Васильев Александр Юрьевич (auvasilev) wrote,
Васильев Александр Юрьевич
auvasilev

Бред и стыд

Национальная чистота лично моей крови для людей, интересующихся подобным, является классическим образцом расовой неполноценности.

Хотя это, конечно, ни в коем случае не является индульгенцией. Знаю ничуть не менее, если не более в данном отношении ущербных, как раз, возможно по этой причине, и являющихся самыми ярыми националистами, пусть и не совсем понятно какой конкретно национальности, но, без разницы, всё равно готовых и свою жизнь, и, особенно, чужую, инородную, положить во имя самой идеи, как таковой.

Однако я думаю, что и жизнью всё-таки именно своей и всеми высказываниями, что письменными, что устными, заслужил то, чтобы меня не могли коснуться и малейшие подозрения хоть в каком-то оттенке мысли о дискриминации по любому признаку, кроме признака индивидуального негодяйства.

Да и с точки зрения элементарной логики в области даже такой мутной и плохо прогнозируемой, как мое собственное ощущение окружающего мироздания. А что, как на духу, без малейшего фарисейства и виляния задом перед самим собой, если бы фамилии этих продажных, абсолютно безнравственных, подлых и лживых баб была бы Иванова и Иваненко, мне было бы легче? А если бы Смит и Бакенбауэр? Или Рабинович и Саперович? Да хоть Тумба-Юмба или Подснежник с Незабудкой, они не стали бы ни на самую малость для менее отвратительны и ненавистны.

Так почему же, закрывая глаза и отворачиваясь мордой к стенке, в самый последний миг перед ночным отключением сознания, я прекрасно понимаю в последней вспышке бодрствования постыдную истину особой для себя оскорбительности в том, что публично учат меня родину любить именно Симонян с Канделаки?
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 21 comments