной литературе почти совершенно не публикуются работы, связанные с решением проблемы использования атомной энергии».

То есть, я о том, что в методике поиска информации и проверки её подлинности путем как раз фиксации её отсутствия или исчезновения, нет ничего нового или особо оригинального. И в связи с этим я всего лишь хочу обратить внимание читателей на несколько фактов.

Когда после президентских выборов я попробовал хоть до кого-нибудь достучаться с идеей попытки бороться за восстановление четких параметров ограничения президентских сроков и потерпел полное фиаско, в том, естественно нет ничего странного. Ну, мало ли что там вякает какой-то зарапортовавшийся никому неизвестный блогер. Но дальше происходит нечто совсем странное.

Сам Путин, в Думе, в ответ на вскользь прошенную по этому поводу фразу какого-то депутата-коммуниста, вдруг останавливает на ней своё внимание. А так же привлекает внимание окружающих. И говорит, что да, к нему это, естественно уже относиться не может, поскольку закон обратной силы не имеет, но, в принципе, сам Владимир Владимирович не видит ничего плохого в том, чтобы четко определить – два президентских срока всего, без всяких исключений и «подряд». И даже как-то обмолвился, что относительно возврата к четырехлетнему периоду правления ничего против принципиально не имеет. Я тогда на мгновение замер, думал, все за это уцепятся, как хоть за малейший, но шанс воспрепятствовать пожизненному правлению лидера нации.

Ничего подобного. Внезапное полнейшее онемение и абсолютная тишина. Ни малейшей реакции. Что угодно, любые лозунги и требования, от мельчайших и незначительных до самых радикальных и полностью фантастических. Но на конкретную тему как будто совершенное табу наложено. Мой простенький до примитивности лозунг «два срока по четыре года с дальнейшим запретом занимать государственные должности» оказался неожиданно по уровню игнорирования и исчезновения из информационного поля близок к ядерным секретам Второй мировой войны. И даже малейшее сходное, была, такая, может, кто ещё помнит, промелькнувшая кое-где идея относительно референдума по поводу исключения из Конституции хотя бы слова «подряд», исчезло без следа, и легкого намека нигде не осталось.

Глупость, конечно, паранойя и случайное стечение обстоятельств. Но вот вдруг последнее время некоторые товарищи вновь стали вспоминать о необходимости подумать всё-таки о дальнейшем государственном устройстве страны. Причем, товарищи, на первый взгляд, крайне далекие друг от друга, вовсе разных политических и иных прочих взглядов. Не стану подбирать сейчас эпитеты и определения, с этим, думаю, никаких проблем ни у кого и так не возникнет, но просто обозначим явление знаковыми фамилиями – от Борщевского до Белковского.

Однако под сменой структуры они имеют в виду как будто нечто много более кардинальное и принципиальное. Не просто какие-то ограничительные и технические меры, обеспечивающие и хоть как-то гарантирующие сменяемость власти, но решительное переустройство всей сути – переход после 2018 года России от президентской республики к парламентской.

Туши свет, практически экстремизм, если не сказать хуже. Но что-то тут вызывает у меня большие подозрения. Я пока не стану их формулировать более четко и конкретно, а только фиксирую для памяти сам факт появления этих подозрений. И всё же, замечу, что, похоже, там, в глубинах интеллектуального океана, омывающего и таким образом обслуживающего берега континента нынешней отечественной власти, готовится некая крупная, может, до конца еще не понятная её творцам, но подлянка.

Я тучка, тучка, тучка, а вовсе не медведь… Кажется, август начинается.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments