Васильев Александр Юрьевич (auvasilev) wrote,
Васильев Александр Юрьевич
auvasilev

Categories:

Кто чей сукин сын

Читатель troy_cameron спросил меня прямо и строго: «Это Иванишвили наш сукин сын, или нет?»

Я не стану тут высказывать своих предположений. Не хочется уподобляться тем, кто постоянно свидетельствует, что сам видел, как Госдеп платит либерастам, Моссад нанимал Брейвика, а МИ-6 перечисляла деньги за взрыв башен-близнецов. Но в самом вопросе содержится выражение, которое напомнило мне отнюдь не о Самосе, в адрес которого изначально было якобы произнесено, а совсем другую, отечественную историю.

Хотя времени с тех пор прошло достаточно, фамилий действующих лиц называть не стану, мои сверстники с хорошей памятью поймут о ком идет речь, а для остальных это не имеет принципиального значения.

Был у меня близкий приятель, еще с советских времен довольно известный автор детективных романов. И как у большинства такого рода писателей, особенно московских, у него имелись кое-какие знакомства в МУРе. А когда началась новая Россия, то один их этих «муровцев» стал там довольно большим начальником и именно с ним уже в первой половине девяностых у моего приятеля сложились наиболее теплые и доверительные, почти дружеские отношения.

Да, возможно, писатель тут и не был особо бескорыстен, но надо отдать ему должное. Когда в 1996-м у милиционера возникли крупные неприятности, и он оказался не просто в отставке, но и в явной опале, мой приятель как раз выпустил очередной роман. И в последний момент, узнав о неожиданном повороте в судьбе своего знакомого, писатель успел вставить в книгу посвящение только что уволенному человеку с указанием его к этому моменту уже прошлой должности.

Сейчас многое обесценилось, но для людей моего поколения подобные поступки дорогого стоили. Однако я, собственно, упомянул сей факт всего лишь, как иллюстрацию достаточно таких уважительных, доверительных и даже в чем-то искренних отношений между писателем и милиционером.

А потом у милиционера столь же неожиданно и столь же резко всё опять поменялось и наладилось ещё лучше прежнего. И вот когда он занял совсем уже высокую должность, я как-то при случае и вскользь, не придавая этому особого значения, спросил своего приятеля: «А что, как ты считаешь, он действительно хоть относительно честный человек?» И вдруг, писатель, обычно крайне скорый на ответы, задумался. И затем попытался мне объяснить через совершенно не характерный для него продолжительный отрезок времени:

- Понимаешь, о каких-то вещах, мне кажется, я могу сказать, ну, если не абсолютно точно, то с большой долей вероятности. То есть, почти уверен, что наркотики он подозреваемым не подбрасывал и приказов таких не давал, в прес-хаты никого не засовывал и деньги за развал или возбуждение дела не брал. Но, что касается понятия честности как таковой… Я вот точно знаю, что еще с советских времен у него были «свои люди» в уголовной среде, а уж в новые времена такого рода связей на самых разных уровнях появилось ещё больше. И милиционер-то, наверняка, вполне искренне считает, что это он их использует в своих, милицейских целях. Но одновременно я совершенно не исключаю, что как бы используемые ребята считают совсем наоборот, будто это именно у них есть «свой человек» среди ментов, и это они его используют. Так что я не знаю, можно ли там всегда провести четкую границу, кто чей сукин сын…
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments