Васильев Александр Юрьевич (auvasilev) wrote,
Васильев Александр Юрьевич
auvasilev

Categories:

…Жить в провинции у моря - 2

Как приняли у нас окончательно «антитабачный» закон, загрустил я вовсе, и полезли всякие дурные мысли в голову, так друзья стали меня успокаивать. Мол, брось отчаиваться, говорят, в той же Болгарии таких как ты, готовых руки на себя наложить, после принятия ихнего подобного закона, чуть не полстраны было, но ведь уже приспособились как-то… Вот я и решил поехать, посмотреть, может, действительно всё не так страшно. Город выбрал у моря. Посмотрел. Докладываю.

Думаю, следует признать, что для обессмысливания демократии, с последующим насильственным уничтожением или естественным отмиранием, её сторонники и, особенно, приверженцы прямых форм применения делают не меньше, а иногда и больше, чем самые ярые противники.

В Болгарии сейчас набирает обороты движение за проведение общенародного референдума по поводу этих самых «антитабачных дел». Вот же пакость привязчивая – все эти шаблонные обобщения. Ведь я представления не имею, что там «обороты набирает», а что, может, и снижает, и уж тем более обо всей стране говорить не могу. Но конкретно здесь, в Бургасе, я видел довольно много точек и в центре города, и на набережной, где люди под соответствующими плакатчиками собирали подписи для такого референдума.

А одно объявление весьма большого размера обнаружил прямо на стекле рядом со входом в такое заведение на территории прибрежного парка, как «Текила – клуб». Там указывалось, что сбор подписей происходит внутри и еще раз формулировалось, на какую же конкретно тему призывают инициаторы провести референдум: «О запрете на курение в общественных местах».

Вот поставь передо мной такой вопрос на референдуме, я сначала попросту растеряюсь. В каких, собственных, «общественных местах»? Тут рядом и детская площадка, и летний театр, и пляж, и спортивный комплекс, и ещё множество всего, что можно назвать «общественными местами». И сам конкретно данный клуб, назначение которого довольно четко определено названием и явно свидетельствует, что большинство посетителей весьма далеко от заботы о собственном здоровье, во всяком случае, в стандартном понимании этой заботы. Так что конкретно будем выяснять на референдуме, возможность курить в песочнице или запрет на курение в рюмочной?

Ну, хорошо, это, в конце концов, вопрос чисто технический, тут можно, когда дойдет до дела, более точно продумать формулировку и определить, что люди хотят выяснить, стоит ли запрещать курение, предположим, именно в таких «клубах», которые от «текилы» до всех многочисленных сортов местного самогона. Но возникает более серьезная и принципиальная проблема. А кто должен принимать участие в таком референдуме?

Бабушка-крестьянка, которая за жизнь ни в одном питейном заведении не была? Качок, не вылезающий из тренажерного зала, жрущий там тоннами всякую анаболическую стероидную гадость и считающий свой образ жизни единственно здоровым? Беременная будущая мамаша, которую мутит от одной мысли обо всем, кроме соленых огурцов? Или, может быть, имеет смысл поинтересоваться мнением тех, кто за последние три года оставил в ресторане хотя бы долларов десять?

Но тут, видите, сразу возникнет сложность, даже если суметь договориться по сроку и сумме. А как доказать? Я, например, счетов не сохраняю и справку подобную мне вряд ли выдадут даже в тех кабаках, где знают, как облупленного. Но вот в психическом состоянии моем могут усомниться, и рухнет репутация, столькими годами безупречного поведения заработанная. Короче, явный бред с этими референдумами получается.

Так, собственно, и гробится демократия. Хотя она ведь на самом деле здесь абсолютно не причем. И ситуация предельно простая. Нужно всего лишь выбрать законодателями вменяемых людей, которые будут кроме желания сделать хорошо себе, обладать ещё и элементарными мозгами, совестью и ответственностью. И спокойно, без всякого референдума, разработают разумное законодательство, где подробно пропишут, что на качелях и каруселях дымить нельзя, а после третьей рюмки в специально отведенных для этого пивных разок затянуться разрешается.

Собственно, почти так у них в Болгарии и получилось изначально с этим самым «антитабачным» законом. Его даже чуть было и не приняли во вполне разумном виде. Ну, то есть, очень относительно разумном и все же хоть как-то, в смысле, не совсем идиотическом. Но тут руководство жутко прогрессивной и проевропейской партии ихней, пришедшей к власти, забилось в истерике и заявило, что малейших послаблений не допустит, иначе уйдет в отставку. А, следовательно, и депутатам придется. Те затянулись поглубже в задумчивости, прикинули кое-что к кое-чему и тоже решили не менять свои уже заработанные парламентские кресла на какие-то там чужие абстрактные права.

Я так всё это мягко и без малейшей конкретики излагаю потому, что изначально дал себе слово тут в политику не лезть. Сам терпеть не могу, когда иностранцы, в нашем подлом бардаке ничего не понимающие, начинают поучительно высказываться. Ни в коем случае не хочу выступить в такой роли. Потому исключительно извне и с полнейшим уважением. Только про курево, это, знаете ли дело такое, уже сугубо не суверенное.

Так что, плюнули на логику и вариант закона приняли самый тупой. Как в Евросоюзе. Ну, и как у нас теперь. Ни в одном кабаке дымить нельзя ни под каким видом. Хоть это частный клуб, хоть ночное казино или стриптиз-бар, хоть что угодно, вот в чистом виде по тому старому, дореволюционному ещё анекдоту, помните, лежит гимназистка в постели с гусаром, курит и говорит: «Ох, моя бедная маман! Она бы просто умерла бы, увидев меня с папиросой». Даже на открытых верандах категорически нельзя. Но вот тут немножко промахнулись.

То ли по недосмотру, то ли по глубоко законспирированной зловредности табачного лобби вставили уточнения, что запрет относится к верандам, у которых есть даже не крыша, но хоть какой-нибудь навес. А если уж совсем столики просто как бы на улице, под открытым небом, то, так уж и быть, черт с вами, травите себя, убогие.

Собственно, это никчемное уточнение и стало основой решения проблемы. Я сейчас не буду приводить все технические варианты, они столь же многообразны, как и вообще сильна мощь любого истинно народного творчества. Приведу только несколько примеров.

Никакого навеса действительно нет, но есть для него каркас. Все спокойно курят, как только начинает накрапывать дождь, навес тут же на каркас натягивают. Где вручную, где уже и механические устройства приспособили, типа всяких «маркиз» и «маркизет». Конечно, строго по закону, заведение в этот момент становится как бы некурящим, но тут возникает множество сложностей с проверкой и фиксацией, ну не успел человек мгновенно среагировать и забычковать окурок, тяжело его за это сразу под статью или хотя бы штраф подвести.

А ещё делают такую длинную веранду над половиной которой крыша имеется, а над половиной пусто. Или ещё хитрее, тут крыша, тут нет, тут опять крыша, тут снова чистое небо над головой. И пойди с отвесом каждого проверь, в некурящей части он дымит или в полном своем праве. А то ещё может сам под крышей сидеть, а рука его с сигаретой вольничает при этом в свободном и не прикрытом пространстве.

Да, ну и естественно, кроме технических, есть ещё один общеупотребительный способ иного решения вопроса. Это когда и крыша нормальная, стационарная, и пепельницы на столиках, и кто хочет, тот курит, а проверяющие органы по каким-то одним им ведомым соображениям именно на это место не обращают никакого внимания. Как вы, видимо, уже догадались, этот метод преодоления трудностей, здесь почему-то называют «русским».

Однако, кроме всех этих хитростей с крышами и навесами, которых я упомянул лишь малую толику, имеются и иные сложности. Связаны они с тем, что хоть тут не как у нас нынче минус пятнадцать, всё-таки южное Причерноморье, но пока ещё тоже не лето, а скорее «зеленая зима». При нескольких плюсовых градусах довольно сильный и холодный ветер, потому даже в куртке на открытом пространстве особо не рассидишься. Рестораторы ставят ограждения. Так, легкая прозрачная пленочка, чтобы особо не раздражать проверяющих даже намеками на что-нибудь стационарное.

Потом, крайне медленно и постепенно стойки этих ограждений становятся всё мощнее, пленка все солиднее и иногда уже сразу не разберешь, не превратилась ли она ненароком в оргстекло или поликарбонат. А поскольку ведь любые ограждения сами по себе не греют, а тепла даже разгоряченных местной ракией человеческих тел не всегда хватает, то появляются газовые нагреватели. Сначала маленькие такие, такие почти не заметные зонтики, потом они тоже потихоньку начинают увеличиваться в мощности и объеме…

И вот, в самом центре города, в нескольких метрах от отеля «Болгария» и улицы Александровска, это у них типа нашего Старого Арбата, работает прекрасный ресторан. То есть, он не работает. Он открыт. Но обычно занято в нем один-два столика. А перед входом на две трети тротуара натянут навес. Демонстративно временный и с выставленной напоказ явной возможностью его мгновенно свернуть и убрать. И хоть дождя в данный момент уже или ещё нет, ну, подумаешь, замешкался какой-то служащий.

А под навесом пространство огорожено прочными, непродуваемыми, полупрозрачными экранами и стоят очень красивые, огромные стеклянные столбы, внутри которых бьют роскошные языки пламени. Температура очень комфортная, градусов двадцать, наверное. И тут всё забито под завязку, если столик и свободен, то чаще всего зарезервирован. Потому, как здесь можно за свои кровные, а это по местным меркам весьма дорогое заведение, с бокалом «Хеннесси» позволить себе ещё и сигарету.

А ещё там на каждом сиденье кресла утепленная шерстяная подкладка. А ещё на спинках этих же кресел на всякий случай висят роскошные шотландские пледы. А ещё там над проемом, через который заходят, поскольку дверь подобному заведению тоже категорически не положена, установленная мощнейшая тепловая завеса. А ещё.. Ладно, не буду утомлять. Там много чего ещё. Но особенно живописен стоящий сбоку хозяин, который смотрит на весь этот ужас, который он за бешеные деньги нагородил на улице, вместо того, чтобы использовать огромный прекрасно оборудованный и практически сейчас пустующий зал своего ещё недавно элитного ресторана, и мысли которые бродят в голове у этого человека, все отчетливее проступают на его очень благородном, очень красивом и очень болгарском лице… (Окончание следует)
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments