Васильев Александр Юрьевич (auvasilev) wrote,
Васильев Александр Юрьевич
auvasilev

Танго

Видимо жанр встреч с Путиным в виртуально-сонном стиле в женской литературе набирает обороты. Заметьте, я не сказал «виртуальных» или «во сне», а отметил всего лишь стиль и пол авторов. Почти одновременно появляются очень сходные по интонации произведения двух дам с одним и тем же лирическим героем.

Только Ксения Анатольевна выступает на страницах журнала «Русский пионер» со своим монументальным трудом «Гордость и предупреждение», как практически в то же время в «Большом городе» публикуется своего рода продолжение этой интонации в виде замечательного текста Маши Гессен под завлекательной шапкой «За неделю до встречи я на Путина наорала».

У меня, после вчерашнего, совсем нет сегодня с утра желания заниматься психологией творчества, потому оставляю эту интереснейшую тему на откуп будущим литературоведам и прочим специалистам по данным вопросам. Я же лишь хочу для такого рода грядущих исследований обратить внимание всего на один любопытный сопутствующий факт.

Собственно, откуда я узнал о судьбоносном крике госпожи Гессен? Признаюсь, что совершенно случайно. Регулярным читателем названного журнала не являюсь, а просто буквально несколько минут назад, как обычно за завтраком пролистывая в Интернете новостные ресурсы, наткнулся на анонс этого текста на первой полосе сайта «Эхо Москвы». Кликнул, чтобы раскрыть, но получил стандартное уведомление «404», что «такой страницы больше не существует». Вернувшись на «Главную», обнаружил, что и оттуда шедевр успел исчезнуть за прошедшие несколько секунд.

Чепуха, конечно, все эти пустые хлопоты по детским играм с удалением текстов. Великий и всесильный «кэш» давно уже не даёт такой возможности и при самом большом желании. Выражение «не вырубишь топором» обрело, наконец, абсолютную реальность. Но сами по себе попытки продолжать «рубить» ещё остались некоторым атавизмом. Вот именно эту милую нелепости я и хотел отметить, может, пригодится какому студенту-филологу лет через пятьдесят для примечания в курсовой работе.

И "кэш" относится отнюдь не только к текстам, даже в самом широком понимании этого слова. Тут штука много более значимая и страшная, чем просто невозможность сделать вид, будто ты этого не говорил, не писал или не публиковал. Но об этом как-нибудь в другой раз.

P.S. А вот теперь вдруг вместо снятого текста появляется интервью на эту тему, данное не совсем понятно кому, где и когда, но выложенное опять с анонсом на первой полосе сайта «Эха». Без малейших комментариев и намёков относительно судьбы удаленного произведения.Такое впечатление, что какие-то школьники кнопочками на компьютере балуются. Даже мне, признаться, несколько неудобно на это смотреть. А им, похоже, всё по барабану.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments