Васильев Александр Юрьевич (auvasilev) wrote,
Васильев Александр Юрьевич
auvasilev

Чертили черными чернилами чертеж

Я недавно уже давал ссылку на этот текст и рекомендовал его почитать. Если кто не обратил внимания, ещё раз советую это сделать.

Показавшуюся мне занятной историю рассказывает бывший наш соотечественник, но уже давно известный американский математик Вадим Ольшевский, о двух своих знакомых, как я понимаю, хоть в этом совсем и не разбираюсь, тоже довольно крупных ученых, только изначально один тоже наш, потом израильский, а второй гэдээровский.

Как обычно, для совсем ленивых и нелюбопытных, буквально в нескольких словах перескажу суть. Человек в крайне легкой форме «постукивал» на другого. Но, поскольку был он восточным немцем, то после объединения страны должен был указать в анкете, сотрудничал ли со «штази». И мыкался, как совестливый человек, сознаться, не сознаться... Даже с тем, на кого стучал, решил посоветоваться, честно ему всё рассказал. Тот только рассмеялся подобной мелочи, мол, чепуха какая, никому ни в чем сознаваться не надо, забудь обо всем и живи спокойно.

Но этот кающийся стукачок не удержался и про всё в анкете указал. После этого дорога в любой из университетов Германии ему оказалась закрыта, несмотря на весь серьезный научный авторитет. Для продолжения работы вынужден был переехать аж в Кувейт.

Я очень плохо пересказал, ещё раз прошу всё-таки прочесть Ольшевского, у него множество интересных подробностей и нюансов, к тому же фотографии, очень своеобразный личностный оттенок придающие всей истории. Но, что ещё важно, там и круг общения определенный, потому и познавательно, и поучительно почитать комментарии к тексту. А то, что я хочу написать далее, это тоже всего лишь небольшой комментарий, не более, без попытки какого-либо серьезного анализа или, уж тем более морализаторства.

Но сначала ещё очень короткая моя собственная история, как мне кажется, имеющая отношение к теме. В нашей студенческой компании был один парень из МИТХТ. При распределении ему предложили пойти работать к какой-то закрытый НИИ, имевший отношение к КГБ. Он сам был из какой-то глухой провинции и грозило вернуться в свою или поехать в какую другую тмутаракань на копейки молодого инженера, а тут давали сразу очень приличную зарплату, звание с доплатой за звездочки и даже, вовсе по тем временам штука фантастическая, жилье, хоть какое, но в Москве. А при этом работа была, ну, никакого отношения как будто к деятельности КГБ, как такового, не имеющая, исключительно в лаборатории, по его химической специальности.

Но парень, видимо, захотел, даже не то, что посоветоваться, решение, как я понимаю, он принял сразу, а хоть как-то объясниться с некоторыми приятелями, зная определенное отношение в нашем кругу к названной организации. И ко многим подходил с таким вопросами, типа, как ты считаешь, ведь ничего страшного?.. И абсолютно каждый легкомысленно-весело похлопал его по плечу, мол, да, конечно, не бери в голову, всё правильно, это же чистая формальность, соглашайся, какие могут быть сомнения…

Но вот так, похлопали-похлопали, поулыбались-поулыбались, а буквально через несколько месяцев ни одного приятеля у него не осталось. И не из каких-то принципиальных соображений. Просто определенный напряг иметь в друзьях офицера КГБ. Пусть и «чисто формально».

А теперь возвращаюсь уже конкретно к поднятой Ольшевским теме. По поводу люстрации на подобном уровне я года до двухтысячного сам бы снисходительно посмеялся. Помилуйте, ну это же не денацификация, какие мелочи, ведь сам человек никого не убил, не замучил, даже доноса не написал, по которому посадили. Ну, что-то там делал для КГБ, по сути, чисто формальное и никому реальных гадостей не принесшее. Да к тому же честно признался, а сколько вон вокруг других не признавшийся… Да черт с ними, со всеми!

Но черт оказался с нами.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 31 comments