Васильев Александр Юрьевич (auvasilev) wrote,
Васильев Александр Юрьевич
auvasilev

Category:

8.22 Пожалуйста, закрывайте за собой дверь.

Захар Прилепин, писатель : Эге, гей

День добрый. Вообще я о вас не хотел высказываться, но Дмитрий Губин, хороший журналист из города невест Иваново, сподвигнул.
Я тут, высказываясь по поводу митингов 31 числа, сказал, что гомосексуалистов видеть там не хочу (их в массовом порядке недавно пытались привлечь на один из митингов определённые люди в определённых целях - проще говоря, затем, чтоб, так сказать, дискредитировать оппозицию).
На одном известном сайте мой коллега по "Огоньку", г-н Губин, написал по этому поводу следующее:
"Терпимость, толерантность — вовсе не то, что вы о них думаете. Даже если относите себя к европейцам — или (у нас сейчас это модно) к людям, бравирующим нетерпимостью. На самом деле толерантность — это механизм выживания человечества".
Далее:
"Феномен новой русской нетерпимости не в том, что она есть, а в том, что ею гордятся. Это в эпоху 90-х нетолерантность скрывали, как антисемитизм или метеоризм. Теперь ею хвастаются. Даже писатель Прилепин (нередко печатающийся в том же «Огоньке») в интервью «Фонтанке.ру» заявил, что "31-я статья (Конституции— Д.Г.) на геев не распространяется..." И это Прилепин— написавший роман «Санькя», в котором герой, целуя героиню, ощущает вкус своего семени! А влюбленным парням иметь право создать семью — это извращение, ату их, так?!!
Я не про однополую любовь, отнюдь.
Я про то, что гордиться стали не милостью к падшим, не заботой о малых, не даже снисходительным допущением странного, — а что стали кайфовать от поощрения единообразного.
Между тем внутренний смысл толерантности вовсе не в радости от разнообразия и даже не в праве людей, отличных от тебя, на полноценную жизнь. Внутренний смысл толерантности — в продолжении жизни как таковой.
Дело в том, что ошибки, отклонения, извращения в природе — вовсе не ошибки и не извращения, а закон жизни".
Дорогой Дмитрий. Мы все имеем право заниматься дома, чем нам угодно. Но если, например, некто исповедующий даже традиционный образ любовных отношений, любит пристёгивать жену наручниками к батарее и желает выйти с женой, наручниками и батареей на улицу - я его тоже не пойму. Я тем более не хочу его видеть 31 числа на митинге, хоть он и не делает ничего противозаконного. Мало того, и в любой другой день я его тоже видеть на улице не хочу. Потому что, зачем ты, парень, вынес свою батарею на улицу? Сиди с ней дома и грейся об неё.
Чего вам так хочется, чтоб все вас (не лично вас, я о вас ничего не знаю) любили и видели во всей красе? Вам мало того, что вы любите друг друга?
Отчего вы вдруг заговорили о гомосексуалистах, как о "падших", "малых" и "странных" - едва ли они себя ощущают таковыми. В России сотни тысяч слепых, глухих, немых, "колясочников". Миллионы несчастных, действительно имеющих страшные болезни - но даже они не проводят парады посреди столицы и не требуют столько к себе внимания и заботы, сколько требуют люди вполне здоровые, и даже получающие удовольствие от своих вполне простительных (да!!!) отклонений.
Дмитрий. Я ещё раз говорю: пусть все делают дома, что хотят. Я только не пойму, отчего у нас забавы, исключающие элементарное продолжение человеческого рода, стали не просто "законом жизни", но и "механизмом выживания человечества"?
Делайте друг с другом что хотите, никто не против. Только не *** людям мозги.
Пока.

В страшном сне не мог себе представить, что смогу  хоть в чем-то согласиться с Захаром Прилепиным. Но все же много справедливого, как и в любом шаблоне, содержится во фразе «никогда не говори «никогда». Прочитав ответ писателя Дмитрию Губину по поводу участия гомосексуалистов на митинге 31-го числа, подивился, насколько точно сформулированы предельно близкие мне мысли относительно сочетания интимного и публичного. Но все же хотелось бы сделать несколько уточнений. Первое. Подчеркивать, что Дмитрий Губин, он хоть и «хороший журналист», но всего лишь «из города невест Иваново», довольно странно. Мне кажется, что Губин плохой журналист, но чудесный город Иваново к этому непричастен. Второе. Хотелось бы, чтобы все-таки Прилепин уточнил, что он против участия гомосексуалистов в одних с ним политических митингах именно в качестве гомосексуалистов, то есть со специфическими лозунгами и требованиями. А если они просто придут как граждане, согласные с необходимостью соблюдения определенной статьи конституции, то Прилепин не станет ни уточнять их сексуальную ориентацию, ни протестовать против нее. И третье, мне кажется, самое важное. Прилепин говорит о парне с батареей и наручниками, видимо, потому, что этот вид общения кажется писателю столь же выходящим за рамки общепринятой нормы, как и педерастия. Но, поскольку сексология тут нам не особо помогает и не дает четкого определения этой самой нормы, то приходится самим определяться с отношением к ней. И потому, тогда следует договориться, что и лозунги типа «Я предпочитаю сзади» или «Отстоим за женщиной положение сверху» в общественных местах не слишком приемлемы. А облизывающую (совершенно буквально) чуть ни с ног до головы друг друга парочку на скамейке в метро следует подвергать пусть не строгому, но все же административному взысканию, а не смотреть на все это с умилением, вспоминая собственную бездомную молодость. Но с учетом сделанных мной уточнений, кровью готов подписаться под фразой Захара: «Делайте друг с другом что хотите, никто не против. Только не *** людям мозги».

 

 

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments