Васильев Александр Юрьевич (auvasilev) wrote,
Васильев Александр Юрьевич
auvasilev

Categories:

Не для тебя я наряжалась

Всё же нужно понимать нежнейшую, тончайшую и порхающую, по сравнению с которой крылья бабочки несоизмеримо грубее кожи слоновьей, материю, из которой скроена душа истинного русского интеллигента. Сколько бы Лимонов не бегал по Балканам, перепоясанный пулеметными лентами, сколько бы не изображал прожженного зэка и не звал к победе мирового пролетариата над зажравшейся буржуазией, он навсегда в глазах этой презираемой и ненавидимой им интеллигенции останется изысканным, даже не очень terrible, а просто enfant’ом парижских салонов.

До сих пор не забыть, с каким материнским придыханием ещё в середине девяностых дамы разных, самых почтенных, волн русской эмиграции произносили имя Лимонова, сидя в своих скромнейший, но полных ароматом беспредельного благородства квартирках Монмартра и Монпарнаса под портретами великих бывших соотечественников. Образ изысканно-странного, экзотически-радикального писателя к тому же был овеян почти уже мистическим авторитетом легендарного издателя Жан-Жака Повера, первым давшего Франции полного де Сада и открывшего миру Виана с Бретоном. Даже такой зоркий и жесткий, не столько писатель, сколько аналитик холодной критической направленности, как Владимир Соловьев, создавший, на мой взгляд, один из лучших портретов Лимонова, сделал это всё-таки глядя с Запада и потому неизбежно и переусложнил лик и исказил его направлением собственного взгляда. Короче, можно было задохнуться от нежности и умиления.

Ровное дыхание не наладилось до сих пор. И потому, как только последние дни стали вдруг, а для истинного интеллигента подобное всегда «вдруг», стали появляться статьи Лимонова в «Известиях» и «Комсомольской правде», интернетовские его высказывания со слишком похожими на пропутинскую пропаганду высказываниями, в определенных кругах началась чуть ли не истерика. А тут он ещё и упрекнул в гибели несчастного Александра Долматова «голландские и НАТОвские спецслужбы», даже не упомянув отечественных чекистов. Ах, как он мог дойти до такого, ведь этот человек был его единомышленником и последователем?!..

Ну, что же, можно продолжать охать, можно сколь угодно изощренно объяснять извивы таланта «единственного реального нынешнего русского экзистенциалиста», можно придумать себе ещё множество столь же продуктивных занятий. Но можно, наконец, бросить валять дурака и признаться, прежде всего, самим себе. Что ни до чего Лимонов не доходил и вообще никогда в жизни никуда особо не ходил. А как был всегда по психологии и уровню развития интеллектуальным ПТУшником, так им и остался. Он-то сам всегда всё излагал предельно честно и откровенно и не виноват, что его всегда хотели не услышать и понять, а интерпретировать, одухотворить и мифологизировать.

А Лимонов никуда особе не двигался, не развивался и не трансформировался. И к Путину у него была единственная, самая большая претензия, которую он искреннейшим образом всегда излагал. Что Путин его, Лимонова, не пустил в большую политику. И это не просто главное. Это – всё. Хотя и действительно жутко обидно, и несправедливо, и гореть за это Путину в аду, но более никаких принципиальных разногласий с Путиным у Лимонова на самом деле не было. Но был некий легкий флёр, не либерализма и демократизма, конечно, но эдакой камуфляжной цивилизованности, который Путин довольно долго использовал, надеясь на хоть какую-то ответную признательность Запада, более всего Америки. Но тут следует особо отметить, что это была исключительно экспортная продукция, своим (в многих смыслах) Путин никогда мозги не пудрил относительно собственных взглядов и намерений, и если когда и врал по поводу конкретных фактов, то настолько демонстративно незатейливо, что это выглядело ещё откровеннее самой чистейшей правды.

А теперь, поняв полную бесполезность всякого флера и жутко обидевшись на Западную, тоже в основном американскую, безответность и неблагодарность, Путин любые маскировочные глупости отбросил. И тут пошли косяком «законы царя Ирода», «списки Гуантанамо», запретить, запретить, запретить, посадить, посадить, посадить, и прочий уже ничем не прикрытый что? Правильно. Национал-большевизм. Не коммунизм, кстати, и не «социал», а именно и «национал», и «большевизм». Так что это отнюдь не Лимонов куда-то сдвинулся в сторону Путина, а Путин естественно и неумолимо придвинулся к Лимонову. И Эдуард, которому всё же нельзя отказать в эстетическом чутье, отлично происходящее почувствовал и не стал с обычным остервенением вгрызаться в протянутую руку если ещё не дружбы, то, по крайней мере, «со чувствия». Отсюда и статьи в «известиях» и прочее совместное с властью хоровое исполнение. Только исполнение не Лимоновым мотивов власти, а как раз путинские подстроились и вместе у них начало замечательно получаться.

Значит ли это, что теперь Путин пустит, наконец, Лимонова в большую политику? Понятно, что нет. Там место нынче имеется принципиально только для одного человека. Но какой-то имитацией реальной политической деятельности вполне возможно Лимонову позволят заняться. Устроит ли его это? Подозреваю, что, в конце концов, всё равно не устроит, но здесь уже совсем другая история и полностью личное дело господина Лимонова.

А на какое-то мгновение наметившееся, а вернее, показавшееся кому-то наметившимся, единение Лимонова с протестным городским, то есть, по сути «буржуазным», движением изначально было в высшей мере как раз противоестественным. И дело не в разнице мировоззрений, а в чисто утилитарных целях. Абсолютно правы те, которые говорят, что трудно требовать общей программы и хоть сходной идеологии от самых разных людей, объединенных а настоящий момент единственной общей целью – убрать с дороги дохлую лошадь. И, конечно, пока Путин у власти, всякое движение по пути вперед перекрыто. Тут можно придумывать сколь угодно наглядных и совершенно верных образов, типа банана в выхлопной трубе или унитаза, слишком низко врезанного в канализационный стояк. И всё-таки несколько странно будут выглядеть действия по уборки дохлой лошади совместно с теми, кто на её место хочет немедленно взгромоздить не менее дохлого, но уже целого мамонта.

Буржуазность, это все-таки, прежде всего путь, подчеркиваю, путь, а не результат, к свободе, независимости и самодостаточности отдельной личности. И Лимонов это прекрасно понимает, чаще всего используя слово «буржуазный» в сочетании с «индивидуализм». Это у него главное ругательство. Так что тут он предельно «социально близок» Путину и эта близость гораздо важнее, чем какие-то оттенки взглядов по поводу частной собственности на средства производства. В конце концов, её и в гитлеровской германии никто не отменял, по крайней мере, в отношении чистокровных арийцев, и из «национал-социализма» там построили реально только первую часть и вместо национализации всего имущества предпочли национализацию всех душ, что оказалось даже много эффективнее.

Только не надо, пожалуйста, воспринимать мои слова о социальной близости Лимонова и Путина в логике примитивно двуполярного противостоянии, типа «кто не с нами, тот против нас». Никоим образом не хочу так замарать Путина или уж тем более, навести хоть легкую тень на светлый образ Лимонова в глазах тех, кто считает его бескомпромиссным борцом с властью и режимом. Тут всё предельно честно и органично, и совершенно неуместны всякие выражения, типа «агент Кремля» или «чекистские разводки». А то, что многие не хотят слышать ни Путина, ни Лимонова и воспринимают их слова и действия так, как хочется воспринимающим в соответствии с их картинами мира, то это не вина героев, а аберрация зрения и мышления слушателей и зрителей.

Так что просто рекомендую или забыть, наконец, про «Эдичку», или, поклонникам и любителям поставить его с самым величайшим уважением на книжную полку и в отношении этого артефакта полностью расслабиться. А к Эдуарду Вениаминовичу, не буду даже настаивать на Савенко, сейчас, наверное, всё-таки Лимонову, отнестись просто и трезво. Как он того вполне заслуживает. Вот есть такой человек, который то-то говорит и так-то поступает. А «ахи» и «охи» лучше оставить, они не его проблемы, а самих ахающих и охающих.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments