Васильев Александр Юрьевич (auvasilev) wrote,
Васильев Александр Юрьевич
auvasilev

Categories:

Обязательно дождитесь ответа оператора

«Где террор, я вас спрашиваю?!» Под такой «шапкой» и именно с такой пунктуацией, в не очень приличной для корректного русского публициста сочетаемости вопросительного с восклицательным Леонид Александрович опубликовал свой очередной блестящий «отлуп» всяческим либерастическим истеричкам, подгоняющим реалии под состояние собственных нервов.

Разиховский как всегда абсолютно прав. Я его творчеству посвятил , как недавно к ужасу своему обнаружил, более текстов, чем Достоевскому, хотя с ранней юности мечтал заниматься изучением произведений всё-таки последнего. А вот получилось - первого. У нас по изысканности мышления Леонид Александрович нынче как-то ненароком и незаметно перегнал Федора Михайловича.

Но не только по изысканности, а и по правдивости и убедительности. Утверждать так имею следующие снования.

Один мой дед, вернувшись на родину после обучения в Пражском университете на хирурга в тридцать пятом, уже в следующем году, как человек знающий всего четыре иностранных языка, спокойно поехал в лагеря как русский контрреволюционер. Его жена, моя бабка, к её несчастью, кроме того, что стала после того же университета офтальмологом, знала этих проклятых иностранных языков аж двенадцать. Потому пошла по статье как «международная шпионка».

Второй мой дед, хоть и был всего лишь художником, занимавшимся в основном иллюстрированием детских книжек, умудрился за эту самую «контрреволюцию», да ещё «финансовую», сесть только в сорок седьмом и отсидел в лагерях всего-то неполные восемь лет.

Остальные родственники и вовсе зоны не нюхали, так имели исключительно мелкие неприятности, как дети врагов народа и члены семей этих самых народных врагов. Почти все даже, за исключением бабки-офтальмолога, сгинувшей на колымских просторах в должности коногона, дожили не только до освобождения, но и до реабилитации, и помирать начали уже в счастливые свободные шестидесятые.

Вырос я в совхозе "Дукча» под Магаданом в окружении подобных свободных осчастливленных людей и представление о произошедшем с ними имею, несомненно, только опосредованное. Так что, у меня нет, конечно, личного опыта и практического существования, и ощущений, возникающих от жизни при истинном государственном терроре. Как, впрочем, и у Радзиховскаго. Но мне кажется, что всё-таки с определенной долей оснований я тоже могу утверждать – да, это не террор. Это просто безнадежная мерзость.

Я вырастил троих детей. Они получили хорошие профессии и с большим энтузиазмом начинали трудовую деятельность, малейшей мысли не имея, что есть смысл делать это где-либо, кроме своей горячо любимой Родины. И общественной деятельностью активно занимались, и с гражданской позицией там всё было в порядке, и уровень изначальных конфликтов с окружающей действительностью был даже значительно ниже среднего.

А потом началось то, что по нашему с Радзиховским представлению, не имеет никакого отношения к террору. И я говорил своим детям, мол, подождите, ещё ничего страшного, это пока всё так, незначительная чепуха, подумаешь, каких-то законов понапринимали, кого-то из ваших товарищей по демонстрациям на допросы таскают, некоторых пусть даже и в «предварилку» запрятали, ну так никого же толком на лесоповал не отправили, остальное происходящее – тоже исключительно бытовые мелочи, не стоит дергаться, почтайте Леонида Александровича, он ведь так убедительно всё объясняет…

Я много ещё чего говорил, чрезвычайно умного и даже более аргументировано, чем сам Радзиховский. Но глупые дети мои не поняли своего счастья. И уехали за границу. Нет, не эмигрировали, вообще никаких резких движений не совершали. Просто здесь им жить и работать стало не интересно. Хотя, вообще-то – очень интересно. Современные коммуникации позволяют не делать из расставаний особой трагедии. Каждый день по «Скайпу» разговариваем. Жизнь у них там бьет ключом. И с каждым днем у меня всё меньше надежды на их возвращение. А здесь у нас Радзиховский продолжает с нескрываемым злорадством приговаривать: «Где террор, я вас спрашиваю?!»

Когда в тридцатых молодой хирург Вячеслав Васильев с женой и маленьким ребенком, мои отцом, вернулся с преподавательской должности во вполне тогда уютном и благоустроенном европейском университете на не самую сытую и комфортную родину, среди прочих причин была и та, что он надеялся на продолжение своей фамилии в России. Такие вот наивные фантазии смешного либерала прошлого века.

Больше всего не хочу, что бы возникло впечатление, будто я совсем от семейных горестей сошел с ума и теперь во всем произошедшем и происходящем обвиняю милого мягчайшего публициста в трогательной клетчатой рубашечке. И горестей особых нет, и с вменяемостью, надеюсь, пока всё в порядке, и вины, конечно, никакой за Радхиховским нет. Ну, пишет человек и пишет. Подавляющее большинство наших публичных личностей и пишет, и говорит, и, главное, делает всё неизмеримо и тупее и подлее.

Но вот почему-то последнее время возникает неопрятное ощущение, что при встрече именно с Радзиховским меня потянет на совершение некого совсем не соответствующего уровню нашей общей интеллигентности если даже не поступка, то хотя бы жеста.

Первым порывом было написать «дам по морде». Но ведь мы же с Вами мирные и воспитанные люди, так что ограничусь словом «ударю». Да и это всего лишь форма речи. Негде, совсем уже негде нам встречаться и нигде мы не встретимся. Так что, живите счастливо и спокойно.

Хотя всё-таки…
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments