Васильев Александр Юрьевич (auvasilev) wrote,
Васильев Александр Юрьевич
auvasilev

Мы черной очередью встанем на красной площади Кремля

Он подписал себе смертный приговор в ту секунду, которую наверняка считал моментом своего высшего триумфа.

И не имеет значения, что прожил после этого столько лет. Тот кулинар прекрасно знает, какое блюдо следует непременно подавать холодным. Как бессмысленны и разговоры про бесполезность и даже невыгодность убийства. Смешная мелочность. Разве может идти речь о каких-то пошлых приземленных пользе и выгоде на уровне столь глубинных экзистенциальных пластов?

Дело не в том, что папа Карло восстал против Буратино, приватизировавшего отцовскую каморку вместе с волшебной дверцей и золотым ключиком от неё. Даже не взбунтуйся он, результат был бы такой же. Думать нужно, когда ещё только берешь в руки топор. А если из полена уже появился остренький носик, делать это и поздно, и бесполезно.

Но ведь в первый момент и мысли не было о причинах смерти пожилого, усталого и сделанного в СССР человека. У моих сверстников сердца начали останавливаться ещё лет тридцать назад, а этот даже постарше будет. Однако ещё позавчера утром, когда даже особо мнительные, обжегшиеся полониевым чаем, английские полицейские не сильно дули на воду, Сергей Марков поспешил обнародовать версию показавшуюся ему наиболее убедительной:

Березовский убит «спецслужбами, которые участвовали в заговоре с целью не допустить возвращения Путина и свергать его. БАБ был включен в эти заговоры, уже доказано, что Литвиненко работал на британские спецслужбы, почти наверняка, для получения политубежища, и БАБ сотрудничал с ними. Когда стало ясно, что БАБ решил перейти в Россию с покаянием, стало понятно, что он сдаст российским спецслужбам всю информацию о том, кто из западных спецслужб пытается прямо работать на свержение Путина. Они его и убрали».

Малейшие сомнения сразу исчезли. Стало ясно, что ребята решили подстраховаться. Видать, сильно их с детства затравил доктор Ватсон рассказами о своем великом дедуктивном приятеле.

«В смерти Березовского бессмысленно искать след кремлевского ледоруба», безапелляционно написал Быков. Ну, он, конечно, знает абсолютно точно. Как всегда. Я такой полнотой информации и самоуверенностью, понятно, не обладаю. И потому готов поверить на слово. Бессмысленно, так бессмысленно. Подкатившая к горлу волна раскаяния и разочарования была столь сильна, что несчастный сам себя задушил то ли шарфом, то ли вообще голыми руками.

А вообще, при большом желании можно повеситься и на ледорубе.

Впрочем, всё это чепуха, ведь, конечно же, Березовский не умер. Боюсь сглазить и написать, что он бессмертен, но нынче дело его живет и побеждает, оно успешно как никогда, а астральное тело великого оптимизатора покоится в мавзолее на Красной площади.

Но не в той крохотной щусевской подделке под египетскую пирамиду, что отвели для мумии давно сошедшего со сцены покойника. А в настоящем грандиозном мистическом мавзолее, вершиной своей уходящим в никуда и основанием имеющим все пространство московского Кремля.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments