Васильев Александр Юрьевич (auvasilev) wrote,
Васильев Александр Юрьевич
auvasilev

Categories:

Поздравляю всех, кого это касается

К юбилею Михаила Борисовича Ходорковского считаю уместным перепечатать отрывок из одной своей старой статьи.

На мой взгляд, одной из самых символичных историй времен президентства Медведева стала та, когда он публично потребовав от Генерального прокурора Чайки доложить: «В Домодедово разобрались? Кто собственник? Вроде бы известно, кто собственник, но начинают проверять — собственник спрятан за структурой бенефициарных владений…» С тех пол минуло года три, кто-нибудь уверен, что бывший глава государства и нынешний руководитель правительства может хотя бы самому себе ответить на этот вопрос?

…Прошло уже столько лет, давным-давно и второй процесс закончился еще более подло, нелепо и трагично, чем первый, но так и витает в воздухе некоторое недоумение — а за что, собственно, все-таки посадили Ходорковского? До сих пор многие, казалось бы, весьма осведомленные, весьма неглупые и обладающие достаточной подготовкой, да и положением для того, чтобы сформировать собственное мнение по данному вопросу, люди отвечают разное. Я, естественно, имею в виду не тех, кто рассказывает, что Ходорковский хотел одновременно продать Россию Америке и совершить государственный переворот, а вполне вменяемых людей. Но даже среди них нет единого мнения. Венедиктов, например, уверен, что особенно Путин обиделся на МБХ за нарушение договоренности не финансировать политические партии (прежде всего коммунистов) без согласования с подполковником. Латынина основной считает всю историю с «Роснефтью». Геращенко упоминает и подчеркивает как раз «Северную нефть» и трубопровод в Китай. Множество еще всякого приводится — от личных комплексов с обидами до заговоров и кремлевской челяди с одной стороны, и олигархов с другой. Странновато.

Но странность тут — чисто внешняя. И хотя я очень не люблю тонких психологических объяснений простых практических вещей и событий, но в данном случае даже согласился бы, что действительно личные моменты могли иметь место, как и перечисленные финансовые и имущественные, а также и еще многие им подобные. Однако все указанное в отдельности, и даже весь комплекс вместе взятый не объясняют ожесточенности, кровавости и бескомпромиссности войны, развязанной именно против Ходорковского. Если не иметь в виду дополнительно еще один факт. В нем нет ничего тайного, более того — он всем прекрасно известен и постоянно отмечается, но, мне кажется, недостаточно воспринят как основополагающий.

Главное преступление Ходорковского против системы состоит в попытке создания того самого пресловутого «прозрачного бизнеса». Когда эта фраза звучит в какой-то компании людей, даже занимающихся бизнесом, но сосредоточенных на своих узких профессиональных вопросах и не особо любящих теоретизировать, то обычно приводит минимум к улыбкам. Какой, мол, разговор может идти о прозрачности, если Ходорковский выстроил такие финансовые схемы, что на них не то что всякие Вотерхаусы с Куперсами, а и сам черт ногу сломит? Но на самом деле тут полное непонимание. Если говорить о чистой бухгалтерии, то у нас этот самый князь тьмы все себе переломает и при попытке понять реальный баланс любого магазинчика на углу. Но дело отнюдь не в этих хитростях и даже вовсе не в финансовых потоках, хотя там тоже все не так сложно, как кажется на первый взгляд. Речь идет совершенно о другой прозрачности. О системе собственников.

Тут я вынужден просить прощения. То, что я буду говорить далее, не только сильно упрощено, но порой граничит с неточностью, хотя по возможности я стараюсь этой границы не переходить. Для разбирающихся мои пояснения вовсе не нужны, а остальных не хочу перегружать излишней информацией. В конце концов я не научную монографию пишу, желающие сами могут посмотреть специальную литературу, остальным придется поверить мне на слово. Или не поверить, но это тоже проще сделать без привлечения дополнительных материалов.

Так вот. Помните старый анекдот про Рабиновича, который сменил фамилию на Иванов? Это действие у его знакомых вопросов, естественно, не вызвало. Но через некоторое время он еще раз меняет, уже на Петров. Один из приятелей интересуется причиной. Новоявленный Петров отвечает: «Теперь, когда, посмотрев на мой нос, меня спрашивают, какая моя прежняя фамилия, я говорю — Иванов, и все в шоке». Тут примерно такая же история. Ты, как физическое лицо, учреждаешь некую фирму. Дальше тебе для дела нужна еще одна фирма, но ее учреждаешь уже не лично ты, а твоя первая фирма, как юридическое лицо. Но пока хитростей никаких. За действия второй фирмы отвечает учредитель, то есть твоя первая фирма, а по сути ты. (Еще раз, но уже последний, чтобы окончательно не загромоздить текст, подчеркиваю, что очень сильно упрощаю и опускаю множество нюансов.) Потом обе эти фирмы совместно учреждают третью. Далее эта третья фирма может совершенно спокойно учредить какую-нибудь контору, например, в Испании. Никаких, кстати, проблем, совершенно легально и реально, бери на работу несколько испанцев в секретари, дворники и охранники и учреждай себе на здоровье, еще и красивый сертификат от правительства получишь за вклад в экономику страны. А можно не заморачиваться и просто купить контрольный пакет какого-нибудь местного акционерного общества. Твоя третья фирма даже среди учредителей светиться не будет. А можно этот контрольный пакет еще и разбить между такими же твоими пятой, седьмой и шестнадцатой, тогда тебя вообще хрен вычислишь.

Но это еще ягодки. Потом это акционерное общество заключает договор с каким-нибудь подданным Лихтенштейна, что он совместно с твоим испанским АО учреждает фирму, в которой еще и становится директором, но бенефициаром является вообще другой человек. Ты сам, например. Или твой сын. Тут вот это умное слово и возникает, хотя ума-то все это никакого особого не требует. Бенефициар, он же бенефициарий (это от французского bénéfice — «прибыль», «польза»), — человек, который на самом деле и получает все денежки. Помните, как раньше бенефис давали в честь какого-нибудь актера? Все предельно просто, основано исключительно на договоре между частными лицами и честном слове. С последним, правда, и тогда могли возникнуть сложности, а уж нынче и совсем проблема, так что на всякий случай договор заверяется у нотариуса. Но он приватный, хранится в каком-нибудь надежном сейфе и, в отличие от учредительных документов юридического лица, нигде не светится публично. Ну, и напоследок, для чисто уже технического удобства, лихтенштейнская контора напрямую регистрирует фирму на Британских Виргинских островах. А та уже покупает свечной заводик под Калугой, прибыль от работы которого уже будешь получать лично ты, за вычетом, понятно, на самом деле не таких уж больших расходов на всю перечисленную инфраструктуру.

Но найти тебя уже не представится никакой возможности. Если даже все интерполы встанут на уши, то все равно упрутся в лихтенштейнца, который, во-первых, никаких законов своей собственной страны не нарушал, во-вторых, вообще не вел на ее территории никакой финансовой, производственной и экономической деятельности, а в-третьих, никому не обязан показывать свой личный договор с другим физическим лицом.

Сразу нужно отметить несколько принципиальных моментов. Первое. Во всех этих действиях самих по себе ровно нет ничего криминального. Второе. Такая практика распространена повсеместно и отнюдь не является российским изобретением. Более того, россияне вообще подключились к ней одними из последних и всего лишь использовали давно без них отработанные схемы. Третье. Налоговые вопросы здесь совсем оставляем за скобками, не о них сейчас речь. И четвертое. Тут нет никакой тайны, ничего особо не скрывается. Посмотрим на любую нашу структуру. Например, крупнейший в мире производитель алюминия «Русал».

Все есть на его официальном сайте, вплоть до собственного «кодекса этики». Кроме собственников. Но спросите, кто там хозяин, и любой скажет, что это Олег Дерипаска. И любой скажет чепуху. Поскольку основная доля в «Русале» принадлежит «En+ Group», компании хоть и имеющей штаб-квартиру в Москве, но зарегистрированной на острове Джерси. Правда, сама это компания, в свою очередь, по большей части в собственности «Базового элемента». А вот уже «Базэл» как бы принадлежит Дерипаске. Он, опять же, там как бы бенефициарий. Но юридически большинство активов компаний, входящих в «Базовый элемент», принадлежат компании «Basic Element Ltd» (зарегистрирована на том же острове Джерси), которая, в свою очередь, на 100 % принадлежит зарегистрированной на Британских Виргинских островах компании «A-Finance», где уже не как бы, а скорее всего бенефициаром является Дерипаска. Но вот того уже, последнего договора, где черным по белому написано, действительно ли все денежки уже из этого конкретного краника капают в карман лично Олегу Владимировичу, я не видел. И мало кто, думаю, видел. И не очень представляю, кто может, даже при самом большом желании, увидеть.

Вот Медведев поинтересовался по поводу «Домодедова». Ну, и ему тут же рассказали всю правду. Группа «Ист Лайн» объединяет девять компаний, работающих в «Домодедове». По крайней мере, пять из них имеют общих владельцев. Зарегистрированная на острове Мэн компания «FML Limited» владеет 100 % акций ЗАО «Аэровокзальный комплекс „Домодедово“» (оператор вокзала), 99 % акций «Домодедово Джет Сервис» (заправочный комплекс) и 100 % акций ЗАО «Ист Лайн Хэндлинг» («ИЛХ»). «ИЛХ» владеет 98 % акций «Международный аэропорт „Домодедово“» (владелец здания) и 98 % акций АТБ «Домодедово». Ну, и еще множество звеньев, которые я опускаю, но в конце цепочки нашли президенту нашему настоящих хозяев. Это акционеры самой «FML Limited», два резидента острова Мэн — Джейн Петерс, контролирующая 75 % «FML», и Шон Кайрнс с долей в 25 %, про которых известно только то, что они «живые люди».

«Да что вы мне голову морочите, будто я не знаю, что там настоящие хозяева Дима Каменщик с Валерой Коганом!» — вскричал разгневанный президент РФ Дмитрий Анатольевич Медведев. «Извиняйте, дяденька, — ответили ему. — Юридически хозяин аэропорта — фирма „FML“ с острова Мэн». А вдобавок умные эксперты еще и пояснили: «Во всех документах, которые есть в СМИ, она фигурирует как 100-процентный владелец „Домодедова“. Другое дело, что „FML“ принадлежит лицам, которые не имеют прямой связи с российскими участниками этой компании. Российские ее владельцы даже не входят в совет директоров „FML“. Такая схема распространена в наших отраслях, которые бурно развивались в последние годы, там, где вращаются большие деньги, где высоки риски, связанные с захватом собственности».

Да ладно, скажет человек, хорошо знающий наши реалии, председатель совета директоров «East Line» Дмитрий Каменщик и глава наблюдательного совета аэропортового комплекса Валерий Коган — не какие-то мифические мэнские резиденты, это же вполне реальные господа из плоти и крови, если с ними поговорить как следует… что мы, не помним, как с Гусем разобрались всего за несколько дней в обезьяннике?.. Все правильно. Но, во-первых, для этого их еще надо поймать на своей территории (а в моменты проявления неблагоприятных атмосферных процессов особи подобного рода обычно начинают кучковаться где-то ближе к Лондону). Во-вторых, и на самом деле толком многое неизвестно; если с тем же Каменщиком, например, относительно ясно, то про Когана ближайшее окружение до сих пор гадает, насколько он вообще при делах. И третье, самое главное и принципиальное: делать это очень не хочется. То есть, прижать дверью кое-что из принадлежащего господину Каменщику кому-то, возможно, и очень даже хочется, с целью более продуктивного ведения дальнейших переговоров о некоторых хозяйственных и финансовых нюансах, но вот раскрывать методику выяснения связи «живых» Петерс и Кайрнса с Каменщиком и Коганом не требуется совсем.

А вот еще, просто к слову, был такой замечательный молодой человек, которого Ресин ласково с экрана называл Сережей, очень «помогавший московскому правительству и совершивший множество благородных поступков по спасению обманутых другими злыми застройщиками „дольщиков“». И не совсем понятно, где уже сам Ресин, встречавший последний свой юбилей на европейских водах. И оказалось, что нет никакой «Mirax Group», а есть какая-то стоящая за ним вовсе пустышка «Heroten Holdings Ltd», зарегистрированная опять же на острове, только на этот раз под названием Кипр, что ровно никакого значения не имеет. А что там вообще лично Сергею Полонскому принадлежало — и вовсе покрыто мраком, только около полумиллиарда долларов оказалось свистнуто у частных инвесторов, а какие бабки растаяли с прочих счетов, в том числе и столичных бюджетных, — даже и спрашивать никто не рискнет.

Я к чему все эти трогательные байки рассказываю, которые, думаю, несмотря на предельную мою тягу к ясности и упрощению, давно уже утомили даже самого заинтересованного читателя? На самом деле никто у нас не знает, кому что реально принадлежит. Во всех этих схемах есть множество, в том числе и уже упомянутых, преимуществ. Но есть и отдельные мелкие недостатки. Что приведенный мною в самом начале в пример свечной заводик, что аэропорт «Домодедово» находятся все же не на каких-то экзотических островах, а на нашей родимой земле. И потому никакие самые могучие резиденты Мэна защитить их по-настоящему не смогут без конкретной силовой поддержки отсюда. То есть должна быть для этого сила именно в нашем понимании. А это что? Правильно: это — власть.

Ходорковский сделал одну-единственную, реальную и очень простую вещь. Не совершал никаких структурных революций, не упрощал схемы и не пытался выглядеть святее Папы Римского. А всего лишь заявил, что контрольным пакетом акций НК «ЮКОС» в 61 % владеет зарегистрированная в Гибралтаре «Group MENATEP Limited». И затем официально всем желающим был предъявлен список, в документированной основательности которого при надобности опять же каждый мог убедиться. Владельцы этой самой Гибралтарской конторы: Ходорковский М. Б. (59,5 % акций), Брудно М. Б. (7 %), Лебедев П. Л. (7 %), Дубов В. М. (7 %), Невзлин Л. Б. (8 %), Голубович А. Д. (4,5 %), Шахновский В. С. (7 %).

Вот и все. И этого достаточно. Как будто чепуха, а совершенно другой с людьми разговор. Потому что именно это называется прозрачность. И ты переходишь в совершенно другую лигу. С тобой за стол для переговоров садятся совсем другие люди и разговаривают уже по-другому. Потому что ты открыл лицо и взял на себя ответственность. Сделал это Ходорковский из каких-то благородных соображений? Нет, конечно. Тут все абсолютно прагматично и утилитарно. Фирма в своем развитии подошла к тому этапу, когда для развития у нее не было другого выбора. То есть был, конечно, но без этого самого развития, без перехода в высший дивизион. И дело тут не только в присутствии бумаг на Нью-Йоркской фондовой бирже, это совсем уже отдельная тема, но, между прочим, просто ради интереса посмотрите: а сколько там вообще сейчас фирм из России?

Ходорковский оказался не лучшим по человеческим качествам среди предпринимателей его уровня и круга. Мне, например, много ближе и приятнее Каха Бендукидзе. МБХ не был самым смелым, те же Береза с Гусем по отвязанности могли ему еще сильную фору дать, недаром погорели первыми. По профессиональной упертости и фанатичной преданности делу Потанин с тем же Дерипаской уж точно ему не уступали. И еще долго можно перечислять людей, не уступавших Ходорковскому по множеству параметров, а то и значительно превосходивших его. Главным его отличительным свойством на тот момент (только на тот момент) стало другое.
Возможно (да и скорее всего), не он первый это понял и сформулировал, но он первый публично и формально сказал: «Это — мое». Не «контролирую» или «влияю», не «смотрящий» или «бенефициар», не «управляю» или «руковожу», не какие другие околичные формы и определения, а конкретно, просто и ясно: это моя собственность, принадлежит лично мне и больше никому. Последней точкой стал выкуп «Юкосом» всех своих «дочек». Структура окончательно оформилась. И подписала себе смертный приговор. А Ходорковскому с Лебедевым — пожизненный.

Но давайте закончим со всякими подробностями и нюансами. Оставим самую простую суть. Ходорковский покусился но основу основ создаваемой тогда и практически окончательно созданной к настоящему моменту системы. Собственность абсолютно зависит от того, кто в данную минуту находится у власти. А для этого нельзя позволить системе собственности выйти из тени и стать прозрачной. Все должны только догадываться — а что реально из миллиардов Абрамовича принадлежит лично ему? Или это какой-то общак, из которого Путин может дать указание финансировать что угодно?

Для наглядности того, как все моментально было отыграно назад, можно даже не вспоминать историю со знаменитой, зарегистрированной по фиктивному адресу «Байкалфинансгруп», а только посмотреть следующий список. С марта по август 2007 года проводилась продажа имущества «ЮКОСа» в рамках конкурсного производства. Крупнейшими покупателями на 16 августа 2007 года стали: ООО «Нефть-Актив» — 348,964 млрд руб., ОАО «РН-Развитие» — 197,840 млрд руб., ООО «ЭниНефтегаз» — 151,536 млрд руб., ООО «Прана» — 100,092 млрд руб., ОАО «НК „Роснефть“» — 35,979 млрд руб., ООО «Юнитекс» — 12,464 млрд руб., ООО «Промнефтьстрой» — 7,838 млрд руб., ООО «Монте-Валле» — 3,562 млрд руб., ООО «Джей Ви Пи Инвест» — 0,333 млрд руб., «ВТБ Банк Европа Плс.» — 0,231 млрд руб., ООО «ЦентрИнвест Трейдинг» — 0,205 млрд руб. Общая сумма вырученных денег — 859,044 млрд руб.

Просто ради интереса попытайтесь выяснить реальных собственников подавляющего большинства этих контор.

В принципе, идеологию всего этого разработал Борис Абрамович. Не схему, структуру или методику, а именно идеологию. Он искренне не понимал — зачем покупать завод, если можно купить директора, в крайнем случае вместе с двумя заместителями и главным бухгалтером. На самом деле с точки зрения «математических аспектов многокритериальной оптимизации» и «задач наилучшего выбора» Березовский был совершенно прав. Но именно с этих точек зрения и со всей своей правотой он нам выбрал и Владимира Владимировича, после чего сам оказался в Лондоне, а мы — известно где. Да, кстати, сейчас начались якобы серьезные разговоры о том, чтобы внести в Гражданский кодекс изменения и законодательно запретить структуры, в которых невозможно определить реального, конкретного собственника. Это суетливая и глупая конъюнктурная чепуха, вызванная не менее глупым президентским окриком, которая закончится полным пшиком, как все начинания подобного рода. Этого нельзя, да и совершенно не нужно делать по закону и приказу. Это работает только тогда, когда это созрело.

В ту секунду, когда реальная власть прекратит находиться в руках Путина В. В., рухнет вся система собственности. И не потому, что все такие подлые (хотя, конечно, не без этого). А просто исчезнет основа общей договоренности. Ведь действительно, на уровне самой простой логики непонятно: если кусок земли стоил миллионы только потому, что муж владелицы был мэром, то почему его стоимость, да и принадлежность должны оставаться прежними, если мэр уже другой? Так и во всех иных случаях. Понятно: если ты Путин, то, пока ты Путин, не имеет значения, на кого оформлен дворец под Геленджиком. Но как только станешь путин, совершенно непонятно, с какого переляку тебе вообще что-то отдавать. Здесь замкнутый круг. Только в системе непрозрачной собственности можно спокойно и внешне совершенно безболезненно эту самую собственность перераспределять как угодно, концентрировать в любых руках или наоборот — сосредотачивать, все равно гарантируют что-то не формальные признаки, а понятия, соблюдение которых, опять же, зиждется исключительно на власти. Но и эта же самая власть находится полностью в заложниках у непрозрачности собственности, поскольку ничего в этом смысле не может полностью и окончательно легитимизировать. Тут как с тем мужиком, что медведя поймал: и хотел бы отпустить, да тот его слишком крепко держит.

Ладно. Как сейчас принято говорить в Интернете, «слишком много букофф». А выводов всего-то три, и очень простых.
1. Гада Ходорковского никак нельзя было не посадить после того списочка собственников с процентами долей.
2. А Путину никак нельзя никуда уходить: рухнет все к чертовой матери и станет вообще непонятно, кому что принадлежит и даже принадлежит ли хоть что-то хоть кому-то.
3. Потому Путин никуда и не уйдет.
(Выстрел. Занавес.) Вернее: (Занавес. Выстрел.)
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 33 comments