?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Это же надо было умудриться. Павла Николаевича Гусева, не только и не просто верного путинца, но и вообще самого, что ни на есть, верного правоверного, политическое кредо которого всегда было «Всегда!», превратить в отъявленного диссидента, чуть ни бунтаря и опасного якобинца.

Разговор пошел настолько серьезный, что поговаривают, ему тут уже Луговой звонил, приглашал на чашечку чаю. Паша явно входит в большую историю. Хотя, что это я доболтался до фамильярности, никогда он для меня Пашей не был. Я с ним вместе даже и не работал, ушел из газеты гораздо раньше. Но один раз всё-таки виделся. И почему-то мне пришло в голову поделиться этим воспоминанием. Видимо, тоже захотелось почувствовать сопричастность к личностям такого масштаба.

Году в семьдесят седьмом - семьдесят восьмом, врать не буду, точно не помню, мне решили дать ставку в газете «Московский комсомолец». А там тогда, а, может, и до того, и после, я просто не знаю, но подозреваю, что так, была смешная ситуация. Основная часть журналистов работала, что называлось, «на гонораре». То есть вообще без зарплаты, что написал по строчкам, то и получил.

Несколько человек имели «полставки». Это были шестьдесят пять рублей, которые приплюсовывались частями каждого первого и пятнадцатого к заработанному «на гонораре».

И существовала одна, впрочем, я не утверждаю, что всегда, говорят, в некоторые времена и две, но в моё время точно одна, так называемая «полная ставка». Аж сто тридцать рублей, которые давались какому-то совсем фантастическому потенциальному разгильдяю, который мог, правда, это чисто теоретически, совсем ничего не делать, но эта гигантская по тем временам сумма ему выплачивалась автоматически.

Тут, видимо, надо оговориться, что речь идет, естественно только о рядовых, пишущих корреспондентах. Все должностные лица, начиная с заведующих отделами и выше, а таковых там было вполне достаточно, получали, конечно, твердые зарплаты и даже, по тем временам, достаточно внушительные. Тем более, что никому из них не возбранялось так же публиковаться, чем, кстати, многие и пользовались, имея от этого неплохой «приварок».

Но я принадлежал к обычному журналистскому пролетариату и в названный мною период «полной ставкой» решили осчастливить меня. Однако, когда дело дошло уже до отдела кадров и серьезные люди взялись за оформление документов, ко всеобщему удивлению руководства, никогда об этом не задумавшегося, так как просто в голову им это прийти не могло, выяснилось, что Васильев не является членом ихней организации. В смысле комсомольской. И Валера Хабидулин, тогдашний заведующий городским отделом и мой прямо начальник, попросил меня сходить с ним уладить это недоразумение.

Я был с одной стороны очень практичным и приземленным юношей, который конечно хотел получать лишние сто тридцать ежемесячных рублей, а с другой – полным отморозком, который, работая во второй по значению комсомольской газете страны, не слишком понимал, что такое вообще этот самый комсомол. И когда мне Валера так по-свойски сказал, пойдем, мол, к Паше (с чем, видимо и связана моя проскользнувшая фамильярная оговорка), он парень нормальный, наверняка поможет, я, особо не задумываясь и даже, видимо, не понимая толком, о чем и о ком идет речь, согласился.

Короче явились мы с Валерой в кабинет к первому секретарю Краснопресненского райкома ВЛКСМ Павлу Гусеву. В такой роскошный кабинет, которого я и представить себе не мог. И Павел явил по отношению ко мне высшую милость. За что я, совершенно искренне, ему до сих пор безмерно благодарен. Он сказал, чтобы я пошел в комнату номер такой-то, где мне, великовозрастному идиоту, вовремя не озаботившемуся необходимыми документами, без всяких разговоров выдадут комсомольский билет, и все проблемы исчезнут.

Не знаю, жив ли нынче Валера Хабидулин, где он и как сейчас себя чувствует, но если с ним всё в порядке, на что я искренне надеюсь и чего ему всячески желаю, то он подтвердит. Я просто повернулся и ушёл.

Впрочем, ставку, то есть те самые сто тридцать рублей мне всё равно дали. Вообще, как-то так, мне обычно платили тем больше, чем меньше я прилагал к этому усилий. Но тут отдельная тема, требующая, видимо, специальных методов исследования, потому пока не станем в неё углубляться.

Я, собственно, чего всё это рассказывал? Отнюдь не для того, чтобы намекнуть на какую-то особую прикосновенность к истокам журналистской карьеры Павла Николаевича или еще к каким тайнам его восхождения на вершины информационного Олимпа.

Я вообще о нем ничего не знаю, кроме того, что этот крутой комсомолец пришел по назначению властей в газету с серьезнейшей историей и репутацией, после чего абсолютно наглейшим бандитским образом приватизировал её на себя одного. То есть, попросту присвоил, и потом, надо отдать ему должное, весьма эффективно распорядился своей абсолютно беззаконно приобретенной собственностью. И потому, по причине эффективности, пусть даже в основном и чисто коммерческой, у меня к Гусеву нет никаких совершено претензий.

А тогда зачем всё-таки написал? Да черт его знает, дойдя до этого места, уже и сам не понимаю. То есть, на уровне разума. А так-то, по ощущениям, видимо, просто хотел эдаким своеобразным способом выразить свою уверенность, что у Гусева всё будет в порядке. Путин ему в доверии не отказал, а на чай к Луговому, в конце концов, ходить вовсе не обязательно.

Метки:

Comments

( 13 комментариев — Оставить комментарий )
(Удалённый комментарий)
auvasilev
22 мар, 2013 12:52 (UTC)
Виноват, не понял?
nimmerklug
22 мар, 2013 13:22 (UTC)
О том, что Ив. Ал. Хлестаков был в Пушкиным на дружеской ноге широко известно, история отношений Лажечникова с Пушкиным не столь распространена.
auvasilev
22 мар, 2013 15:28 (UTC)
Ну, не знаю, возможно, Вы и правы, однако, думаю, это более вопрос личного восприятия. Встреча Лежечникова с Пушкиным, которую первый гордо описывал как "Знакомство", произошла лет на пятнадцать ранее написания "Ревизора" и на мой взгляд много более по сюжету ложится на мой рассказ. К тому же, всё-таки и я с Гусевым и Лажечников с Пушкиным хоть как-то, но формально встречались, а Хлестаков с Александром Сергеевичем - вряд ли. Но, повторю, это вопрос вкуса, а начинать подробно и серьезно разбирать анекдот - это в любом случае лишать его юмора, так что, оставим как есть.
xtcnm
22 мар, 2013 13:11 (UTC)
Понятное дело, Гусев раскомиссарился лишь потому что МК грозят многомиллионные судебные иски со стороны приятных во всех отношениях дам, являющихся к тому же депутатами Гос.Думы. Честно говоря, заслуживших того, чтобы о них писали в подобном духе, но не заслуживших хамского тона и оскобительных терминов.
Поэтому главреду ничего другого не остается как грудью броситься на амбразуру , защищая и редакцию ,и самого себя от возможных последствий. Теперь вся страна в едином порыве с Гусевым усиленно изучает толковые словари Ожегова и Даля, а заодно и труды пламенного революционера Владимира Ильича , которые просто изобилуют нецензурной лексикой , склоняя слово "проститутка" вдоль и поперек , привосокупляя (?!)к нему разные прилагательные.Уф!
xtcnm
22 мар, 2013 13:40 (UTC)
Так есть Лажечников автор "Ледяного дома". Зачинатель российского исторического романа. Не знаю, правда, встречался ли он с Пушкиным. Правда, заинтриговали названием.
auvasilev
22 мар, 2013 15:30 (UTC)
Встречался. Есть у него рассказ, который так и называется "знакомство мое с Пушкиным". Прочтите и поймете схожесть сюжета.
korchina
22 мар, 2013 14:00 (UTC)
Знавал я Валеру Хабибулина еще в во время его учебы в Иркутском Госуниверситете. Поехал на практику и пристроился в МК. Где он сейчас и чем занимется - понятия не имею.
auvasilev
22 мар, 2013 15:31 (UTC)
А я даже не помню, что он был из Иркутска. А, может, и не знал никогда. Столько лет прошло...
yuryper
22 мар, 2013 16:31 (UTC)
Валерий Юрьевич Хабидулин во второй половине 90-х был членом партии ДВР и главредом журнала "Открытая политика". Он умер.
auvasilev
22 мар, 2013 18:34 (UTC)
Спасибо Вам большое за информацию, если это тот самый Валера, я, честно говоря, никогда не знал или не помнил его отчества, то очень жалко, он был если и старше меня, то очень не на много, и весьма неплохой мужик, мы несколько лет довольно близко приятельствовали. Как будто обладал прекрасным здоровьем, хотя и сильно выпивал, но мы все тогда одинаково были не большими трезвенниками. Извините, если не затруднит, а Вы его откуда знали и от чего он скончался?
yuryper
22 мар, 2013 19:54 (UTC)
знал как однопартийца, встречались на съездах и прочих московских партмероприятиях, очень приятный, светлый человек. Скончался, мне кажется, от рака, но не уверен, точно не помню года, как будто в конце 90-х. Попробовал поискать информацию по яндексу, практически ничего.
identi_ty
22 мар, 2013 19:57 (UTC)
Пример с Гусевым далеко не единичный, когда верные путинцы вдруг оказывались в оппозиции, сами того не желая. Эта власть сама себя съест.
uuvasilev
22 мар, 2013 20:12 (UTC)
Лично я тут никакой связи с Лажечниковым не усматриваю. Встреча Лажечникова с Пушкиным была поистине судьбоносной для истории русской литературы. Не отговори тогда Лажечников майора стреляться с этим наглым шалопаем, остались бы мы сейчас без "Евгения Онегина" и "Капитанской дочки".
А в твоей судьбе та встреча никакой роли не сыграла. Тебя даже ставки в МК не лишили. (По поводу чего нынешние коммунисты непременно бы заявили: поклеп, что в СССР без членства в партии никуда. Вон, некомсомольцу даже ставку в "Московском комсомольце дали". Тогда была истинная демократия, не то, что сейчас).
( 13 комментариев — Оставить комментарий )

Profile

вторая
auvasilev
Васильев Александр Юрьевич
http://vasilev.su

Latest Month

Ноябрь 2019
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
Разработано LiveJournal.com
Designed by yoksel