Васильев Александр Юрьевич (auvasilev) wrote,
Васильев Александр Юрьевич
auvasilev

Categories:

Это машина Стелькина

Очередная взятая с потолка сенсация. Будто бы Эрнст называл Лисовского как заказчика убийства Листьева.

Новость нулевая, поскольку не только у Эрнста нет никаких доказательств, да они вряд ли и вообще существуют, о чем Константин и сам изначально сказал, но и у журналиста нет доказательств произнесения Эрнстом тех слов. Так что, классический чистый пшик. Но дело даже не в этом. А в том, что не очень понятно, где здесь новость именно по сути, вне зависимости от ее доказательств?

Давайте вспомним, что реально произошло на телевидении в 1995 году. Там ОРТ, не ОРТ – эти внутренние дела активно в тот момент рубивших бабло ребят не сильно интересовали, просто на «первой кнопке» реклама продавалась через определенные агентства. И была уже надолго вперед продана. Иногда даже на целый год, поскольку прошел как раз январь-месяц. И тут новый, только что назначенный начальник объявляет так называемый мораторий на все виды рекламы.

Там потом ходили разговоры, что он хотел перевести все договоры и, соответственно, финансовые потоки на собственную фирму, кто-то яростно отвергал корыстный интерес Листьева и настаивал, что причиной является исключительно «освобождение канала от коммерциализации» или «недопущения ухода денег в теневые структуры». Но это все лирика. Как бы оно, в конце концов, получилось, никто никогда не узнает. Потому что лично у Листьева уже никак не получилось.

Однако изначально, идя на конфликт любой остроты, Листьев мог поступить двумя способами. Или собрать все заинтересованные стороны и предложить взять небольшую, строго ограниченную по времени паузу, скажем, недели две, за которую попытаться договориться и по каждому конкретному случаю, и о новых правилах игры в целом. Или просто тупо разорвать все договоры с посредниками и объявить, что проданное, естественно, будет выполнено, но дальше все по-другому и с такого-то числа ни одна минута рекламы на канале пока или не продается вовсе или продается только таким-то образом. Любой из этих способов, повторяю, предельно конфликтен, но хоть как то укладывается в рамки «понятий».

Но Листьев поступил третьим образом и вовсе «не по понятиям». Одни люди на полных, не будем тут употреблять слово «законных», но точно прописанных формальных основаниях деньги заплатили, а другие на тех же основаниях их получили. И вы же понимаете, о каких деньгах мы говорим. И вот Листьев всех элементарно «кидает», даже толком не формулируя условий этого «кидалова». Мол, приостанавливаю рекламу неизвестно на сколько, и столь же неизвестно, что с ней дальше будет. Подумаю и объявлю свою высочайшую волю.

Ну, не знаю, такая наглость даже в те времена и у поставщиков контрабандного алкоголя уже не считалась безобидным и тем более безопасным делом. Честно говоря, я сам тогда к рекламному рынку имел крайне опосредованное отношение, да и то более как рекламодатель, но знаком был со многими из серьезных игроков. Физиономии у всех были вытянутые до крайности. И как-то это даже вслух не обсуждалось, но ошарашенно поднятые брови и изумленное пожимание плечами большого количества достаточно нервных товарищей не оставляли сомнения, что так просто эта шуточка у Листьева не пройдет.

Помню, в один из первых дней после принятия Листьевым, как впоследствии выяснилось, действительно судьбоносного для него решения, зашел я в одну из основных тогда рекламно-пиаровских контор по совсем другому делу, связанному с недвижимостью. Сидят два руководителя, люди в принципе очень мало пьющие, но уж на роботе совсем никогда, а перед ними на столе бутылка водки. Достают молча третий стакан, наливают мне, я поднял его и от удивления так, довольно неловко и глупо, пошутил: «Ну, что, не чокаясь?»

Они как-то нехорошо переглянулись, потом посмотрели на меня задумчиво, и один тихо процедил: «Не… пока давай чокнемся…»

Только очень прошу не пытаться переврать мою мысль, будто я пытаюсь хоть как-то оправдать убийство Листьева. Убийству из-за денег в принципе нет и не может быть никаких оправданий, тут все равно лучше Федора Михайловича не изложишь, но в определенных ситуациях может возникнуть хоть понимание. Однако когда речь идет о заказном убийстве наемным киллером в спину, то что тут вообще можно обсуждать? Но даже если условное «наказание» не только не соразмерно столь же условной «вине», но и вовсе абсолютно неприемлемо, это никак не делает из жертвы святого.

И когда Листьев ограбил на огромные суммы людей из совершенно конкретного круга, а потом его убивают, то, конечно, никто не исключает, что это просто совпадение, и бегущие мимо полосатые млекопитающие – это крашеные коровы, но большинство почему-то предполагает, что это зебры. То, что Лисовский был одной из основных «зебр», всем прекрасно известно. Заказал ли он Листьева? И вообще, способен ли он был сделать подобное по своим моральным качествам и нравственным принципам?

Да вы совсем с ума сошли, чтобы такое даже предполагать?!
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments