Васильев Александр Юрьевич (auvasilev) wrote,
Васильев Александр Юрьевич
auvasilev

Category:

...А ещё меня Гондурас беспокоит…

Человек вообще существо довольно странное. Но из многих его странностей, мне наиболее мила вот какая.

Есть у меня знакомая старушка в соседней деревне. Жизнь прожила тяжелейшую, но при этом предельно монотонную. И сейчас, несмотря на более чем почтенный возраст, проблем выше крыши, от здоровья и нехватки денег на лекарства до сидящего по третьему разу сына и по первому – внука. И знаете, какой вопрос её более всего интересует и волнует? Действительно ли Саакашвили получает зарплату в Госдепе США. И при этом следует подчеркнуть, что лично против грузинского президента или американцев она абсолютно ничего не имеет. И интерес её чисто теоретический. Однако очень сильный и даже постоянно возрастающий. Я уже волноваться начал, что она по этому поводу скоро окончательно сон потеряет.

А сколько людей до сих пор места себе не находят и больше всего бояться умереть, прежде чем станет известно, кто же всё-таки убил Кеннеди? Что касается Бермудского треугольника, инопланетян и «золота Партии», я уже совсем молчу. Тут у некоторых доходит просто до отказа от еды. Вот и в моей жизни есть один такой вопрос, который с детства не дает мне существовать спокойно. Хоть и относится он к событиям почти шестидесятилетней давности, произошедшим в другом полушарии с людьми, до которых, казалось бы, мне не должно быть ровно никакого дела.

Двадцать шестого июля 1953 года известно всем как одна из самых знаменательных дат кубинской революции. Почти каждый может сказать, что именно тогда произошел штурм казарм Монкада. Но, как ни странно, когда начинаешь читать о подробностях самого знаменитого события, сталкиваешься с изумительными неточностями и нелепостями, а иногда и откровенной путаницей. Даже цифра нападавших варьируется от 130 до 250 человек, не говоря уже по подробностях самого боя.

Тому, конечно, есть объективные причины. Несмотря на последующую попытку официальных кубинских историков и прежде всего самого Фиделя, представить всё как идеально спланированную операцию, сорвавшуюся из-за нелепой случайности, в реальности там был полный бардак. Разрозненные, плохо скоординированные, очень слабо подготовленные и толком не имеющие связи группы неопытных и совершенно не знавших города юнцов совершали какие-то достаточно хаотические действия, и оттого с воссозданием общей картины имеются несомненные объективные трудности.

Но, с другой стороны, есть совершенно уникальный по точности и откровенности документ, в котором происходившее описывается с, возможно, в принципе максимально доступными подробностями и откровенностью, сомневаться в которых нет никаких оснований. И это не какие-то секретные материалы, а прекрасно всем известная, ставшая манифестом многих поколений борцов за светлое будущее всего человечества, речь самого Фиделя Кастро на суде, вошедшая в мифологию под названием «История меня оправдает». Очень рекомендую её прочесть и попытаться ответить хотя бы на следующий вопрос.

«На специальном совещании, созванном Батистой в Гаване, диктатор заявил, что считает позором и стыдом для армии, что она понесла в три раза больше потерь, чем нападавшие, а потому приказал за каждого убитого солдата расстрелять 10 пленных. Многие попавшие в плен участники штурма были убиты, некоторых из них заживо закапывали со связанными за спиной руками», и так далее, и так далее, очень подробно всюду описываются страшные пытки и расстрелы на месте захваченных революционеров. Цифры опять же гуляют, но обычно речь идет человеках о восьмидесяти.

Так вот почему самого главного, которого взяли, в конце концов, после недели специальных поисков и целенаправленного преследования, как раз и не расстреляли тут же, и даже не избили, а вполне себе уважительно препроводили в гражданскую тюрьму? Сам Фидель объясняет это кратко:

«Когда со мной осталось всего два товарища — Хосе Суарес и Оскар Алькальде,- мы были обессилены до предела, поэтому на рассвете в субботу, 1 августа, отряд под командованием лейтенанта Саррии застал нас врасплох, спящими. Убийства пленных уже прекратились после резкой реакции общественности, и этот офицер, честный человек, помешал некоторым убийцам застрелить в чистом поле людей со связанными руками».

То есть, если отбросить красноречие, то фактора конкретно два. Честность лейтенанта Саррии и реакция некой «общественности». Оставим в покое первую, субъективную причину, которая всегда, в любой ситуации может иметь место, вплоть до радистки Кэт и немецкого солдата, и просто пока запомним вторую, вот эту впервые всплывшую тогда на процессе «общественность».

Так вот, уже поставленный мню вопрос о причинах вроде бы столь нехарактерного для кровавого диктаторского режима Батисты по отношению к лидеру вооруженного мятежа, конечно интересный, но хоть как-то объяснимый, пусть и со всяческими оговорками. Но истинной же, не дающей мне покоя тайной покрыто всё последовавшее далее.
Через несколько месяцев проходит тот самый судебный процесс, где Фидель произносит свою знаменитую речь. Он не только не раскаивается и не обещает прекратить вооруженную борьбу, но говорит предельно четко, в частности:

«Знаменитая французская Декларация прав человека оставила грядущим поколениям следующий принцип: «Когда правительство нарушает права народа, восстание является для народа самым священным его правом и самой важной его обязанностью». «Если один человек захватит власть, он должен быть приговорен к смерти свободными людьми».

Он не какого-то абстрактного человека имеет в виду. А совершенно конкретно президента генерала Фульхенсио Батисту. И прокурор просит для Кастро 26 лет заключения. Суд дает 15. А практически через полтора года Батиста подписывает закон об амнистии. И выпускает амнистированных не только из тюрьмы, но и из страны.

Чем это закончилось для кровавого диктатора, всем прекрасно известно. А причиной столь странного поступка и вообще поведения тирана и узурпатора всеми исследователями, историками и летописцами революции называется всё то же, уже один раз мною здесь упомянутая «реакция общественности». Причем нигде не уточнятся, какой именно общественности, «мировой прогрессивной» или кубинской внутренней. Упор делается на то, что десятки тысяч представителей именно кубинской общественности, в это время подверглись жутким репрессиям со стороны режима за одно только сочувствие революционерам. И после всего этого такой странный шаг в отношении тех, кому опасно для жизни было в то время на Кубе даже сочувствовать.

А вы можете себе представить, что произошло бы в подобной ситуации с задержанными вооруженными людьми после нападения на воинскую часть в то время в СССР?

Да, зачем там что-то представлять. У нас есть конкретный пример с Новочеркасском. И это через девять лет, уже при либеральном Хрущеве. Семеро из «зачинщиков» были приговорены к смертной казни и расстреляны, остальные 105 получили сроки заключения от 10 до 15 лет с отбыванием в колонии строгого режима. И, насколько мне известно, никто амнистирован и, тем более, выпущен из страны не был. Разницу между вооруженным мятежом с целью свержения власти и забастовкой, ну, пусть даже попыткой бунта с кусками арматуры в некоторых руках и швырянием камней, по поводу предложения с голодухи поесть «пирожков с ливером», мы сейчас рассматривать не будем.

Но я, собственно, возвращаюсь к тому, с чего начал. Тут своих проблем невпроворот, а я всё до сих пор мучаюсь по поводу этого самого Батисты. Что же всё-таки тогда в голове было у кровавого диктатора?
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments