Васильев Александр Юрьевич (auvasilev) wrote,
Васильев Александр Юрьевич
auvasilev

Categories:

Я не по форме, я по содержанию

За годы своего обучения я сменил более пятнадцати школ. Частью из-за постоянных переездов родителей, но примерно и половины меня просто выгоняли. Иногда втихую, иногда не очень. Пожалуй, наиболее шумным было исключение из шестнадцатой школы, где специализированный филологический класс курировал филфак МГУ. И одной из основных причин скандала тогда стала статья, написанная мною в школьную стенгазету, которую, впрочем, я сам и издавал, будучи к тому же практически единственным её автором. Посвящена статья была школьной форме.

И вот, по прошествии сорока с лишним лет я вновь сажусь писать на ту же тему. Признаюсь, что чувствую при этом себя несколько дурковато. Однако, прожитые годы прошли всё-таки не совсем зря. И если тогда, пылким и непосредственным юношей, я написал огромное, чуть ни монументальное исследование о том, что обязательное и принудительное ношение единой формы для школьников всей страны является откровенной глупостью и гадостью, то сейчас у меня уже пылкости и непосредственности поубавилось. Потому не стану приводить всего того бесчисленного количества аргументов, что использовал в стенгазете, хоть и помню их почти наизусть, а ограничусь всего лишь несколькими замечаниями сугубо личного характера.

Начиная класса с пятого, я делал всё возможное, чтобы эту самую форму не носить. Вплоть до злонамеренной порчи форменной одежды даже тогда, когда она оставалась по сути единственной, так как жили мы, конечно, не «за», но явно на грани нищеты. Слезы наворачивались, но в штанах утюгом дырку старательно прожигал максимального размера. А класса с седьмого даже и этим перестал заниматься. Просто категорически перестал надевать форму, и всё. Как-то, знаете ли, закончил школу. Признаюсь, не без труда, но аттестат получил.

Естественно, заставить можно любого человека делать что угодно. Для каждого гвоздя есть своя сила удара, способная его забить куда-то. Или сломать. Лет в десять я около года провел в интернате. В нескольких тысячах километров от дома. Меня раздели до гола, выдали всё казенное, вплоть до трусов, а мои вещи отдали матери, которая их увезла. И я по безвыходности, естественно, всё то время проходил в нескольких видах униформы. Правда и там пытался внести некоторую путаницу, перемешивая тужурки разного назначения, но в специализированном закрытом заведении попытки бунта пресекались жестко и довольно успешно.

А в хоть чуть-чуть более открытом мире справиться со мной так и не смогли. И дети мои в форме не ходили. К счастью их школьные годы пришлись эпоху, когда эта проблема оказалось не актуальной. В другом случае я сделал бы всё возможное, чтобы эта проблема все равно была не актуальной именно для моих детей. И не сомневаюсь, что мне это удалось бы.

Но всё возвращается и с ужасом я вынужден слышать всё ту же тупую аргументацию. Мол, форма дисциплинирует и сглаживает социальное неравенство. Спорить с этим бредом уже лень.

Форма по чисто техническим, практическим, иногда экономическим соображениям бывает необходимой в определенных ситуациях для определенных групп людей. И выполняет каждый раз совершенно конкретные функции, от возможности отличить своих солдат от вражеских на поле боя, до защиты тела при проведении специальных работ повышенной опасности. Но за всю историю существования нигде она ещё никогда никого не дисциплинировала и не сглаживала социальные различия. А зачастую даже совсем наоборот. Хулиганов, да и гораздо более серьезных преступников, среди носящих разного рода форму никогда не бывало сильно меньше, чем среди одевающихся вольно. А уж что касается знаков любого различия, в том числе и социального, так тут обычно самая строгая форма дает сто очков вперед каждому свитеру с джинсами.

С ужасом чувствую, что невольно опять втягиваюсь в спор, а делать это ужасно не хочется, потому резко прекращаю, и упомяну только новом таком оттенке, появившемся исключительно в последнее время, когда у нас стало модным ссылаться на «ихний опыт». Вот и Михаил Веллер только что очень умно выступил в своей обычной манере:

«Нет, это уравнивание в хорошем смысле. Смотрите, если мы возьмем все даже самые дорогие, самые привилегированные британские, американские, французские, швейцарские школы, они там ходят в форме! И там, коли их родители платят взнос, они все, так или иначе, равны, а не тот главнее, у кого папа богаче. Я считаю, повторяю, что это абсолютно справедливо и нормально».

То есть, люди даже не понимают, что несут, сравнивая двубортные «клубники» западных элитных питомников с обязательной единой школьной формой по всей стране. О чем всё то говорит? Да ровно ни о чем. Даже морали о ходящей по кругу глупости человеческой не выведешь. Просто это неизбежно, так как люди пытаются найти простые ответы на не только сложные, но иногда и вовсе не решаемые, и даже принципиально не требующие решения вопросы. А количество этих простых рецептов довольно ограничено. Вот и вытаскивают из кладовки время от времени одно и то же.

Падают нравы, отсутствует социальная справедливость? И вместо того, чтобы задуматься, так ли уж нудны эти самые нравы, которые постоянно падают, сколько существует человечество, а так же, бывает ли в природе и нужна ли на самом деле природе так называемая социальная справедливость, – вместо всего этого пять заводят волынку про школьную форму. Ну, очень, как нынче модно говорить, креативненько.

Форма может иметь благотворное влияние только в одном единственном случае. Если она надевается добровольно. В любых иных она неизбежно превращается во всю ту же глупость и гадость. Уверен был в этом подростком, не сомневаюсь и сейчас. А вы сами решайте, в чем ходить вам и вашим детям. Мне это уже не интересно.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 59 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →