Васильев Александр Юрьевич (auvasilev) wrote,
Васильев Александр Юрьевич
auvasilev

Из жлобства, как жлоб жлобам

Особо сообразительных и скорых на руку читателей отдельно прошу сразу не бросаться писать комментарии к этому тексту, а погодить немного.

Я вот все собирался сказать несколько слов на эту тему, да как-то руки не доходили. А тут эта прогремевшая на всю страну история с интервью Полтавченко, где он петербуржцев жлобами обозвал. Вернее, обозвал не только жлобами и не только петербуржцев, но я на этом останавливаться не стану, хочу только порекомендовать очень профессиональный и не без юмора разбор полета, предложенный Станиславом Меркуловым и там же полная версия самого интервью, действительно являющегося истинным шедевром.

Однако, меня несколько обидело то, что к какому-то разовому мероприятию в Петербурге, путем грамотного пиара привлечено столь массовое внимание, а давно, постоянно и гораздо более эффектно происходящее у нас в Москве, столь широко не освещается.

Так что я решил хоть как-то попытаться исправить несправедливость и поделиться своей историей о сходной ситуации, вернее, ситуациях.

Дело в том, что я живу на одном из самых, с одной стороны, известных, а с другой — таинственных и как бы вовсе не существующих перекрестков города Москвы. Прямо под моими окнами несколько раз в день (минимум — два, а максимум — сказать не рискну, вдруг это тоже государственный секрет?) проезжают некоторые люди, называть фамилии которых я боюсь даже самому себе. А к перекрестку этому крайне хитрым образом подходят со всех сторон десять полос разнонаправленного движения. И вот, когда их все перекрывают, в ожидании проезда Величественного кортежа, тут начинается такое…

Сразу должен оговориться, дабы подтвердить свою объективность и отмести всяческие подозрения в излишнем злопыхательстве, что раньше было хуже. Еще несколько лет назад перекрывали минут на тридцать-сорок, и тогда был ужас, ужас, ужас. Сейчас обходятся минутами пятнадцатью, поэтому получается просто ужас.

Но вот какой нюанс. Раньше матерились внутри собственных авто, а внешне все было тихо и почти пристойно. Нынче же, как только все понимают, что светофоры перестали работать в обычном режиме, начинается концерт. Причем каждый развлекается в силу своих творческих способностей и свойств характера. Самые ленивые просто ложатся каким-нибудь местом на ту штуку, которая у них отвечает за звуковое оформление. Но большинство изгаляется более изобретательно, не только выстукивая разные ритмы вплоть до самых экзотических, но даже порой умудряясь изобразить сложнейшие мелодии. Естественно, каждый свою. А я должен все это слушать, потому что и моя лоджия, и все окна моей квартиры смотрят с самого близкого и удобного расстояния на описываемое развлечение. Что ужасно обидно, поскольку тон звуков и подтекст мелодий — явно не приветственные и не слишком благожелательные. Предназначенные, однако, вовсе не мне, а как раз тем, кто с бешеной скоростью проносится мимо по сделанному для них пустым шоссе и кто как раз вряд ли не только слышит, но и вообще догадывается о происходящем вокруг.

В этом, собственно, в какой-то мере и состоит смысл данного моего текста, если он, конечно, вообще есть, этот смысл, — донести информацию до сведения проезжающих. Может, они на мгновение притормозят и приоткроют на пару сантиметров окошко? Может, послушают глас народа? Да я шучу. Понимаю, что нельзя. Исключительно из соображений государственной безопасности нельзя.

Да, так а в чем, собственно, таинственность и загадочность моего перекрестка? А в том, что несколько раз в день на нем происходят довольно жуткие аварии. Когда не летят Высокие кортежи, носятся на безумных скоростях немного более низкие транспортные средства и постоянно куда-то не вписываются или наоборот — вписываются с такой силой, что мы с женой до сих пор еще иногда подскакиваем от неожиданного звука этого вписывания. Сейчас, правда, попривыкли, довольно лениво подбредаем к ближайшему от места аварии окошку и начинаем соревноваться, кто потом больше «скорых» насчитает. Сила удара обычно такова, что столб освещения не просто переламывается в нескольких местах, но еще и отлетает в сторону на пару метров.

Там, прямо на перекрестке, гаишная будка стоит, такая, знаете, прозрачная, но довольно солидная. Так вот, ее несколько раз сшибали напрочь. Какое-то невероятное везение совместно с не менее невероятной ловкостью и шустростью самих гаишников: они всякий раз умудрялись в последний момент запрыгнуть за ближайший куст или еще куда-нибудь. Так что пока без жертв в их рядах. Но недавно все же решили подстраховаться. И поставили перед этой своей будкой примерно в полуметре бетонный блок. Настоящий такой, большой, фундаментный, не декорация какая-нибудь. Так вот, в первый же день в него со всей дури влетел бронированный «Бентли» и снес начисто блок этот вместе с многострадальной будкой. К счастью, гаишник вновь умудрился увернуться. Обломки блока увезли. Новый пока не ставят. Размышляют, видимо.

Читателю наверняка кажется, что я никак не приближусь к тайне. А на самом деле я ее уже раскрыл. Вы ведь каждый день смотрите по телевизору множество съемок различных, даже порой не очень серьезных аварий во всех точках столицы. Но если у меня здесь под окном три «Феррари» столкнутся с пятью «Ламборгини», вы не только никогда этого не увидите, но и никогда об этом не услышите. Нет такого перекрестка. Не существует его ни для одной съемочной группы и ни для одного информационного агентства. Перекресток — фантом. А я на нем живу.

Никаких фотографий в подтверждение правдивости своих слов предоставить не могу. Мягко предупрежден, что любая моя попытка блеснуть оптикой даже из глубины квартиры будет воспринята как угроза террористического акта и в ответ может случайно залететь что-нибудь неприятное, например, кумулятивный снаряд ручного противотанкового гранатомета.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments