Васильев Александр Юрьевич (auvasilev) wrote,
Васильев Александр Юрьевич
auvasilev

Categories:

Счастливо оставаться

О нем вдруг единодушно стали писать и говорить так хорошо, уважительно и по-доброму, что это уже напоминает некрологи. Не хотелось бы поддерживать такой тон, мужик он ещё молодой, полный сил и, уверен, у него лично все ещё будет не только замечательно, но и долго. Так что попробую без излишних славословий, комплиментарности и сентиментальности.

Я не знаю, насколько великим экономистом является Сергей Гуриев. Во-первых, я сам, ну, просто, совсем никакой экономист, а, во-вторых, у меня вообще большие сомнения в существовании великих или хотя бы крупных и, главное, реальных экономистов. Всегда имел подозрения относительно доли гипнотического шарлатанства в их деятельности, и с годами жизненный опыт и объективные факты это подозрение только увеличивали.

Но сказанное, конечно, полная чепуха. Гуриева и у нас и в мире профессионалы считают одним из первых в своей области. А возглавляемое им учебное заведение – из немногих, а, возможно, и вовсе единственное из отечественных, имеющих серьезную международную репутацию.

И при этом уж кем, но диссидентом или человеком сколько-то нелояльным власти Путина, Сергей Маратович никогда не был. И мне, признаться, в этом своем искреннем и даже, порой, показном конформизме казался достаточно ограниченным, ну, уж точно не сильно талантливым. Совсем недавно он с таким энтузиазмом в «Школе злословия» рассказывал о своих планах, и перспективах министерской команды, к которой себя причислял, по реформированию системы отечественного высшего образования. И любые попытки ведущих выразить какие-то нотки скептицизма по этому поводу, разбивались о каменное спокойствие ученого, уверенного в свое правоте и точно знающего, что и как нужно делать.

А что, собственно, произошло принципиального и нового с того времени? Да, абсолютно ничего. Но это обычно только так и случается. Просто человек долго и крайне, как ему кажется, успешно уговаривает себя, насколько сущее прекрасно, а будет ещё лучше. А потом однажды просыпается, подходит к зеркалу, внимательно в него вглядывается и что-то, наконец, понимает про себя основное и бесповоротное. Иногда, впрочем, не только про себя.

И на этом всё. Дальнейшие разговоры беспредметны.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments