Васильев Александр Юрьевич (auvasilev) wrote,
Васильев Александр Юрьевич
auvasilev

Голосование состоялось. Победил я

Этот совет дала мне одна очень милая и неглупая женщина ещё сорок лет назад, когда я искренне считал себя серьезным литературоведом, писал исследования романов Достоевского и порой занудно читал их на всяких научных конференциях.

- Васильев, - сказала она, - на самом деле ведь всё, что ты говоришь, обычно вполне логично и даже предельно просто. Но, для того, чтобы это понять, надо дослушать тебя до конца. А сие практически невозможно.

А в ответ на моё растерянное: «Так что же делать?» она, не раздумывая, и дала тот самый совет: «А ничего не делать. Или совсем ничего не делать».

С тех пор я по возможности так и поступал. То первой частью совета пользовался, то второй. Второй чаще. Но сегодня попробую всё же первую, а вы рискните уподобиться той милой женщине и дочитать до конца. Ведь несмотря на весь свой скепсис, она когда-то это сделала, иначе не смогла бы дать столь мудрого совета.

Моё отношение к Ивану Старикову всегда было довольно нейтральное, я даже изредка его почитывал без всякого раздражения, даже с мыслями и настроениями, ещё реже, но соглашался, однако вот за великого стилиста и мастера художественного слова никогда не держал. А тут, просматривая некий текст, обнаружил, что чуть было не проворонил блестящего писателя, если не сказать драматурга.

Стариков действительно очень здорово, в лучших традициях классической, той ещё, настоящей русской сатирической литературы, описал, как он ходил на НТВ в передачу «Метла». Сценка выстроена чрезвычайно живо и наглядно, характеры прописаны одновременно и скупо, и предельно точно, что является одним из основных признаков высокого класса автора. Мизансцены выстроены безупречно, композиция стройная, простая, но не без определенного, вполне уместного, изящества. Сюжет динамичен, реплики героев выверены, атмосфера передана, короче, замечательное произведение. Очень рекомендую.

А на следующий день на ту же самую тему и очень похоже написал свой рассказ Леонид Гозман. Вы знаете, вот стандартный пример, чем отличается искусство от ремесленнической поделки. Вроде бы то же самое, а на самом деле совсем другое. Плохо написано. И рекомендовать прочесть могу исключительно с целью сравнения, чтобы оттенить истинность писательского таланта Старикова.

Но если отвлечься от вопросов теории литературы, то мы обнаружим странную вещь. И то, и другое произведение крупнейших нынешних оппозиционных деятелей и мыслителей своими словами можно пересказать довольно коротко и практически одинаково:

«Мы знали на НТВ ходить не надо. И в этот раз нам многие говорили, что ходить не следует. Потому, что бессмысленная глупость и пошлая беспредельная провокация. Но мы всё равно опять пошли и вот теперь вам докладываем. Ходить туда не нужно, потому, что бессмысленная глупость и пошлая беспредельная провокация. А когда нас опять пригласят, мы снова пойдем».

Последнее утверждение, впрочем, так четко авторами не сформулировано, однако полностью логично вытекает из ими сказанного, так как не сформулировано и обратного а, следовательно, нет никаких оснований надеяться на изменение линии поведения, стабильной всё это время и корректировке не подверженной.

Прошу прощения за постоянно повторяемую пошлость, но по безвыходности опять не могу удержаться от рассказа старого анекдота. Что такое сверхсмелость у разных народов. Перед англичанином три гоночных автомобиля на выбор и он знает, что у одного не работают тормоза. Всё равно в какой-нибудь сядет и рискнет выехать на трассу. Перед французом три женщины и он знает, что у одной из них триппер. Всё равно рискнет одну выбрать. Русский сидит на кухне с тремя приятелями и точно знает, что один из них стукач. Всё равно будет рассказывать политические анекдоты.

Так что, у наших мыслителей стариковско-гозмановского типа подобная свехсмелость сочетается ещё и со сверхсообразительностью, если не сказать «сверхмудростью».

Но радует то, что сам по себе народ, в массе, гораздо обучаемее своих вождей. Любых. Вот его, в смысле народ, пригласили вчера немножко поголосовать. И что он сделал? Правильно. То же самое, к чему меня призывала когда-то милая женщина и к чему я сам последнее время призываю этот самый народ в основном, правда, только собственным примером. Ничего не сделал. Или совсем ничего.

Причем, опять же, точно как я, большая часть предпочла последний вариант. От трех четвертей до девяноста процентов попросту не явились. Не пришли. Послали. Так что, не все у нас стариковы и даже гозманы.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments