Васильев Александр Юрьевич (auvasilev) wrote,
Васильев Александр Юрьевич
auvasilev

Categories:

Поправка

В связи с шумом вокруг «Закона Магницкого» последнее время чаще обычного стали поминать наконец-то отмененную «поправку Джексона-Вэника».

Но если спросить о ней у даже информированного человека, то обычно можно в лучшем случае услышать, что поправка эта была принята в 70-х, как ответ США дискриминационными санкциями в области торговли на ужесточение правил эмиграции евреев из СССР. Что, на самом деле, не совсем так. Там случай был очень конкретный и повод весьма простой.

И прежде всего, у людей молодых может сложиться ложное впечатление, что до того уехать из Союза было раз плюнуть. Ну, по крайней мере, для евреев в Израиль. Я сейчас ни в коем мере с подробностями всей этой сложной и весьма интересной истории про эмиграцию в целом и еврейскую, в частности, разбираться не буду, а попытаюсь только на одном житейском примере пояснить, что же произошло именно в 1972 году.

У меня была знакомая семья, Лиля и Марк. Почти родственники, Лиля училась с моей матерью ещё в школе и они дружбу пронесли через всю жизнь. Дочка их – моя сверстница, мы с ней в одной песочнице играли, сын чуть моложе. Все они были химиками с биологическим уклоном. Или наоборот, я всегда в этих делах путаюсь. Короче глава семьи, доктор наук работал завлабом в каком-то хитром НИИ. У него пачка патентов на изобретения была толщиной с «Войну и мир». Имел он отношение к разработке всяких препаратов для специального применения типа «аптечки десантника».

Об уровне Марка как ученого говорит то, что на Западе ему мгновенно дали под начало целый исследовательский институт с какими-то немыслимыми бюджетами. Лиля в другом месте, не таком закрытом работала, но по чему-то схожему, и докторскую защищать только собиралась. Закончили оба биофак (или химфак) МГУ. Дочка и сын учились там же на третьем и первом курсе соответственно.

В начале 70-х они решили свалить. Причины сейчас упоминать не стану, хотя они были и довольно серьезные. Подали документы и как раз в 72-м получили разрешение.

До сих пор остается великой тайной, как их, особенно главу семейства, вообще выпустили. От общих приятелей знаю, что замдиректора его НИИ и начальника «первого отдела» минимум уволили, что там дальше не в курсе, и ходили потом слухи, что у каких-то высоких комитетский чинов случились крупные неприятности, но в те круги я совсем уж был не вхож. Тут, наверняка, многие могли бы увидеть тонкие нити масонского заговора, я по простоте своей и тупости как обычно валю на обычный отечественный бардак и головотяпство, но факт остается фактом. Разрешения на выезд эта семейка получила, причем в полном составе.

И тут же выходит, формально к именно евреям никакого отношения не имеющий, Указ Президиума Верховного Совета СССР от 3 августа 1972 года "О возмещении гражданами СССР, выезжающими на постоянное жительство за границу, государственных затрат на обучение". В соответствии с ним принимаются и размеры этого самого возмещения.

Такса была установлена следующая. Если человек учился на каком-то младшем курсе, то она снижалась пропорционально, а если на последнем или закончил, то должен был заплатить:

Экономические, юридические, педагогические, историко-архивные и институты культуры - 4,5 тыс. руб.;
Университеты - 6,0 тыс. руб.;
Институты и факультеты иностранных языков - 6,8 тыс. руб.;
Инженерно-технические, инженерно-экономические и высшие военные учебные заведения - 7,7 тыс. руб.;
Медицинские, фармацевтические, стоматологические и физкультурные - 8,3 тыс. руб.;
Институты искусств (консерватории, театральные, художественные и литературные) - 9,6 тыс. руб.;
Московский государственный университет - 12,2 тыс. руб.

Кроме того, с кандидата наук дополнительно 5,4, а с доктора – 7,2 тысячи.

Познакомившись с приведенным прейскурантом, каждый сам может подсчитать, что химико-биологической компании требовалось набрать порядка сорока тысяч. Цена семи с лишним «Жигулей».

Эти ребята отпахали, и, как упомянуто, небезуспешно, в «народном хозяйстве» уже не меньше четверти века. Их покойные к тому времени родители, кстати, тоже не менее успешно всю жизнь горбатились. Люди имели «на книжке» очень приличные по тем временам деньги, о которых, например, мои предки и мечтать не могли. Тысячи три, по-моему. Какого-то элементарного шмотья и бытовой рухляди, что за жизнь в квартире скопилось по-быстрому могли распродать ещё примерно на столько же. Опять же, у моих родителей и на пятьсот рублей не набралось бы. Еще что-то по мелочи давали взаймы родственники и друзья, хотя, понятно, что это «займы» более чем условно, как чисто технически отдавать, тогда даже никто и не представлял. Ещё через голландское консульство от Израиля что-то полагалось типа «подъемных». Но, короче, всё вместе взятое в любом случае и до десяти тысяч сильно не дотягивало. А тут надо более сорока!

Помню, заехал к ним на старый Новый 73-й год. Трешка где-то в самом конце Профсоюзной. Государственная, даже не кооперативная, так что, в расчет не бралась. Настрогали тазик «оливье», сидим, водку пьем. «Ну, чё теперь?» - спрашиваю. Смотрят спокойно, до боли, нервы у людей советские, стальные. «Да, ничё, – говорят, - наливай ещё по одной». Пили, правда, мало. Они, в смысле, я-то как обычно.

Трогательная, конечно, история, но теперь многим совершенно непонятная. А чего собственно, американцы так возмутились именно этим фактом? Эмигрировать из СССР всегда было практически если не невероятно, то уж предельно сложно, несомненно. А на определенных этапах, так за одно высказанное публично или не при тех свидетелях желание можно было в лучшем случае в лагеря уехать. Чего ж тут-то такого особенного?

А всё очень просто. Сыграла память о насильственной еврейской эмиграции из Германии 30-х. Когда подавляющее большинство стран, в том числе и США, повели себя, мягчайше говоря, по-свински. А тут уж очень аналогия напрашивалась и больная совесть, видать, таким образом проявилась. Хотя, если разобраться, аналогия весьма относительная.

Только тут я хочу особо подчеркнуть, что не собираюсь подробно говорить о судьбе еврейского народа в предвоенные годы, там слишком много нюансов, в том числе и связанных с поведением разных государств в разное время. Но чисто по схеме был период, когда евреи могли оставить в гитлеровской Германии все деньги и имущество и в чем были выбраться за границу. А тут не могли. Даже без штанов не могли. Вот американцы и пришли в ужас. Ну, уж как у них получилось. На уровне этих самых Джексона с Вэником.

Существует мнение, что «20 марта 1973 года было принято устное решение Политбюро ЦК КПСС» об отмене взимания этих денег за обучение с отъезжающих. Хотя на самом деле никакого такого официального решения не существовало, просто Брежнев на заседании наорал на придурков, которые это даже для него явное безобразие устроили. И деньги просто по факту в стандартном варианте перестали требовать. Но, когда надо, требованием этим угрожали весьма эффективно. А сам Указ формально отменили только в 91-м.

Но Лилю с Мариком и детьми мы проводили уже первого апреля 73-го. Они до последнего момента думали, что это шутка. И очередной раз попросили меня налить «ещё по одной» уже в Шереметьево, перед турникетом, заходить за который советскому человеку категорически запрещалось.



Tags: Былое
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments