Васильев Александр Юрьевич (auvasilev) wrote,
Васильев Александр Юрьевич
auvasilev

Просто, по-соседски…

Честное слово, я прекрасно понимаю, сколь нелепо и почти пародийно будет выглядеть любое мое мнение и высказывание по поводу приговора Брейвику. Тут не может быть ничего, кроме желания отметиться по громкому и наиболее обсуждаемому поводу.

Ну, действительно, что нового я ещё могу сказать после того, как уже все без исключения лучшие юристы, судебно-медицинские эксперты, специалисты по Норвегии и вообще, все, кто только имеет малейшее отношения к хоть как-то смежным с преступлением Брейвика вопросам, уже не просто высказались, а чуть не диссертации написали? А я даже и в стране этой был очень не долго, практически проездом, и ни одного живого маньяка за жизнь свою в глаза не видел.

По всем вышеназванным причинам у меня и мысли не было писать что-либо на эту тему. Но вот вчера вечером ко мне зашел сосед Миша.

Мы несколько дней не виделись, я по ряду причин почти из дома не выходил, так что вопреки обыкновению мы на улице не пересекались и, соответственно не общались. И вот он специально пришел, постучал вежливо и прямо с порога, вместо «здрасьте» изложил:

«Нет, ну, я совершенно не понимаю, как за такое зверское и массовое убийство можно отправить человека на пару десятков лет в практически курортные условия!».

Вы понимаете, у Михаила Вильямовича сейчас в жизни очень много проблем. Поскольку он не только, как считают некоторые читатели, герой моей «деревенской мифологии», но и вполне реальный живой человек, я не имею морального права вдаваться в подробности. Тем более, что хоть он сам мой Журнал не читает, но некоторые наши общие знакомые сюда иногда заглядывают, и может получиться неудобно. Потому ограничусь лишь тем, что сухо констатирую: и в бизнесе, и в семейной жизни, и во многих других серьезнейших личных вопросах, от здоровья до взаимоотношений с родственниками, у Миши нынче более чем, мягко говоря, не безоблачно.

И надо признать, что и о сложностях своих, и по самым практическим бытовым и деловым неурядицам сосед советуется со мной довольно часто. Так что, когда увидел его на пороге, был уверен, что накопились какие-то насущные темы, которые ему требуется срочно обсудить. Иначе он бы просто так меня не потревожил, у нас это не принято, попусту друг другу голову не морочим. А он, первым и единственным, как я уже упомянул, сразу про Брейвика…

И следует согласиться, что Михаил тут не особо оригинален или уникален. Это действительно каким-то таким чуть не самым животрепещущим вопросом по всей стране стало. Большинство просто как личное оскорбление восприняло приговор, особо, когда узнало про условия содержания убийцы, о которых это самое большинство и мечтать не может. Ну, а уж когда прозвучала сумма ежегодного содержания в 700 тысяч евро…

А я, как тоже уже сказано, про убийцу этого особо ничего умного изложить не могу и ничего кроме общеизвестного не знаю. Но вот несколько вещей я знаю точно. Это крохотное королевство с населением в половину Москвы имеет древнюю, довольно сложную и тяжелую историю. При этом полную независимость получило только чуть больше века назад. И тоже сказать нельзя, что после этого исключительно как сыр в масле каталось. Достаточно вспомнить, что оккупация Норвегии фашисткой Германией началось аж в начале апреля 1940 года, когда мы с немцами ещё вполне себе созничали.

Но я не собираюсь ворошить прошлое. Однако я немножко в курсе настоящего. И почему-то не сомневаюсь, что норвежцы сами решат свои проблемы. И таким, самым, знаете ли, примитивным образом. Если их что не устроит в том законе, по которому приговорили Брейвика, то у них раз в четыре года происходят выборы Стортинга, парламента ихнего. И они выберут тот парламент, который примет другой закон. И ни у кого не возникнет малейшего сомнения, что голоса при выборах будут посчитаны честно. И никогда не возникало.

Как никому в голову не приходило, что суд, вынесший приговор убийце, сделал это по звонку от короля или председателя правительства. Или судьям «занесли». Или под давлением каких-нибудь местных «хоругвеносцев». Да, отношение к данному приговору и в самой Норвегии разное. Но кто-нибудь хоть единый намек слышал от хоть одного норвежца, чтобы тот усомнился в честности и неподкупности кого-либо из своих правоохранителей и правоприменителей?

А может быть, кто-нибудь слышал хоть от одного норвежца предложения издать новый закон и по нему ещё раз пересудить Брейвика? Или кто-нибудь видел на улицах Осло демонстрацию с плакатами: «Попробовал бы Брейвие совершить что-нибудь подобное в иранской мичети»? Или хоть один норвежский политик или общественный деятель намекнул, что Брейвик не мог обойтись без помощи иностранного государства или иных внешних враждебных сил?

По всем этим соображениям я тоже вместо «здрасьте» ответил Мише прямо с порога:

«Дорогой сосед, ты за норвежцев не переживай, ты за себя переживай».
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments