Васильев Александр Юрьевич (auvasilev) wrote,
Васильев Александр Юрьевич
auvasilev

Categories:

У какого Цукерберга? — Да у любого Цукерберга!

Я сначала не очень даже внимательно прочел эти строки Гонтамхера о Медведеве:

«Если он действительно имел договоренность с Путиным о своем президентстве только на 4 года, то его модернизационные речи — самое настоящее предательство тех, кто надеялся на вроде бы открывшееся окно возможностей».

Потом перечитал еще несколько раз всё медленнее и внимательнее. И всё более мне хотелось начать выть на луну, останавливала лишь забота о психическом здоровье соседей. Так вот, вместо воя решил написать несколько строк.

Думаю, здесь не особо много личного, просто так исторически сложилось, что мой круг общения не только весьма обширен и разнообразен, но и довольно нестандартен по социальному, возрастному и даже, позволю себе употребить далеко не самое любимое в данном контексте определение, интеллектуальному составу.

И я не только изредка веду какие-то там заумные или, наоборот, исключительно бытовые и деловые беседы, но живу и непосредственно нахожусь в ежедневном коммуникативном контакте на уровне «выпить, закусить и потрепаться» с людьми, которые в иной ситуации и другом месте, как только за моим столом, вряд ли где имели бы шанс пересечься. От, по большому счету, если без излишней политкорректности, малограмотной среднеазиатский и столь же средне русской рабочей молодежи до столичных предпринимателей, возможно не самого высшего, но достаточно высокого уровня и представителей той прослойки, которую из вежливости ещё до сих пор условно обозначаю как «художественная интеллигенция».

При этом, жизненные принципы, политические, этические, нравственные и любые иные, наиболее определяющие воззрения у меня с моими когда-то больше компаньонами и подельниками, а с годами всё больше собеседниками и собутыльниками, чаще всего не просто расходятся, а являются диаметрально противоположными. А уж единомышленником, пожалуй, я и вовсе в полном смысле слова никого назвать не могу.

И, тем не менее, несмотря на всю эту пестроту многомыслия, сейчас не делая обзор некоторой трансформации взглядов под влиянием действий властей и конкретно Путина в первые годы его правления, утверждаю определенно и без малейшего сомнения. За одним исключением, о котором чуть ниже, я, начиная с момента, когда Путин назначил Медведева, не встречал ни одного человека, который бы высказал хоть малейшее сомнение в том, что просто мальчика Диму ненадолго пустили для вида и соблюдения пустых формальностей посидеть в чужом кресле, заранее привязав запястья к подлокотникам, дабы и соблазна не появилось чего-то там случайно натворить шаловливыми ручонками.

Ещё раз прошу меня правильно понять и особо это подчеркиваю, что большинство окружающих меня людей или абсолютно нейтрально относятся к и условному, и к безусловному Путину, по разным причинам, в основном из-за своего высокого статуса и финансового положения, держа давно семьи и счета в основном за границей, не будем сейчас обсуждать насколько обосновано считая себя независимыми от текущей ситуации в нашей стране, или прямо поддерживают его направление действий исходя из собственных личностных приоритетов. То есть, это отнюдь не эдакий диссидентский кружок, а скорее миниатюрная модель если не «единой России», то уж «Народного фронта» наверняка. И опять повторю. Иллюзий относительно Медведева не имел никто.

А теперь, как и обещано, об исключении. Как раз один из самых близких мне людей, во всяком случае, тот с кем я разговариваю на различные серьезные, в том числе, на общественно-политические, темы неизмеримо более, чем с кем бы то ни было, был единственный уверен, что это таким хитрым и даже мудрым способом Путин мягко отходит от власти. И Медведев сего лишь выбранный им для этой цели инструмент, некий спецпроект, суть которого, возможно, так называемым демократам и либералам не ясна просто по разнице менталитетов. Но на самом деле проект крайне эффективный и даже, скорее всего, единственно возможный.

И должен сказать, что этот мой товарищ, с одной стороны человек очень искренний и порядочный, а с другой –крайне уверенный в собственных умственных и аналитических способностях, испытал глубочайшее внутреннее потрясение в момент «рокировочки». Когда понял, что все его мудрые построения оказались элементарной наивной чепухой, а спецоперация действительно была проведена, только примитивнейшая, классическая комитетская, в самых тупых и наглых, но чрезвычайно эффективных традициях этой замечательной организации.

Мне очень его было жаль. Но и меня, и, главное, его сильно успокаивал один нюанс. Он сам никогда ни к чему подобному никакого отношения не имел. А был, и есть, и очень надеюсь, несмотря на свой, даже по сравнению с моим весьма почтенный возраст, ещё как можно дольше будет, одним из самых талантливый русских поэтов. А предъявлять к истинному поэту, особенно такого уровня, какие-то претензии по поводу способностей политической аналитики смешно и нелепо. У них совершенно иная функция в мироздании.

И вот я читаю Гонтмахера. Не поэт. Евгений Шлемович. Заместитель директора Института мировой экономики и международных отношений. Доктор экономических наук, профессор. Член Правления Института современного развития. Член Комитета гражданских инициатив. И прочая, и прочая. Но, главное, один из основных идеологических во всей широте этого термина, от политики до экономики, наставников прежнего президента России и нынешнего главы правительства нашей великой страны. «Если он действительно имел договоренность с Путиным», «настоящее предательство», «кто надеялся», «открывшееся окно возможностей»…

Чепуха, кажется, мелочь какая, тоска-то от чего и что за спазмы в стремящемся к волчьему вою горле? Но отступает рациональное перед нотой ужаса, когда осознаешь, какие нынче у нас гонтмахеры…
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 25 comments