Васильев Александр Юрьевич (auvasilev) wrote,
Васильев Александр Юрьевич
auvasilev

Categories:

Про уродов и лядей

В Москве есть один публичный дом. То есть, в Москве, конечно, есть много публичных домов и ещё бесчисленное количество «индивидуалок». Просто я сейчас говорю об одном конкретном исключительно для примера и наглядности.

Впрочем, и там я уже сам давно не бываю. Не из каких-то нравственных соображений, но возраст, знаете ли, здоровье и прочие неприятности. Вот ещё всего лет десять-пятнадцать назад… Но не будем о грустном, а то рыдания к горлу подступают. Так вот, теперь я больше как теоретик и наблюдатель. Но некоторые мои друзья и приятели до сих пор балуются. У кого сил побольше осталось, кто с неуемностью души никак справиться не может, у каждого свои причины, не о них сейчас разговор. А только о тех мнениях и впечатлениях, которые я частенько слышу от своих знакомых по поводу обитательниц этого публичного дома.

Что мнения, что впечатления эти на самом деле не столь уж и разнообразны и остры, как может показаться. В проституции гораздо меньше экзотики, чем принято считать, и много больше рутины, если не сказать унылого формализма. Потому разговоры обычно тоже весьма однотипны и темы можно свести всего к двум направлениям.

Первая тема: «Вот общаешься с каждой женщиной лично, и никакого внутреннего напряжения, вполне себе вменяемый, разумный, приветливый и милый человек, даже в своем роде порядочный. А часто и вполне бескорыстный. Но как только соберутся все вместе, какая-то необъяснимая метаморфоза случается. Чистый бардак и будто всеобщее помутнение рассудка. Таких пакостей могут наделать…»

И вторая: «Знаете, не надо никого осуждать, ещё неизвестно, как каждый из нас повел бы себя в таком месте и в подобной ситуации».

И создается некое странное впечатление, что разговор идет не о заведении, куда люди приходят работать добровольно (а это именно такое заведение, в него не только насильно не тащат, но ещё и огромные усилия вместе с материальными ресурсами нужно приложить, чтобы устроиться), но о каком-то мистическом месте, таинственной воронке, управляемой всевластными темными силами, засасывающей мироздание в страшную бездну с непреодолимой силой. А ведь на самом деле, никакого рока и фатума, обычная контора с зарплатными ведомостями, отпусками и даже бюллетенями. Чего тень на плетень-то наводить?

И ещё не надо путать и смешивать. Проституция, это, если и не всегда единственная профессия, то, несомненно, род профессиональной деятельности, а не свойство натуры. То свойство, что иногда, но отнюдь не всегда, приводит к проституции, называется по-другому. Оно предполагает непременное получение удовольствия, но совершенно не обязательно связано с материальной или практической выгодой. А проституция обязательно связана. Так что, проститутка очень даже может не быть развратной, но никак у неё не получится быть бескорыстной.

Да, и напоследок особенно хочу подчеркнуть. Мои личные чувства к проституткам предельно далеки от малейшего негатива. Каждый человек имеет полное право делать со своей душой и телом всё, что ему заблагорассудится. И позволять, при желании, делать с ними что угодно другим. Так что, я-то лично, как раз, никого не осуждаю. Единственное, когда проститутки начинают меня раздражить, это если они вдруг сходят с ума и начинают всех убеждать, а, при возможности, и заставлять всех прочих жить по законам их публичного дома.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments