Васильев Александр Юрьевич (auvasilev) wrote,
Васильев Александр Юрьевич
auvasilev

Category:

Лингвистические проблемы русофобского антисемитизма

Старинный простейший кэгэбэшный приемчик, известный в определенных кругах под условным наименованием «перевести стрелки», скрестили с интернетовской методологией относительно нового времени, называемой «троллингом», и решили, что кроме этого замечательного универсального инструмента более ничего не требуется для окончательной победы патриотичной государственности над гнилым либерализмом.

Применение примитивно до боли. Вы начинаете верещать, мол, эй, ребята, вы у меня из кармана кошелек попятили. А вам совершенно спокойно отвечают, что сначала надо обсудить, почему у вас такой неприятный запах изо рта и нет ли у вашей сестры геморроя. И хотя подавляющие большинство людей прекрасно понимают, что их разводят, они начинают оправдываться и подыскивать аргументы относительно кариеса и сидячего образа жизни родственников. Вместо того, чтобы тупо требовать вернуть кошелек.

Вот тут в связи с поступком губернатора Ульяновской обрасти начало всплывать множество интереснейших тем. Хороший ли писатель Дина Рубина? Использовала ли она в каких-то своих произведениях ненормативную лексику? Достаточно ли с орфографической и синтаксической точек зрения качественный текст написала? А вообще, имеют ли право евреи писать подобные тексты для диктантов по русскому языку? А если имеют, то все, или только граждане РФ? И множество ещё таких же глубочайших философских и филологических вопросов.

Вопросы звучали столь убедительно и массово, что даже Захар Прилепин, который, несмотря на всю мою нелюбовь к нему, вынужден признать, выступил в данном случае предельно достойно, повелся и начал оправдываться, мол, текст Дины Рубинной «вполне логичный, разумный, не содержит пропаганды, русофобии, ксенофобии…»

Часть этих тем, на самом деле, имеет полное право на существование и публичное обсуждение. Да и кто, собственно, сомневается в уместности какой угодно критической статьи или самого подробного языковедческого анализа в отношении любого произведения и любого автора? А часть вопросов относится к таковым, за которые в приличном обществе если и не бьют по морде, то уж руку перестают подавать точно. Но у нас только на небольшой отрезок времени в проклинаемые «лихие девяностые» вспомнили о правилах хорошего тона, а последние годы нормы поведения вновь стали столь размытыми, что любая дичь уже перестала резать ухо. Потому, в принципе, я даже готов вполне нейтрально реагировать на обсуждение проблемы еврейских языковых прав.

Только я не готов строить из себя идиота, ввязываясь в дискуссии о геморрое, когда перед моим носом сперли тот самый кошелек.

Давайте посмотрим, что произошло, не отвлекаясь на дымовую завесу, при помощи которой нас пытаются надуть. Десять лет назад эта идея родилась в головах нескольких членов студенческого клуба гуманитарного факультета Новосибирского Университета. Они стали её развивать, оформлять и продвигать, в результате чего в 2004 году человек двести совершенно разных по возрастным, профессиональным и любым прочим признакам людей, желающих добровольно проверить свою грамотность, собрались на факультете и написали диктант. Так чинно и тихо происходило это ещё лет пять, пока организаторы не решили внести некоторое оживление в ставшее уже традиционным мероприятие.

Здесь еще раз, но уже последний, подчеркну, что организаторы, это несколько совершенно частных лиц, а не какая-то официально зарегистрированная организация, тем более государственная или имеющая хоть какое-то отношение к официальным структурам. Так вот эти люди, опять же в абсолютно частном порядке, вместо преподавателей-добровольцев, делающих это обычно, пригласили провести диктант «певца и перформансиста» Псоя Короленко. Несколько неожиданно даже для них самих, в аудитории собралось в три раза больше народу, и всем новая идея очень понравилась.

Настолько понравилась, что уже в следующем году диктант прошел по всему городу на семнадцати площадках, и в нем захотели принять участие почти две с половиной тысячи человек. Борис Стругацкий специально для этой акции написал текст, читали его известные люди, многие центральные СМИ об этом написали, федеральные телеканалы сделали сюжеты, и проект начал приобретать сначала всероссийскую, а потом и международную популярность.

А теперь попрошу дополнительного внимания. Когда стало понятно, что структура разрастается, и речь начинает идти о координации одновременных мероприятий в десятках городов и даже стран, организаторы зарегистрировали для удобства решения массы возникающих при подобных масштабах практических вопросов юридическое лицо, Фонд поддержки языковой культуры граждан «Тотальный диктант». И последние два слова не просто так внесены в название организации. Фонд их зарегистрировал как бренд и товарный знак.

Мы не будем и уподобляться комитетчикам, и вестись на их разводки, потому не станем отвлекаться на обсуждение совершенно посторонних предметов, типа коммерческой составляющей деятельности Фонда или удачности его названия в целом и конкретно словосочетания «тотальный диктант». А просто зафиксируем, что это совершено независимая частная организация, а в её собственности имеется официально зарегистрированный товарный знак.

Теперь, что делает ульяновский губернатор? Когда диктант собираются провести в ста пятидесяти городах одиннадцати стран по единым нормам, правилам и технологиям, в чем, собственно, один из основных его смыслов, и писать именно «Тотальный диктант» выразили желание десятки тысяч человек, губернатор заявляет, что ему не нравится Дина Рубина, некоторые особенности её творчества, национальности, гражданства, и вообще у неё из рта плохо пахнет и явный геморрой. Потому на основной площадке его города людям будут диктовать совсем другой текст.

И вы знаете, самое смешное, что до этого момента, несмотря на всю кажущуюся абсурдность и бредовость что мыслей, что слов, что действий губернатора, вот лично у меня к нему никаких претензий нет. И, думаю, что у большинства вменяемых людей нет. И не было бы, если бы он собрал всех не желающих иметь ничего общего с этим «еврейским балаганом», как тут очень красочно выразилась одна читательница, и просто продиктовал им что ему угодно.

Но этот человек собрал людей писать «Тотальный диктант»! То есть, они пришли поучаствовать в некой конкретной всероссийской и международной акции по определенным правилам и на определенных условиях, а им подсунули совершенно иной продукт. В результате множество обманутых людей, результаты диктанта которых, естественно, не могли зачесть даже по чисто техническим причинам, так и остались «сидеть как дураки с вымытой шеей», а губернатор на волне всего этого чудовищного надувательства получил аплодисменты всех защитников чистоты русского языка от израильской культурной интервенции.

Представьте себе на секунду, что объявляется мировая премьера какого-то очередного «Крепкого орешка». А некий губернатор заявляет, что по «просьбе общественных организаций» и собственному мнению не может допустить голливудской пропаганды в родном городе. Потому будет показывать «Кубанских казаков». Однако называет это всё премьерой «Крепкого орешка». Как вам такая ситуация?

Тут, на самом деле безграничное поле для фантазии. Можно, когда Макдональдс будет устраивать какую-нибудь международную дегустацию нового вида «Биг Мака», сказать, что нам не надо этой западной дряни и собрать народ поесть здоровой гречневой каши. Но назвать это всё «дегустацией «Биг Мака»». Можно… А можно, я не буду больше напрягаться и далее вы сами?

Короче. Губернатор совершил наглейший поступок, в любой нормальной стране приравниваемый к бесспорному и откровенному мошенничеству вместе с воровством. А нас начинают втягивать в дискуссию о судьбах еврейского народа на фоне проблем русской орфографии.

Но я человек простой и тупой. У меня на эту тему одно единственное мнение. Ау, ребята, кошелек-то верните!
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 100 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →