Васильев Александр Юрьевич (auvasilev) wrote,
Васильев Александр Юрьевич
auvasilev

Бутерброд-правозащитник

Буквально ещё несколько слов по поводу предыдущего текста.

Конечно, когда я сравнивал понятие смешного с кодом «свой – чужой» для военных самолетов, то здесь, как и в любой аналогии, имеется большая степень неточности, приблизительности и огрубления.

В бою мгновенное определение врага или друга требуется для того, чтобы тут же или уничтожить противника, или продолжить совместные действия с соратником.

В смеховой культуре, понятно, нет такой меры опасности, агрессивности и утилитарности. Речь обычно идет всего лишь о возможности общения, диалога, вообще какого-либо взаимодействия. Хотя некоторый оттенок предупреждения об угрозе, на мой взгляд, тут тоже необходимо иметь в виду.

Вот самый последний наглядный и конкретный пример. Вчера прочел в новостной ленте: «Правозащитник Брод прекратил голодовку по рекомендации врачей» и не то, чтобы, конечно уж сильно рассмеялся, но хохотнул достаточно явственно.

Проходившая мимо жена поинтересовалась причиной моей реакции. Я ей показал информацию. Она равнодушно пожала плечами. Сидевшие в этот момент за столом неподалеку дети вообще ничего не поняли. А мне и сама история, и, особенно, заголовок про этого самого «правозащитника Брода» показались весьма даже достойными если не громкого смеха, то вполне широкой и веселой улыбки.

Таким образом, даже внутри нашего маленького семейного коллектива имеются определенные несовпадения в восприятии смешного. И я не уверен, что это является поводом для немедленного развода.

Хотя, надо будет подумать.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments