Васильев Александр Юрьевич (auvasilev) wrote,
Васильев Александр Юрьевич
auvasilev

Category:

Авария

Они казались тогда пожилыми людьми. Им было примерно по сорок, вдвое больше чем мне. Я стал свидетелем части их разговора случайно. Ну, то есть, относительно случайно.

С мужчиной был немного знаком, но так, шапочно и исключительно по каким-то книжным делам, чем-то, по-моему, из «Литпамятников» несколько раз обменивались. Сейчас уже подробностей не помню, да они и абсолютно не важны.

Мы договорились о встрече по телефону и на конкретное время у него дома. Но он жил хоть и совсем рядом с Москвой, но всё-таки за городом и я, опасаясь возможных, изредка уже и тогда случавшихся пробок, подъехал минут на десять раньше, уж очень не люблю опаздывать. И застал его беседующим с женщиной, вовсе мне не знакомой. Извинился, сказал, что подожду на кухне или вообще могу спуститься вниз, покурить.

Но, нет, нет, сказали они, присаживайтесь, кофе, если хотите, курить можно здесь, а секретов у нас никаких, мы уже заканчиваем, ещё буквально пару минут. И они продолжили разговор. Из него я понял, что он у них был такой первый серьезный, до того они тоже не очень хорошо знали друг друга, но давно занимались общей проблемой и вот сейчас впервые встретились так серьезно поговорить и наметить некий, возможно даже и совместный план действий.

С какого-то момента я стал прислушиваться внимательнее, поскольку понял, что их интересуют практически те же самые вопросы, что и меня, хотя, естественно, наши знания и опыт были несравнимы. Зато, возможно, у меня было больше энергии и энтузиазма. Хотя, тоже не факт. Короче, в какой-то момент я не выдержал и вмешался в беседу.

Естественно, тысячу раз извинившись и сразу предложив при малейшем намеке с их стороны заткнуться. Пояснил, насколько тоже всем этим интересуюсь. Но пока ещё почти ничего не понимаю, и не могли бы они мне кое-что прояснить?

Меня не одёрнули, причем совершенно искренне, фальшь я тогда чувствовал очень остро, а даже вполне благожелательно отнеслись к моей бестактности. Однако признались, что пока вряд ли могут быть мне особо полезны. Потому как, хоть и занимаются этой проблемой довольно давно и изучают её очень пристально, но до сих пор никаких особых принципиальных подвижек не предвиделось. И вот только совсем недавно, более подробно познакомившись с работами друг друга, обнаружили, что возможно, именно совместно, объединив усилия, найдут какие-то методологические принципы способные в дальнейшем…

Более того, увидев не только мою неподдельную заинтересованность, но и обнаружив, что, несмотря на молодость, я уже обладаю довольно серьезными знаниями и навыками в обсуждаемой области, они оба согласились держать меня в курсе. То есть, не то, что пригласили, конечно, к совместной деятельности, все же разница уровней имелась несомненная, но и не из чистой вежливости, а вполне и по-доброму, и по-деловому восприняли перспективу моего какого-то, гипотетического, посильного участия.

Я был даже несколько обескуражен, но и очень обрадован, однако сумел не показать ни того, ни другого и, как мне тогда казалось, держался вполне достойно, без излишних юношески-щенячьих восторгов.

Они закончили разговор, обменялись какими-то материалами и, как я понял, собирались далее вместе ещё заехать куда-то по совершенно другому случайному и мелкому совместному делу. Женщина попрощалась со мной и сказала, что спустится, пока прогреет машину и будет ждать мужчину внизу. Потом я очень быстро посмотрел какие-то книжки, ради чего, собственно, и заезжал и, мы тоже спустились. Им было в сторону области, я возвращался в город.

А вскоре я улетел на Ангару, потом ещё куда-то, жизнь закрутилась быстро и, как тогда казалось, очень надолго. Проблема, которую тогда обсуждали мужчина и женщина, не только не перестала меня интересовать, но с какого-то момента стала главной. Но не единственной. А других, более мелких, было столько, что постоянно казалось, вот ещё немного, вот сейчас всё разгребу и тогда уже полностью сосредоточусь. А полностью сосредоточиться, никак не получалось.

Хотя, нельзя сказать, что я совсем уж ничего не делал. Для кого-то другого и для чего-то другого даже это могло быть очень много, но для меня и для этого, конечно, сейчас я уже могу точно сказать, что делал недостаточно. По этой ли причине, по тому ли, что элементарно не хватило таланта, трудолюбия и удачи, но значительных успехов я не добился. Хотя какие-то, возможно, и были, но чаще всё-таки неудачи и разочарования.

Всякую связь с той, изначально сорокалетней парой я, естественно потерял, общих знакомых у нас не было, так что, и слухи никакие не доходили. Но в любых самых сложных ситуациях, когда, казалось, руки уже опускались окончательно, и перспектив не виделось никаких, меня поддерживало ощущение, что всё же я не одинок. Что есть где-то люди, которые занимаются тем же самым и у которых ещё когда был четкий план действий и верное направление мыслей, и, возможно, мы как-нибудь встретимся, кто-нибудь кого-нибудь разыщет, и даже, если они так и не добились значительных успехов, мы вместе, объединив усилия…

Сегодня случайно узнал, что они оба погибли примерно через час после той нашей встречи. Грузовик на трассе пошел в лоб, шансов ни у кого не было.
Tags: Былое
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments